Новости Владивосток

«Отцы» фестиваля KLIK!: анимация и революция — где-то рядом (ИНТЕРВЬЮ; EXCLUSIVE)

Два дружелюбных парня, добравшихся в город у самого синего моря из далекого и вольного Амстердама, сидят передо мной и пьют кофе. "Отличный кофе, гораздо лучше, чем в Москве", - улыбается Тобиас. Сюда они прилетели сегодня утром, а уже через пару часов Тобиасу Тигелару и Дарио ван Вре предстоит в очередной раз знакомить Владивосток с лучшими образцами того, что называется "современной анимацией". Иначе говоря, мультиками. И если кто-то считает, что мультфильмы - не самое серьезное занятие для успешного молодого европейца (денег не заработаешь, славы не добьешься...), - у Дарио и Тобиаса есть пара слов в запасе, чтобы его переубедить.

- Дарио, Тобиас, я знаю, что Владивосток — это самая восточная точка на карте, где вам доводилось бывать, хотя Тобиас уже был в Монголии. Тем не менее, во Владивостоке любят повторять, что здесь, конечно, уже не Европа, но еще не Азия — что-то «между». А для людей, живущих в "настоящей" Европе, что прежде всего бросается в глаза? В чем разница между нами и той же Москвой, например — взгляд со стороны?
- Вы очень сильно отличаетесь от Москвы, и это заметно сразу же, хотя мы прилетели в ваш город только сегодня утром. Еще из самолета видно, что здесь гораздо меньше снега и гораздо больше красок. Возможно, благодаря тому, что Владивосток — портовый город,как и Амстердам, я чувствую себя здесь гораздо комфортнее, нежели в Москве. И девушки у вас, несомненно, красивее — даже сравнивать нельзя!

- Самые красивые девушки всегда живут в портовых городах!
- Это верно. А почему так, интересно?

- Наверное, потому, что моряки — главные ценители женской красоты. Но здесь у нас ценят не только красавиц, но и «духовную пищу»: фестивали KLIK! во Владивостоке принимают «на ура!». А кто ваш «обычный зритель» в Европе? Можно ли нарисовать его портрет? Или такого нет, и увидеть лучшую европейскую анимацию приходят люди всех возрастов и убеждений?
- Средний возраст нашего зрителя — это 20-30 лет, то есть смотрят показы KLIK! люди преимущественно молодые. У этого есть объяснение, уходящее корнями в историю: базой фестиваля в Амстердаме стал кинотеатр «Критерион», созданный после Второй Мировой войны студентами и для студентов. Он стал отдушиной для молодых людей, дал возможность показывать те фильмы, которые действительно были нужны новому поколению. Сейчас нечто подобное организовано в бывшей Югославии, тоже пострадавшей от войны. Но мы, конечно, не зацикливаемся на студенчестве и молодежи — стараемся привлечь всю возможную аудиторию. И это удается: KLIK! стараются не пропускать профессиональные режиссеры, аниматоры, деятели мира рекламы.

- Так же, как о России в мире устоялся стереотип «vodka-matryoshka-balalayka», так же и в нашей стране живет устойчивый миф о Голландии - «самая свободная страна Европы, а Амстердам — столица свобод и вседозволенности, где разрешено всё». Отсюда два вопроса: насколько это мнение близко к истине? И есть ли связь между амстердамским «духом свободы» и появлением фестиваля независимой анимации KLIK!?
- Конечно, вокруг Амстердама есть некий ореол свободы, но он держится, в первую очередь, потому, что весь остальной мир так считает — приходится соответствовать. Но не стоит думать, что в Амстердаме нет законов и порядка — наоборот, там действуют весьма строгие правила. Люди в Амстердаме действительно чувствуют себя свободными, но сейчас толерантность в обществе пошла на убыль — по разным причинам. В парламенте буквально одно место получил депутат ультраправой партии — и это уже заставило людей опасаться «урезания» свободы.

Несомненно, из-за амстердамской атмосферы свободы мы хотели сделать фестиваль, который был бы полностью независим от политических, общественных, религиозных организаций. В Голландии есть крупные фестивали анимации, которые поддерживаются религиозными обществами — такие фестивали вынуждены вводить цензуру: они не могут показывать «шок-контент»: обнаженную натуру, смелые шутки на тему веры, семьи, морали. А мы свободны от этого. Мы иногда нарочно отбираем шокирующие, провоцирующие мультфильмы, потому что знаем, что в Голландии их показать может только KLIK!. К тому же, свободолюбивая команда фестиваля KLIK! — это люди со всего мира, очень мало кто из нас родился и вырос в Нидерландах. Так что мы независимы и от нашей независимости (смеется).

- Прозвучала фраза «мы нарочно отбираем шокирующие ленты». Это «искусство ради искусства», нацеленное именно на «шок и трепет» зрителя? Или критерием отбора все-таки служит талант авторов? Этот вопрос очень актуален для России, потому что здесь в последнее время возбуждают уголовные дела против «арт-групп», которые с точки зрения богемы занимаются искусством, а с точки зрения закона— нарушают общественный порядок. Художники попадают за свои перфомансы в СИЗО...
- Да, мы слышали о том, что у вас сажают за решетку художников — в частности, пострадала арт-группа «Война». И нам кажется, что подобные вызывающие, дерзкие акции происходят как раз от обилия запретов в вашей стране. Ваши художники вынуждены прорывать барьеры запретов шокирующим образом, хотя если бы они сосредоточились только на искусстве, а не на преодолении запретов, можно было бы сказать то же самое более мягко, более приемлемо для окружающих, не бросая вызов. А в Амстердаме люди и так свободны, им нет нужды что-то преодолевать, они могут себе позволить сосредоточиться на чистом искусстве.

- А KLIK! чурается политики? Или вы «со своим народом там, где он, к несчастью, был»?
Мы прекрасно понимаем, что анимация — это орудие. Поэтому и на KLIK мы ввели номинацию «Политическая анимация» - это уникальный прецедент, такого нет ни на одном фестивале мира. Мультфильмы даже лучше карикатур в газетах: они красочны, выразительны, они позволяют автору максимально доходчиво передать свои мысли.

- То есть можно сказать, что революция в Египте, попытка переворота в Ливии проходят не без «артподготовки» мультфильмами? Анимация и революция — где-то рядом?
- Несомненно. В Египте люди сразу же начали рисовать карикатуры на Мубарака, это и стало символом свободы: раньше они не могли позволить такого. Думаю, что мы и мультфильмов про Мубарака дождемся, хотя анимация — дело долгое, а на войне ты все-таки в первую очередь думаешь о том, как бы выжить.

- Недавно Кэмерон выпустил фильм «Аватар», где из «обычного» фильма — только актеры, а вся окружающая реальность — из мира компьютерной анимации. Как вы считаете, настанет ли день, когда граница между художественным фильмом и мультфильмом исчезнет навсегда, и условный «режиссер», вооруженный самыми современными гаджетами, сможет снимать «кино», не имеющее вообще никакой связи с реальностью, так, что мы этого не заметим? Или анимация и художественные фильмы будут идти рядом, как кино и театр, к примеру?
- Думаю, что они всегда будут существовать отдельно и отличаться друг от друга. В анимации ты ищешь образ и создаешь его с нуля, а в фильме — удачный кадр, ведь образы у тебя уже есть. В фильме анимация нужна, чтобы улучшить картинку или показать что-то, не встречающееся в реальности, невозможное. А в анимации изначально возможно всё, и задача художника — выбрать из всего что-то свое. В фильме режиссер постоянно получает «подарки» от актеров: они превосходят его ожидания, вводя какие-то находки, детали, изюминки. А в анимации художник может рассчитывать только на себя: никто ему не поможет и не подскажет. Сейчас граница между анимацией и художественным фильмом размыта, мы постоянно спорим с коллегами, где же она. По-моему, если я «оживляю» обычный камень — это уже не спецэффект в фильме, а анимация. Анимация — это когда ты вдыхаешь жизнь в безжизненное.

- Во Владивостоке KLIK! проходит уже в третий раз. А у вас есть какие-то цели, чекпойнты, достигнув которых, вы переключитесь на другой проект? Или KLIK будет радовать зрителей до тех пор, пока у вас есть силы им заниматься?
- Нам кажется, что даже если вдруг и будет достигнута какая-то цель, мы просто поставим перед собой новую. Фестиваль уже живет своей жизнью, это совершенно потрясающий организм, и наша команда постоянно пополняется новыми людьми. Может быть, его будут делать наши друзья — это не имеет ровным счетом никакого значения. Как сказал один наш товарищ, «мультипликация — самая важная часть культурного достояния человечества, и мы стремимся к мировому господству» (смеется).

- К вопросу о культурном достоянии. Россия — наследница анимационных традиций Советского Союза, а в Советском Союзе жило четкое убеждение, что наши «мультики» - лучшие в мире. И сейчас родители, понимая, что детям интересны и Шрек, и Дисней, и анимэ, все-таки частенько говорят: да, это всё здорово, но вот возьми посмотри эти мультфильмы. А этим мультфильмам — 30, 40, 50 лет. Где-то еще в мире есть подобное трепетное отношение к родной анимации?
- С большим уважением к родной анимации относятся и во Франции, и в Чехии, и в Японии. Но в России мультфильмы стали новым способом рассказывать сказки: это продолжение фольклора, причем часто у вас из нескольких старых историй получалась одна совершенно новая. В этом, пожалуй, своеобразие российской мультипликационной школы.

- Если речь зашла о Чехии и старой мультипликации... Скажите, среди молодежи в Европе есть «наследники» таких мастеров, как Ян Шванкмайер, к примеру, который снимал на обычные камеры настоящие «объекты»: поленья, камни, куклы? Или сейчас молодежь делает анимацию, только по уши обложившись iPad'ами?
- На самом деле, сейчас в Европе люди устают от однообразной анимации, сделанной в 3D. Она может быть сколь угодно красивой, но в нее не веришь. Идет возврат к объектной («кукольной») анимации: молодые аниматоры хотят работать с тем, что можно потрогать, - с бумагой, например, очень много интересных идей рождается. При этом действительно old school мало кто работает: все-таки постпродакшен делается на компьютерах. Но это даже хорошо: благодаря их доступности, доступности программного обеспечения, люди приходят в мультипликацию и возвращаются к корням. Новые технологии, таким образом, по большому счету, развивают старые.

- Последний вопрос. Поскольку мы все-таки делаем веб-сайт, скажите: как помогает Интернет в организации такого смелого и независимого проекта, как фестиваль анимации KLIK! ? В последнее время модно стало говорить, что на «традиционные СМИ» надо плевать, а успех и известность придут к молодым творцам только в Сети...
- Мы делаем наш фестиваль для того, чтобы люди собрались вместе, поработали вместе, вместе посмотрели ленты и вместе их обсудили. По большому счету, эти мультфильмы можно увидеть и в интернете — но какой же это будет фестиваль? С другой стороны, Сеть расширяет возможности для начинающих мультипликаторов: им не нужно искать дистрибьютора, чтобы выпустить ленту, а можно сделать файл в высоком разрешении и сразу прислать его нам. Но для того, чтобы тебя заметили в Сети, мало выложить туда свой мультфильм: таких мультфильмов там миллионы. Нужно сделать что-то особенное, выдающееся — просто так тебя там никто не узнает. Чтобы о тебе написали газеты, нужно иметь знакомых журналистов. А в Сети ты встречаешься с тем, что о тебе пишут люди с другого конца земли, которых ты не знал и не узнаешь никогда.

Беседовал Игорь Сорокин
Дарио ван Вре — newsvl.ru Дарио ван Вре, Тобиас Тигелар — newsvl.ru Дарио ван Вре, Тобиас Тигелар — newsvl.ru зрители в клубе Placebo — newsvl.ru Дарио ван Вре, Тобиас Тигелар — newsvl.ru Дарио ван Вре, Тобиас Тигелар — newsvl.ru Алексей Коропский, Дарио ван Вре, Тобиас Тигелар — newsvl.ru
Дарио ван Вре — newsvl.ru Дарио ван Вре, Тобиас Тигелар — newsvl.ru Дарио ван Вре, Тобиас Тигелар — newsvl.ru зрители в клубе Placebo — newsvl.ru Дарио ван Вре, Тобиас Тигелар — newsvl.ru Дарио ван Вре, Тобиас Тигелар — newsvl.ru Алексей Коропский, Дарио ван Вре, Тобиас Тигелар — newsvl.ru

Загружаем комментарии...

Полная версия сайта