Новости Владивосток

Тихоновецкий: Забью «Лучу» и извинюсь перед болельщиками

Весь июнь Александр Тихоновецкий, теперь уже экс-форвард «Луча-Энергии», провел в Краснодаре. Пока «Луч» тренировался в Австрии, «Кубань» за один день сняла Тихоновецкому квартиру на Ставрополье, он перевез в нее из Владивостока жену с дочкой и начал тренироваться под началом экс-тренера «Луча» Сергея Павлова. А трехлетний контракт с командой первого дивизиона подписал только в конце прошлой недели. Предлагаем читателям откровенное интервью экс-форварда "Луча", опубликованное на страницах "Советского Спорта".

– Руководители «Луча» так долго не отдавали мой трансфер в «Кубань» только потому, что 5 июля команды премьер-лиги еще играют старыми составами до начала дозаявок, а у владивостокцев на заявку людей не набирается. Вот они и хотели, чтобы я за них пятого сыграл, а потом в «Кубань» ехал.

– Ну и выручили б бывший клуб напоследок…

– Да вы что думаете, меня об этом по-человечески попросили? Мне сказали: «Отыграешь пятого – и можешь валить куда угодно. Ты нам не нужен!». А если я пятого числа травму получу? Они ж мне звонить начали после того, как сами дали письменное разрешение на отъезд в «Кубань», но самолет «Луча» приземлился в Австрии, Вулич не нашел меня среди игроков своей команды, очень удивился и приказал меня вернуть.

– А почему домой не вернулись? Подались на юг на заработки?


– Спасибо, и вы туда же! Не успел я уйти – замелькали в местной прессе заголовки: «Тихоновецкий погнался за большим рублем». А вы знаете, что этот Тихоновецкий, который отыграл во Владивостоке шесть лет, был самым низкооплачиваемым футболистом во всей команде? Меньше меня в «Луче» не получал никто. Надо мной дублеры смеялись. Пацаны восемнадцатилетние. А Ибадов (исполнительный директор «Луча-Энергии». – Прим. ред.) сейчас рассказывает, что я был самым дорогостоящим игроком «Луча». Еще чуть-чуть – и он меня доведет: я скажу, у кого из нас какая зарплата была…

– А где вы видели щедрых руководителей? В московском «Спартаке» уже стали легендой бесплодные походы Торбинского к Федуну…

– …я к Ибадову не ходил. А на повышение зарплаты только намекал.

– Как?

– Ну, к примеру, Первого мая пошли мы на парад. Идем, маршируем по Владивостоку, а сами прямо в шеренге пробираемся к Ибадову вдвоем с нашим начальником команды. И тот ему говорит: «Али, давай ему поднимем зарплату!». А Ибадов в ответ: «Ну, пускай он еще парочку забьет – и тогда поднимем». Итак, сыграли мы с «Локомотивом» и «Томью», забил я дважды – и говорю: «Ну, я забил два гола – подымайте мне зарплату!». «А я, – говорит Ибадов, – не решаю такие вопросы!». Во Владивостоке даже Дарькин не знал, сколько я получаю. А когда услышал, в шоке был и велел, чтобы мне денег прибавили и квартиру дали.

– Дали квартиру?

– Дали. В элитном доме. Только я за эту квартиру четыре года бился! Сначала никак не хотели давать, а потом, когда меня дисквалифицировали, сказали: «Мы тебе квартиру даем? Вот давай играй за нее!». И я полгода (весь срок дисквалификации за употребление марихуаны. – Прим. ред.) даже зарплату не получал – мне тогда деньги исключительно на пропитание выдавали, на еду.

– Тогда удивительно, как вам все-таки умудрились квартиру отдать…


– Да мне ее отдали, только чтоб я на КДК не подал: «Лучу» надо было меня продавать, а мне по контракту давно была квартира положена: ее еще много лет назад в качестве подъемных в мой контракт вписали. Но «вручить» должны были только по истечении трехлетнего соглашения. А через два года подступила дисквалификация – и они под это дело со мной новый контракт заключили. «Голый». С прежней зарплатой. До сих пор по всему Владивостоку и всей России слухи ходят, что в клубе с марихуаной меня специально подставили, чтоб квартиру не давать… Меня тогда вообще хотели из команды выкинуть, но Павлов, единственный, за меня вступился.

– Сколько вы не доиграли в «Луче» до истечения контракта?


– Полгода. Зимой они заломили за меня такую цену, что меня никто не стал покупать. Даже «Тереку» денег не хватило… А к лету в «Луче» решили, что хоть что-нибудь за меня надо поиметь – и продали.

– А вас Павлов когда начал к себе сманивать?


– Да Сергей Александрович (Павлов. – Прим. ред.) не успел принять «Кубань» – тут же позвонил мне и еще нескольким игрокам «Луча». Тем, в отличие от меня, сразу решили контракты повысить. А мне сказали: «Ну, хочешь – оставайся… хочешь – уходи…». И что я должен был делать? Мне двадцать девять лет, у меня двое детей – и мне деньги нужны. Сделай они мне нормальный контракт – я бы за «Луч» до конца своей футбольной карьеры играл: это мой дом, все мои родные и близкие живут во Владивостоке. Поэтому я и хочу извиниться через вашу газету перед болельщиками: это не я ушел – это меня не захотели оставить в команде. Я в следующем году если забью в премьер-лиге гол «Лучу» («Кубань» пока занимает третье место в турнирной таблице первого дивизиона и претендует на выход в премьер-лигу. – Прим. ред.), то обязательно извинюсь перед болельщиками: я этот гол не команде забью, а руководству!

– Что у Вулича не заладилось во Владивостоке? Помните, как все весело начиналось: на сборах через кольца прыгали… А сейчас у Божовича в «Амкаре» все в шоколаде, а у Вулича команда одной ногой в первом дивизионе?

– Да все просто: у Божовича игроки остались, а перед приходом Вулича почти всю команду «распустили» – пять человек было. Вот он ее заново и собирал. Хороший он тренер: незлой, мягкий, отходчивый, и нам с ним все время было интересно. Кстати, после того как Дарькин прочитал в Интернете о том, как Вулич «сыт Россией», нам, игрокам, сказали, что Зорана снимут. Но потом все-таки решили оставить…

Оригинал материала читайте на сайте "Советского Спорта"

Загружаем комментарии...

Полная версия сайта