Новости Владивосток

Владимир Легойда: церковь не может быть прикольной!

Сегодня, 29 мая, во Владивостоке прошла презентация журнала "Фома" - как заявили когда-то его авторы, "православного журнала для сомневающихся". Специально для этого на один день во Владивосток прилетели главред журнала, зав.кафедрой международной журналистики МГИМО Владимир Легойда, и член редколлегии, священник Игорь Фомин.

Встреча с московскими гостями собрала в аудитории ДВГУ достаточно много гостей - не на каждую лекцию приходит столько студентов. Впрочем, сегодня в зале были не одни студенты - хватало и взрослых людей, причем далеко не все они были воцерковленными.

Открылась презентация двумя мини-фильмами, посвященными журналу. На экране сменяются знакомые лица: Сергей Лукьяненко, Елена Ханга, Павел Лунгин, Евгений Миронов, Дмитрий Дюжев. Все они - не только читатели "Фомы", но и его поклонники, каждому нашлось, что сказать. "Журнал проглатываю от корки до корки", "Меня самого можно назвать Фомой неверующим", "Когда человек состоялся в жизни, он начинает думать: а что дальше". Убедительнее всего смотрится на экране Дмитрий Дюжев. "Космос" говорит простые вещи простыми словами: "придешь в церковь, батюшка тебе велит читать акафист, но не каждый же его сразу поймет. Совсем другое дело этот журнал".

Кино закончилось - Владимир Легойда начинает отвечать на вопросы пришедших. А вопросов было немало.

- У вас состоялась презентация "Фомы" в Приморье. По какому принципу будет отбирать информацию для журнала из края?
- А вот как владыка Вениамин скажет, так и будем отбирать. У нас демократия (смеется).

- Как вы относитесь к идее создания православного информационного агентства во Владивостоке? Каковы, по-вашему, перспективы православной журналистики?
- К такой идее отношусь хорошо, но побаиваюсь, что профессиональная нишевость будет множиться. Ведь журналист не может быть православным - он должен быть профессионалом. А вот если этот профессионал будет православным человеком, то и работать он будет на пользу православия. Нельзя же сказать, что православный журналист жмет на клавиши так, а неправославный -  этак. Слово "православный" на обложке, я уверен, нас погубит. Оно сразу от нас отрезает ту аудиторию, которая не может назвать себя православной. Такая узкая нишевость опасна для издания. Просто в 96-м году, когда возник журнал, мы никак не могли назваться иначе.

- У вас выходит красочный, информативный журнал, его читает молодежь. Но не секрет, что главный источник информации для молодых сегодня - это интернет. А там можно найти множество всевозможной информации, причем зачастую антихристианского, экстремистского содержания. С точки зрения журналиста, политолога, скажите, стоит ли вводить цензуру в интернете?
- Я думаю, что начинать надо с семьи. В первую очередь, родители должны затратить усилия, чтобы оградить ребенка от всего того ужаса, что можно встретить в интернете. Ведь ребенок за месяц в сети себе может поломать психику на всю жизнь. Во-вторых, необходимо, чтобы в школах и в университетах в компьютерных классах исключить доступ учащихся к опасным сайтам. А ведь этого сегодня нет. Надо что-то делать, не стоять на месте.

- Как сделать так, чтобы в церкви было прикольно и весело, и интересно было ходить туда молодым?
- Понимаете, сделать это было бы несложно. Я во время своих лекций могу установить контакт с молодежью, и я не один. Но есть вещи, которые не должны веселить. Есть вещи, над которыми нельзя смеяться. В церковь люди идут потому, что там не так, как в мире. Если священники начнут разговаривать так же, как молодежь - "эй, йоу, мы такие прикольные!" - то молодежь отвернется: "а, да они такие же, как мы, даже пиво пьют". Церковь прикольной быть не может!

- Понимаете, у нас уникальная страна. От 60% до 80% населения себя относит к православным, но при этом треть не верит в загробную жизнь. В лучшем случае, они знают, что когда-то там надо поститься. Что это такое? Один политик недавно вообще заявил, что он "православный атеист". В лучшем случае, у таких людей православие - не религиозная, а культурная идентичность, не более того.

- Сегодня убежденных атеистов в России очень мало. Но с убежденными атеистами хотя бы есть о чем поговорить. Сегодня гораздо больше равнодушных. Они говорят: да, Бог есть, но я-то здесь при чем? Сегодня у нас эра равнодушия, и она, наверное, даже опаснее эры атеизма.

Загружаем комментарии...

Полная версия сайта