Новости Владивосток

Эксперт: новый закон «Об охоте» помешает лишь приморским олигархам

Совсем недавно VL.ru писал о готовящихся в Приморье обращениях к премьеру Путину с просьбой вмешаться в ситуацию и не дать сгинуть охотничьим хозяйствам в крае. Дескать, новые ставки за пользование лесными участками настолько высоки, что на легальном таежном промысле можно ставить крест. Однако у тех, кто знает положение изнутри, есть и другая точка зрения. С предложением прокомментировать ситуацию VL.ru обратился к эксперту - опытному охотнику, путешественнику, писателю Михаилу Арсеньеву.

Перед этим напомним вкратце, что в апреле в России начал действовать новый закон «Об охоте». В переходный период, связанный с изменением законодательства, охотничьи хозяйства должны платить за пользование участком государству определенные суммы. В июне этого года правительство приняло постановление, уточнив ставки этой платы по стране, – 1–10 руб. за гектар.

Приморью была определена максимальная ставка, причем такие же расценки установлены только для Московской области. К слову, ставки в Алтайском крае установлены 5 руб. за 1 га, в Хабаровском крае и на Камчатке – 1 руб. В связи с этим рабочая группа во главе с депутатом ЗакСа Александром Ермолаевым готовит обращение в премьеру Путину с просьбой снизить ставки.

"Неприкрытым лукавством" назвал такие требование эксперт - Михаил Арсеньев:

- Когда различные радетели за народ начинают говорить о высоких ценах за аренду охотничьих угодий, то они забывают сказать главные вещи:

Первое. Эти деньги не требуют с охотпользователя прямо сейчас или даже завтра. Эту ставку надлежит выплатить только после того как у охотпользователя подойдёт к концу нынешнее соглашение. Что, в большинстве случаев, случится не через год и не через два, а через пять или через десять (в ряде случаев – через двадцать) лет.

Второе. Сумма эта – выплачивается не ежегодно, а одноразово, при переоформлении охотпользовательского соглашения. То есть, если рассматривать её как спроецированную хотя бы на 25-летний период, то она выглядит вполне щадяще. То есть, когда пишут, что «Среднее местное хозяйство в год получает в виде сборов за членство в охотничьем клубе около 250 тыс. руб. При этом за землю ему придется заплатить 1,5 млн. руб», то забывают указать, что 1,5 млн руб ему придётся уплатить за весь период аренды.

Третье. Не секрет, что вся территория Приморского края покрыта сплошной сетью охотничьих хозяйств, де-факто, принадлежащих или отдельным очень богатым лицам, или группам таких лиц. При этом «расходы на строительство инфраструктуры, создание имиджа хозяйства, но главное, на охрану и воспроизводство живущих здесь животных» распространяются лишь на небольшой кусок земли непосредственно вокруг усадьбы таких хозяев (обычно не более 15 тыс. га) и совершенно никак не сказывается на ситуации во всём остальном хозяйстве площадью в десятки, а то и в сотни тысяч гектаров. Что не мешает охотпользователям а) брать деньги за путёвки на этих неохраняемых, но тем не менее, контролируемых ими угодьях и б) ломить несусветную ежегодную плату за субаренду промысловых участков для коренных жителей края, что и вовсе противоречит законодательству.

Возможно, предлагаемые законом меры несколько сократят территории этих охотничьих хозяйств, предоставив место для других охотпользователей. Кроме того, они высвободят значительные территории, которые могут быть или переведены в угодья общего пользования с равным доступом всех охотников края (чего нет в арендованных хозяйствах) или присоединены к существующим особо охраняемым территориям – заповедникам и заказникам края.

Это было бы весьма логично. Ибо когда охотпользователи утверждают, что они сейчас имеют какие-то экономические стимулы для сохранения амурского тигра и дальневосточного леопарда – то это такое же лукавство как их плач Ярославны по поводу высоких ставок перезаключения охотпользовательского соглашения.

Отсутствие роста численности тигра на Дальнем Востоке объясняется лишь тем, что не менее 10-12 процентов его численности (а это 40 – 60 зверей) ежегодно уходит в неконтролируемый отстрел. То есть в браконьерство. Именно на территориях этих вот охотхозяйств, где процветают «расходы на строительство инфраструктуры, создание имиджа хозяйства, но главное, на охрану и воспроизводство живущих здесь животных».

И последнее. Скажите мне, где уже сейчас этот «легальный охотничий промысел» в Приморье?!

Загружаем комментарии...

Полная версия сайта