Новости Владивосток

Семен Альтман: давайте вместе поможем «Лучу-Энергии» остаться в премьер-лиге

Новый тренер владивостокского "Луча-Энергии" Семен Альтман дал большое интервью официальному сайту клуба.

— Семен Иосифович, расскажите о своих первых впечатлениях от города, от команды. Плюсы, минусы и чего больше?

Владивосток я увидел только когда приехали с базы на автобусе сюда на стадион, потому что просто не было времени познакомиться с городом. Но я наслышан о вашем крае, правильнее – о нашем крае, извините, поэтому мне особо не надо было таких впечатлений набираться.

То, что касается команды, то мы – в процессе, осваиваемся. Конечно, безусловно, у нас есть проблемы, которые надо решать. Проблемы – в подготовке футболистов, это естественно. Те футболисты, которые провели большую часть матчей, находятся в лучших физических кондициях. Вся обстановка, связанная с их состоянием, её не так просто определить, потому что всё основывается на наблюдениях, на экспертной оценке мною. Провести тестирование как педагогическое, так и психологическое не удается, да и нет техники особой под руками и специалистов. Не хотелось бы говорить о своих предшественниках, но до нынешнего момента это не велось. Определять состояние нужно по этим показателям, поэтому мне приходится все это решать визуально. Сборники, которые прибудут прямо накануне, не пройдя с нами подготовку, и в каком состоянии они приедут – вопрос. Последнее – это вопросы реаклиматизации, то есть команда вернулась из небольшого отпуска, и обычно на акклиматизацию уходит меньше времени, чем на реаклиматизацию, наука говорит.

— За время, что вы провели с командой, уже наверняка узнали о слабых местах, не могли бы вы их обозначить, и конкретно, над чем будете работать. Физика, тактика?..
— Наша футбольная подготовка состоит из 4 видов, физическая, техническая, тактическая и психологическая, все должно быть в комплексе. На чем-то одном выйти очень сложно. Поэтому подготовка должна быть интегральная. Как я уже сказал, сложности стоят в определении состояния игроков команды. То, что касается игр, которые прошли, и какие слабые места, я думал, вы мне поможете в этом плане. То, что я видел по ТВ – экран не дает общей картины. Времени у меня мало, футбол надо смотреть вживую, чтобы воспроизвести общую картину. В этом плане есть определенные сложности. Будем надеяться на опыт, интуицию, чтобы выбрать состав и определить состояние, что я и делаю. Все эти вопросы связаны с моей исследовательской работой и накопленным опытом. Есть определенные просчеты – то, что касается по линиям. Вы все видели игру команды, болельщики неудовлетворенны игрой, потому что, как у нас говорят, «не поставлена игра». На это есть объективные причины, это потеря ключевых игроков. 4 человека ушло – а это 40 процентов состава, достаточно много. Много влилось в последний момент, и как их вписать в игру - тоже проблема, поэтому говорить, что защита плохо играла, или нападение, или полузащита- неправильно. Обороняется и атакует вся команда, поэтому за это короткое время я хотел бы кое-какие связи наладить, чтобы команда работала синхронно, чтобы была связь между игроками обороны и атаки. Тогда мы может быть не будем пропускать мячи после банальных передач через центр и наладим определенные сочетания, кому с кем лучше играть. Вот это моя задача. Времени, жаль, нет, но мы работаем при конкретных условиях с конкретным контингентом футболистов.

— Вас этот контингент устраивает, потому что вы пришли, по сути, в уже готовую команду, и никого не можете с собой привести.
— Я вам скажу по-одесски: «А что делать в этой ситуации?». На вопрос вопросом в Одессе отвечают. Я же говорю, мы работаем в конкретных условиях с конкретным контингентом. Устраивает, не устраивает – надо работать с тем, кто есть. Удовлетворил я ваш ответ?

— Вы говорите о том, что команду только приняли, и еще надо провести анализ, но по игре видно, что ввели свои коррективы. Например то, что Гвазава выведен на роль второго форварда или то, что Стрельцов переведен на правый фланг обороны, хотя он там никогда не использовался. То есть, у вас какое-то чутье? Вы видите: вот – это правый защитник, а это – нет…
— Давайте не будем делать далеко идущих выводов. Я провел индивидуальные беседы с каждым, получил информацию по видеозаписи, провел пару тренировок, теоретические занятия, опирался на то, что есть и предложил ребятам системное видение, которое у меня есть. Естественно, если бы я сейчас все сломал, и мы бы начали наигрывать что-то новое, то мы бы от старого ушли, а к новому не пришли. У меня стояла задача – подкорректировать те моменты, которые были, ту расстановку, которую они применили, положить лучшее в нашу систему, по моей философии, которая соответствует современным системам видения. Поэтому говорить, что Гвазава играл «натянутого», он итак сейчас играет нападающего, его там и использовали. Леван – единственный футболист, которого я знаю давно, мальчиком у нас в Кишиневе занимался, правда я уже тогда не тренировал, а работал мой коллега Скрипник. Гвазава работал под его началом в «Зимбру». Поэтому, как вы говорите, каких-то глобальных перестановок не может быть, потому что универсализация – это не прихоть, не дань времени, это от склада характера. На сегодняшний день у нас нет голой универсализации, о которой говорил Лобановский. Каждый занимается своим делом на футбольном поле, потому что один делает это намного лучше, другой делает что-то другое лучше, и каждый должен по складу своего характера выполнять работу по душе, и иногда действовать в интересах команды.

— Ваш знаменитый «черный чемоданчик» с вами? Система, которую вы ведете с 91 года?
— Это компьютер, мега-база, разработанная нами программа, которая прогнозирует и проверяет тренировочный процесс. Она постороена на педагогических принципах. Наглядность. Футболисту лучше один раз увидеть, чем объяснять «на пальцах». Программа заменят обыкновенную доску, где руками можно двигать только 2 фишки, а здесь все 11 футболистов еще и 11 футболистов соперника перемещаются, и можно смоделировать все действия.

— Количество оставшихся игр – всего шесть. Что вы знаете о соперниках, и кого больше опасаетесь, и какой матч считаете ключевым?
— Такая ситуация, что сегодня нельзя распределять игры на основные и второстепенные. Любая игра может быть построена от обороны. Выездная предусматривает контригру, ибо без контригры ошибку какую-нибудь допустишь. На это уповать нельзя. Футбол – гармоничная игра, и я не хочу говорить банальных истин, что команда играет, так как ей позволяет соперник. Естественно, против более сильной команды в подборе игроков и техническом мастерстве избираешь одну тактику, при равном сопернике – другую. Это стратегические моменты, связанные в видении, как длительных соревнований, так и, непосредственно, игр. Мы над этим работаем на теории, я объясняю ребятам и довожу до них.

— Не беспокоит ли вас вратарская линия. Психологическое состояние Стойкича после 8-ми пропущенных голов от «Зенита»?
— Этим вопросом мы тоже занимаемся. Это достаточно опытный голкипер, с другой стороны у меня нет столько времени работы с ним, чтобы конкретно ответить. Буду думать, решать, пока два вратаря есть, опытные. Поляков давно не играл. Есть опасения, но пока по работе нет никаких претензий в этом плане. У нас еще есть время, ближе к игре будем решать эту проблему. Может, придется и интуитивно определять. Конечно, есть проблема, и из нее надо выходить.

— Серые схемы в футболе. Могут ли они помешать «Лучу»? Вулич сетовал на перелеты, когда не получалось. Если у вас все получится, готовы ли работать дальше?
— Я вообще ничего не боюсь, я в таком возрасте, что мне в принципе бояться мне нечего. Я же работал в Корее, правда мы так часто не летали, конечно, это откладывает определенный отпечаток на организм человека, а спортсмена - тем более. Мне придется изучать, как это влияет на функции организма, которые определяют спортивную форму. Это еще предстоит. Чего там боятся? Сетовать на что-то можно будет потом, но уже никому не будет интересно. Считаться с этим нужно, безусловно, и сейчас мы выстраиваем, как готовиться, как играть. Я никогда нигде не работал временно, и если моя работа устроит руководителя, мне все понравится, я вам подойду, болельщикам, тогда этот вариант не исключен, и мы этот вариант оговаривали в контракте. Я готов работать. Это довольно интересный край, хороший край. Но, опять-таки, тогда будут стоять вопросы непосредственно об улучшении материально-технической базы, ДЮСШ, чтобы был фундамент, а не как сейчас – здание шатается… Это – не наша вина, но наша беда. Будем предпринимать всё возможное, но загадывать ничего не надо. Никогда не говори никогда. В этом плане тоже.

— Кто с вами пришел в команду?
— Скрипник Александр Николаевич, мой бессменный помощник. Вместе работали в Кишиневе, в «Черномеорце», донецком «Металлурге». Опытный тренер, он и у меня тренировал. Потом конечно доукомплектуем штаб, ибо здесь есть тренеры, у них контракты, они работают с клубами до конца чемпионата. Потом будем с руководством обсуждать. Я уповаю на своего помощника и на тех, кто работает здесь. Преемственность присутствует.

В заключении хотел бы обратится к вам и к болельщикам. Мы сегодня в сложной ситуации, и нам нужна и ваша помощь, и помощь болельщиков. Давайте все вместе сделаем все возможное, что от нас зависит, чтобы наша команда осталась в Премьер-лиге. Все что мы можем, вы, болельщики, а там уже как Бог рассудит!

Загружаем комментарии...

Полная версия сайта