Новости Владивосток

Роман Рейн во Владивостоке: «Музыкант, если он хочет быть успешным, должен быть вне моды»

Во Владивостоке прошел концерт бывшего владивостокского рокера, а ныне маэстро декаданса из Питера, Романа Рейна.

Музыканты почти двое суток не спали — наш город был 17-м в туре, в субботу они "отыграли Halloween" в Питере, а потом сразу в Москву — и к нам. Сразу после концерта корреспондент VL.ru побеседовал с Романом о Владивостоке, Питере и музыке.

Ощущение от Владивостока прошлого, из которого вы уехали, и нынешнего — перерытого, перестроенного изменилось?

Это родной город. Его дыхание и пульсация живут во мне, как я могу от него отрекаться? Я живу в Питере, но душой и корнями я привязан к Владивостоку. Я - как дерево — ноги во Владивостоке остались, а ветви — пока в Питере. Пока — потому что в ближайшее время я планирую переезд в Москву.

Владивосток - индустриальный, молодой город, город молодежи и студентов. Особенно в сравнении со старым Питером, где все пропитано творчеством. Если провести творческие параллели, сравнивая Москву с Питером и Владивосток с Хабаровском, то Владивосток тут выступает в роли Москвы, а Хабаровск — Питера. Совпадают пульсации. Во Владивостоке происходит эдакое творческое «варение», сюда все стекается. Но это «варение» слишком наваристое, бурлящее. А Хабаровск — инертный, как Питер, у него более мягкая энергетика и более мягкая пульсация. Он мыслит в большей степени творчески, а не коммерчески.

Любой музыкант, играющий свою музыку, мечтает быть популярным, знаменитым и зарабатывать себе на жизнь собственным творчеством. И я не исключение. Поэтому я уехал в Питер. Но не только и не столько из коммерческих соображений. Я поехал в Питер чему-то научиться, вырасти именно творчески, а потом уже ехать в бурлящую Москву.

После того, как ваш клип «Королева» победил в "Имхочарте" одного из самых популярных музыкальных телеканалов, «темной сцене» в нашей стране стало легче выходить «на свет»?

Телевидение не способно принять нашу эстетику. Нас почему-то посчитали оппозицией. Только не понятно - кому? Нас обвинили в некрасоте. Мы спорим, предпринимаем шаги, чтобы пробить эту брешь. Мы не пытаемся войти в самые популярные течения, но хотим остаться вне моды и показать, что в нашем творчестве есть мелодика, есть то, чего не хватает нынешнему шоу-бизнесу.

Публика в настоящее время находится на той стадии, когда идет глобальное пересыщение всем. Эпоха эта еще не родила своих громких имен. Девяностые дали свои легенды, в нулевых тоже было что-то интересное. А сейчас десятилетие началось никак. Публике нужен какой-то сумбур, чтобы отвлечься. По прошествии некоторого времени музыка, как явление, а не как эксперимент, пойдет дальше. Мы сейчас видим спад, но это временно.

Роман Рейн через 10 лет, какой он?

Я не стал бы делить свое творчество на десятилетия. Единственное, чего я никогда не буду делать, это исполнять чужую музыку. Музыкант, если он хочет быть успешным, должен быть вне моды. Задача любого музыканта - делать свой звук, свою эстетику. Только в этом заключается успех. Если мы будем кому-то подражать (а подражать очень хочется!), то это тупиковый путь. У меня, например, кумир — Гэрри Ньюмэн. Но он бесподобен именно для своей музыки. Я из принципа никогда не буду делать кавера. Они спеты авторами именно так, как надо. Я не смогу сделать это лучше. Самое главное в песне - это фонетика, слова, текст. И они должны "ложиться" на голос певца. Я нашел свой стиль, который подходит под мой голос. Все свое время, силы и жизнь я направил, чтобы сделать свою музыку музыкой вне моды. Чтобы, говоря "Роман Рейн", люди подразумевали что-то определенное - по драматургии, по стилю и по звучанию.

Кирилл Рублев, специально для VL.ru

 — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru
 — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru

Загружаем комментарии...

Полная версия сайта