Новости Владивосток

С «Горизонтом» в субмарине: «каперанг» из Владивостока Валентин Труханенко сохранил 30 лет своей службы на фотопленке

Валентин Труханенко три десятка лет отдал подводному флоту, обошел полмира на атомных и дизельных субмаринах. И все это время не расставался с камерой. Герои снимков — его сослуживцы: штурманы, мотористы, торпедисты, корабельные врачи и санинструкторы, боцманы, матросы. Капитан первого ранга в отставке и один из самых известных фотожурналистов Приморья поделился с читателями VL.ru снимками из архива и рассказал истории своего морского прошлого.

В 1970 году Валентин Труханенко окончил высшее военно-морское инженерное училище имени Дзержинского в Ленинграде. Новоявленный инженер-электрик на самом деле хотел служить на Северном флоте, но партия направила успешного выпускника на Тихий океан.

- Я выбрал атомную подводную лодку на Камчатке, в порту, который с 1968 года называется Вилючинск. Новые подводные лодки, хорошие условия службы, денежное довольствие лучше, чем в Приморье... Начинал служить на атомной подлодке К-151, сходил на ней в «автономку». А когда мы пришли, оказалось, что экипаж перебазируется в Приморье. Попал я в бухту Павловского, на атомную подводную лодку К-122, - рассказывает наш собеседник.

Начинал он командиром группы автоматики и телемеханники, командиром электротехнической группы. А потом как секретарь партийной организации атомной подводной лодки пошел служить по партийно-политической линии. Закончил шестые «Высшие специальные офицерские ордена Ленина классы военно-морского флота». А после года учебы направили молодого человека на подводную лодку БУКИ-213, заместителем командира.

- Вот мы, например, сфотографировались на пульте управления. Втихаря сделали этот снимок. Мы — в разовых рубахах. Там пространство очень ограничено, и фотограф залез за пульт управления, - показывает нам снимок Валентин Евгеньевич. - Когда я служил на дизельной лодке, ходили в Индийский океан. Дважды, будучи на борту старшим по политической части, ходил в Камрань с лодками.

Во Вьетнаме, в Сомали встречали очень хорошо. Пиратов не было — в Индийском океане была оперативная эскадра, она включала в себя атомный ракетный крейсер, большой десантный корабль с усиленным батальоном морской пехоты, сторожевой корабль, тральщик, атомная и дизельная подводная лодка. Естественно, там все было хорошо.

- Как вышло, что у военного человека такое творческое хобби?

- Фотографировал я с детства. Но в 1979-1980 году занялся фотографией серьезно. Подумал: почему у некоторых получаются выставочные карточки, а у меня нет? Начал заниматься самообразованием. Теорию выучил — не хватало, наверное, практики. Открывалась тогда выставка «Приморская весна-83» - пришел я на нее, посмотрел работы, познакомился. Юрий Кириллович Луганский пригласил меня в народную фотостудию и тогда много мне помогал. А руководил объединением Георгий Иванович Хрущев.

Я пытался еще учиться фотографии в Москве, заочно в Народном университете искусств. Но в основном все мои «университеты» были после службы в ванной комнате. С 23.00 до 03.00, с инфракрасным светом, при закрытых дверях. Напряженно, конечно, было. Четыре часа, когда все ложились спать, я работал. Искусство требует жертв.

- На какую камеру снимали?

- Сначала снимал я в основном «Зенитом». Широкоугольных объективов не найти, с оптикой вообще проблемы были. Потом появился «Горизонт», панорамный фотоаппарат, 120 градусов. Я его модернизировал — наклеил «направляющие» 0,8 мм. из нержавеющей стали. У меня изменилось гиперфокальное расстояние — то есть резкость. Я ее приблизил, чтобы можно было фотографировать с полуметра. Правда, «бесконечность» ушла, но в подводной лодке это не нужно.

- Сослуживцы как реагировали на камеру?

- В основном нормально. Тогда это была редкость. Каждый хотел получить хороший снимок в дембельский альбом, себя увидеть. Но тогда у нас были не товарно-денежные отношения, а дружеские. Приносишь фото, даешь человеку — и должен сказать спасибо, что у тебя ее взяли, - улыбается капитан первого ранга.

По нашей просьбе Валентин Евгеньевич представил несколько своих снимков и рассказал, что изображено на каждом из них. Краткие истории читайте на подписях к фото.


Валентин Труханенко три десятка лет отдал подводному флоту. Сейчас капитан первого ранга в отставке - один из самых известных фотожурналистов Приморья — newsvl.ru В 1970 году Валентин Труханенко окончил высшее военно-морское инженерное училище имени Дзержинского в Ленинграде — newsvl.ru По нашей просьбе Валентин Евгеньевич представил несколько своих снимков и рассказал, что изображено на каждом из них — newsvl.ru Сверху: Сомали, порт Бербера, с местным жителем около памятника в честь советских моряков, помогавших строить порт. Снизу: "Coca-cola" для наших людей была редкостью. И впервые Валентин Труханенко попробовал ее в Сомали. "Стоила она так дорого, что пить ее сразу расхотелось. В переводе на наши деньги - рублей десять. А буханка хлеба - 13 копеек!", - рассказывает автор — newsvl.ru В бухте Улисс. "Варшавянка" 877 проекта — newsvl.ru Этот снимок сделан уже в то время, когда Валентин Труханенко работал фотографом в газете "Дальневосточные ведомости"  — newsvl.ru Рассказывает автор: «Это - старшина команды мотористов. Я его уговариваю: "Найди ключ самый большой". Он и принес» — newsvl.ru Подводная лодка приходит с боевой службы. Это бухта Малый Улисс. Встречает оркестр. На пирс бросают легость - чтобы подать толстый швартов, сперва кидают тоненький — newsvl.ru Лодка идет во Вьетнам, в Камрань. Уже появились спутниковые антенны, но чтобы не определялось местоположение лодки, приходилось их убирать — newsvl.ru Рассказывает автор: «Это — гелиотерапия. Снимок был на медицинской выставке в Швейцарии. На фото — моторист. Прошли Корейский пролив, "спустились" ниже, температура поднялась. В замкнутом отсеке — три дизеля по 2000 лошадиных сил каждый. Там жарко, шумно, выхлопные газы пробиваются через уплотнения. Щиплет глаза. Плюс качка. У многих идет нарушение водно-солевого баланса в организме, на коже появляется раздражение от макушки до пяток. Одному помогает йод, другому — краснуха, третьему — зеленка...» — newsvl.ru Рассказывает автор: «Этот снимок называется "Неисправность". Он получил много наград, в США вошел в каталог советской фотографии. Штурман плохо задраил уплотнение, и вода во время шторма залила репитер гирокомпаса. Теперь специалисту надо зачистить, перепаять, а паяльник слабый — приходится бегать, греть, спускаться-подниматься. Вторые сутки он паяет... Но в конце-концов запаял» — newsvl.ru Из рубочного люка выглядывает боцман — newsvl.ru Лодка только пришвартовалась, и моряку разрешили выйти на пирс. Три недели он не был на берегу. Сел, привязал разовую рубаху, «хватает солнышко». Впереди — Камрань, вьетнамский берег. Ему здесь быть еще год. Он коротко подстрижен, главным образом из-за правил гигиены. Мылись ведь соленой водой (пресная только для питья и приготовления пищи. 400 литров в сутки на экипаж) — newsvl.ru Снимок «В дрейфе». Четыре часа лодка без движения — newsvl.ru Рассказывает автор: "Санинструктор Мичурин. Что-то должны были делать как раз, а ему не по душе это было — вот он сидит такой отрешенный" — newsvl.ru Рассказывает автор: «"Завтрак торпедиста". Стоит раскладной стол. Места-то нет вообще. Я снимал панорамным фотоаппаратом в вертикальной плоскости. 120 градусов — захват. Я стою на металлической пайоле. И уже совсем близко — маховики. Люди спускаются, завтракают. Причем места хватает не всем сразу — подходят по очереди» — newsvl.ru Камрань, Вьетнам — newsvl.ru Рассказывает автор: «Это моторист. На коже у него пот и грязь. Качество фотографии не очень: пленка тогда была в 1000 единиц — светочувствительности не хватало, и приходилось перепроявлять ее, чтобы повысить чувствительность. Вообще-то на лодке выдают разовое белье на десять дней: полотенце, трусы, рубашка. Но мотористу не хватает. В целях экономии он остается в одних трусах, остальное снимает и работает» — newsvl.ru Рассказывает автор: «Это рулевой, стоит за штурвалом. Управлять лодкой сложно, к этому надо привыкнуть. У большой машины очень большая инерция. Все зависит от скорости, волнения. Резко руль переложил — она уйдет с курса, в другую сторону — она опять уйдет. Если лодка виляет, это плохо» — newsvl.ru «Морские забавы» — newsvl.ru «Морские забавы» — newsvl.ru Рассказывает автор: «В море было волнение, лодка погрузилась на глубину. Я не помню, что за операцию делали моряку. Нарыв какой-то или аппендицит. Врач, ему ассистирует командир БЧ-3 — торпедной боевой части. Рядом — химик-санинструктор» — newsvl.ru Рассказывает автор: «"Цветы другу". На этой фотографии все смеются и улыбаются. Возвращалась лодка с боевой службы, в мае. Смотрю — моряк залез на яблоню, ломает цветы. "Друг приходит..." Ладно, раз друг... Лодку встретили, строй распустили, моряки пошли в курилку. И он мне навстречу, с цветами! Оказалось, друг заступил на вахту... - Что делать с цветами, не знаю! - Как? Смотри, какой торпедист стоит! Ну и вручай ему! - А можно? - Конечно, можно!» — newsvl.ru Рассказывает автор: «"Ангина, браток". Сидел я в кают-компании. Моряк заходит, на горло жалуется. Врач что-то стриг — и прямо ножницами оттопыривает щеку. Ясно все, говорит, ангина. Рядом, если присмотреться, лежит еще один боец — спит. А на столе книжка: "Воину — о вреде религии"» — newsvl.ru
Валентин Труханенко три десятка лет отдал подводному флоту. Сейчас капитан первого ранга в отставке - один из самых известных фотожурналистов Приморья — newsvl.ru В 1970 году Валентин Труханенко окончил высшее военно-морское инженерное училище имени Дзержинского в Ленинграде — newsvl.ru По нашей просьбе Валентин Евгеньевич представил несколько своих снимков и рассказал, что изображено на каждом из них — newsvl.ru Сверху: Сомали, порт Бербера, с местным жителем около памятника в честь советских моряков, помогавших строить порт. Снизу: "Coca-cola" для наших людей была редкостью. И впервые Валентин Труханенко попробовал ее в Сомали. "Стоила она так дорого, что пить ее сразу расхотелось. В переводе на наши деньги - рублей десять. А буханка хлеба - 13 копеек!", - рассказывает автор — newsvl.ru В бухте Улисс. "Варшавянка" 877 проекта — newsvl.ru Этот снимок сделан уже в то время, когда Валентин Труханенко работал фотографом в газете "Дальневосточные ведомости"  — newsvl.ru Рассказывает автор: «Это - старшина команды мотористов. Я его уговариваю: "Найди ключ самый большой". Он и принес» — newsvl.ru Подводная лодка приходит с боевой службы. Это бухта Малый Улисс. Встречает оркестр. На пирс бросают легость - чтобы подать толстый швартов, сперва кидают тоненький — newsvl.ru Лодка идет во Вьетнам, в Камрань. Уже появились спутниковые антенны, но чтобы не определялось местоположение лодки, приходилось их убирать — newsvl.ru Рассказывает автор: «Это — гелиотерапия. Снимок был на медицинской выставке в Швейцарии. На фото — моторист. Прошли Корейский пролив, "спустились" ниже, температура поднялась. В замкнутом отсеке — три дизеля по 2000 лошадиных сил каждый. Там жарко, шумно, выхлопные газы пробиваются через уплотнения. Щиплет глаза. Плюс качка. У многих идет нарушение водно-солевого баланса в организме, на коже появляется раздражение от макушки до пяток. Одному помогает йод, другому — краснуха, третьему — зеленка...» — newsvl.ru Рассказывает автор: «Этот снимок называется "Неисправность". Он получил много наград, в США вошел в каталог советской фотографии. Штурман плохо задраил уплотнение, и вода во время шторма залила репитер гирокомпаса. Теперь специалисту надо зачистить, перепаять, а паяльник слабый — приходится бегать, греть, спускаться-подниматься. Вторые сутки он паяет... Но в конце-концов запаял» — newsvl.ru Из рубочного люка выглядывает боцман — newsvl.ru Лодка только пришвартовалась, и моряку разрешили выйти на пирс. Три недели он не был на берегу. Сел, привязал разовую рубаху, «хватает солнышко». Впереди — Камрань, вьетнамский берег. Ему здесь быть еще год. Он коротко подстрижен, главным образом из-за правил гигиены. Мылись ведь соленой водой (пресная только для питья и приготовления пищи. 400 литров в сутки на экипаж) — newsvl.ru Снимок «В дрейфе». Четыре часа лодка без движения — newsvl.ru Рассказывает автор: "Санинструктор Мичурин. Что-то должны были делать как раз, а ему не по душе это было — вот он сидит такой отрешенный" — newsvl.ru Рассказывает автор: «"Завтрак торпедиста". Стоит раскладной стол. Места-то нет вообще. Я снимал панорамным фотоаппаратом в вертикальной плоскости. 120 градусов — захват. Я стою на металлической пайоле. И уже совсем близко — маховики. Люди спускаются, завтракают. Причем места хватает не всем сразу — подходят по очереди» — newsvl.ru Камрань, Вьетнам — newsvl.ru Рассказывает автор: «Это моторист. На коже у него пот и грязь. Качество фотографии не очень: пленка тогда была в 1000 единиц — светочувствительности не хватало, и приходилось перепроявлять ее, чтобы повысить чувствительность. Вообще-то на лодке выдают разовое белье на десять дней: полотенце, трусы, рубашка. Но мотористу не хватает. В целях экономии он остается в одних трусах, остальное снимает и работает» — newsvl.ru Рассказывает автор: «Это рулевой, стоит за штурвалом. Управлять лодкой сложно, к этому надо привыкнуть. У большой машины очень большая инерция. Все зависит от скорости, волнения. Резко руль переложил — она уйдет с курса, в другую сторону — она опять уйдет. Если лодка виляет, это плохо» — newsvl.ru «Морские забавы» — newsvl.ru «Морские забавы» — newsvl.ru Рассказывает автор: «В море было волнение, лодка погрузилась на глубину. Я не помню, что за операцию делали моряку. Нарыв какой-то или аппендицит. Врач, ему ассистирует командир БЧ-3 — торпедной боевой части. Рядом — химик-санинструктор» — newsvl.ru Рассказывает автор: «"Цветы другу". На этой фотографии все смеются и улыбаются. Возвращалась лодка с боевой службы, в мае. Смотрю — моряк залез на яблоню, ломает цветы. "Друг приходит..." Ладно, раз друг... Лодку встретили, строй распустили, моряки пошли в курилку. И он мне навстречу, с цветами! Оказалось, друг заступил на вахту... - Что делать с цветами, не знаю! - Как? Смотри, какой торпедист стоит! Ну и вручай ему! - А можно? - Конечно, можно!» — newsvl.ru Рассказывает автор: «"Ангина, браток". Сидел я в кают-компании. Моряк заходит, на горло жалуется. Врач что-то стриг — и прямо ножницами оттопыривает щеку. Ясно все, говорит, ангина. Рядом, если присмотреться, лежит еще один боец — спит. А на столе книжка: "Воину — о вреде религии"» — newsvl.ru
Пришлите свою новость
Полная версия сайта