Новости Владивосток

«Мы не приперлись! Нас как груз привезли!» — украинцы в селе Грибное хотят стать россиянами и найти работу (ФОТО)

В глухом селе Грибное нет почты, магазинов, школы. Вокруг тайга. На краю села стоит детский санаторий «Родник». 28 августа он стал пунктом временного размещения для «беженцев» с юго-востока Украины. Корреспонденты VL.ru приехали и узнали, почему люди не могут найти работу, что им обещают и «зачем они приперлись» в Черниговский район.

Все началось с того, что 28 августа из самолета вышли граждане Украины, прилетевшие во Владивосток из Крыма. Все они были уверены, что в городе и останутся, но их посадили в автобусы и повезли по ПВРам в разные концы Приморья. Кому повезло, те попали в Артем, Находку, краевой центр. А 85 человек отправились в село Грибное.

Тогда многие из гостей поневоле еще верили в обещание, что документы сделают быстро. Еще говорили, что в селах работы хватает. Никто и подумать не мог, что приедет в крохотный, дворов на 15 (половина — дачи), населенный пункт, и делать там будет решительно нечего. Потому что нет того, что называется модным словом инфраструктура. В Черниговском районе, в принципе, место найти можно — в основном нелегально. «Кинут» человека на деньги или нет — зависит только от удачи. Так разъехались 40 из 85 человек. 16 из оставшихся 45 — дети.

Сотовый здесь берет не всегда, единственной стабильной связью с родными остается телефон-автомат. Он работает по графику. Правда сейчас, говорят переселенцы, отключен. «Скорая» сюда едет по 45 минут, а то и по часу. Магазинов в Грибном нет, но иногда приезжает автолавка — товары в ней с наценкой, но делать нечего. Автобусы не ходят.

«Вот мы все спали и видели, как нас в тайгу привезут!»

Жители ПВР встречают нас в холле. Здесь прохладно, дети носятся, рассыпая чипсы и смеясь, — они пока не разбираются, что такое «справки», «синие и зеленые книжечки», «паспорта». Взрослые же высказывают все, что наболело.

«Мы приехали сюда со справками о предоставлении временного убежища — это такая бумажка, в которую вписаны все члены семьи, - про документы рассказывают в один голос. - И сразу написали заявления на участие в Госпрограмме по переселению соотечественников. Саму программу, вот такая толстая книга, мы изучили от и до. Нам, как вынужденным переселенцам из Украины, должны были оформить паспорта по упрощенной схеме. Но куда там! Сейчас у тех, кто с детьми, остались справки, некоторым вместо них дали синие книжечки. А кому-то повезло, дали зеленые книжечки — удостоверения участников программы. Правда, мы по ним не можем даже открыть карточку в банке, купить сим-карту...»

Оксана Малиновская выезжала из Донецка беременной, в Приморье у нее родилась дочка. Уже три месяца на ребенка не могут получить никаких бумаг — родителям объясняют, что нет у них документов, удостоверяющих личность. Где украинские паспорта, непонятно, не говоря уж о российских.

«Мы все хотим получить российское гражданство и остаться тут на ПМЖ. Но надо, говорят нам в районном ФМС, сперва сделать разрешение на временное проживание. Мы не нашли таких строк в тексте Госпрограммы, но нам твердят, что хоть мы уже и участники, надо РВП делать. Теперь, выходит, надо перепроходить медкомиссию, получать новые справки. По семь тысяч рублей на человека получается. У нас пять членов семьи: я, муж, трое детей. Где взять 35 000?» - спрашивает Оксана.

Светлане Тимофеевне Стрелковой 72 года. Приехала из Тореза. Ей обещали, что через полгода после приезда ей оформят пенсию. Понятное дело, не оформили. «Мне нужно это РВП? - спрашивает она нас. - Пусть администрация Приморского края тогда поможет в деньгах, чтобы я пошла и это РВП сделала. Семья моя тут, трое внуков и дочка. Как мы бежали? Из подвала вылезли и бежали».

Раиса Боронишина моложе, но тоже на пенсии. С мужем добиралась до Крыма на поезде. «Еще на Киев поезд ходил, но туда мы не поедем, мы ненавидим нациков, - рассуждает она. - У меня лично из документов только справка. В Крыму в лагере нам сказали, что мы летим на Владивосток...» Раиса с мужем говорят: если бы знали, что их привезут в тайгу, остались бы на чемоданах в аэропорту. Остальные участники беседы, человек десять, согласно кивают.

«Нам местные говорят: чего вы, мол, приперлись, из-за вас у нас работы нет. Из-за нас, говорят в администрации, премии им урезают. Все думают, что на нас край бешеные деньги тратит. Но мы не приперлись! Нас сюда как груз привезли! Вот мы все спали и видели, как нас в тайгу привезут, в Приморский край! - иронизирует Игорь Князев. На Украине он был юристом. - И ни работы нормальной у нас не будет, ни дома, ни документов. Мечта! Мы работать не хотим? Хотим. Только снимать квартиру в Черниговке даже — 15 тысяч рублей. А за работу 7-8 платят. Ну и считайте».

Про «зачем вы приперлись» рассказывают многие переселенцы. Даже в школе некоторым так заявляют сверстники. Вообще же 16 из 45 жителей ПВР — дети, 7 из них школьного возраста. Каждое утро в 7.20 их забирает школьный автобус и на всех парах мчится по ледяной дороге через окрестные села в Черниговку. Уроки начинаются только в 8.30, поэтому в школе ребята сидят еще час (к чему такая спешка и зачем забирать школьников так рано, родители не знают).

Зато, рассказывают в ПВР, им наносили визиты представители районной прокуратуры и ФСБ. Интересовались отнюдь не проблемами украинцев. «Вы понимаете, что кто-то из Москвы может прочитать ваши интервью в интернете? Можно это было полюбовно решить, здесь?» - передают нам слова государевых людей.

«Работа вроде как есть, а вроде как и нет»

По справкам и «синим книжечкам», как рассказывали нам ранее в краевом УФМС, переселенцы имеют полное право устраиваться на работу. Но, конечно, все зависит от работодателей, которых в районе в принципе немного, а тех, кто готов оформить людей без российских паспортов, и того меньше. Юлия Семиволос с удивлением рассказывает, как ее не взяли работать официанткой в ресторан «Джанго». Узнали, что она из Украины — и отказали: «Вы нам не подходите». Видимо, для работы в сельском заведении общественного питания необходимо высшее образование и как минимум ученая степень.

В Горловке 21-летний Славик Макогон работал грузчиком на складе, уже почти перевелся в кладовщики. И учился  на химика-технолога в Горловском высшем профессиональном училище № 37. С пятого курса пришлось уйти, даже без справки и документов. «Разбомбили вот это все», - объясняет парень.

В Приморье Слава и его товарищ Антон Свыр работали на базе отдыха «Алмазный берег». «Работали месяц. Нам не заплатили денег, сказали, что мы две бензопилы поломали. Хотя я сам лично приехал и починил неработающую! Предложили мне эту работу в районной администрации. Мы топили печки, заготавливали дрова, сторожили, убирались — в общем, были разнорабочими. Обещали нам по десять тысяч рублей, не дали ничего. Я тысячу взял один раз авансом и все. Прокуратура заявление не принимает, нас ведь официально нас не трудоустроили, - рассказывает Слава. - С декабря работал на кочегарке, в санатории, устроили меня официально — кстати, по справке. Деньги пока не полностью заплатили, но по частям дают. А вот если гражданство получу, в армию хочу пойти».

Дмитрий Рыжов на пару часов остался в ПВР с сынишкой Егором. Его жена Ольга сейчас беремена, и поехала становиться на учет в роддом. В апреле мальчонке исполнится три года. Детский садик есть в Черниговке — но как его туда возить, родители ума не приложат.

В Горловке Дмитрий Рыжов работал на шахте, а его супруга в банке кассиром. «Нормально жили, ремонт сделал в квартире полностью. Выезжал в Крым на машине — там она и осталась, - рассказывает мужчина. - Здесь на стадионе заливали бетон, трибуны тоже делали. Нам платили по 700 рублей за день, кормили, возили нас туда-обратно. Но это временный заработок, он кончился. Все, больше работы нет. В Артем звонили, на фабрику берут нас, украинцев — но по жилью там непонятно. В ПВРе тамошнем поселиться не разрешили. В Находке, Уссурийске есть работа. А как на нее выехать, если нет ни копейки? И где жить? Здесь на рисовом заводе вакансий уже нет. Вот говорят — не хотим мы трудиться. А где? В районе работа вроде как есть, а вроде как и нет. Пьем, говорите? Некоторые иногда выпивают, но без фанатизма. Людям надо расслабляться».

Сам Дмитрий об этом молчит, а другие украинцы объясняют, что мужчин, которые устроились заливать бетоном стадион, сняли с учета в Центре занятости. Хоть и работали они не по трудовым. Теперь найти место им будет еще сложнее.

Благодарны всем и всему

Пока разговариваем с главой семейства Рыжовых, приезжает Ольга. «Не встала я, - вздыхает, - на учет. - Говорю: мне на завтра нужна машина, чтобы сдать анализы. Нет машины! Своим ходом до Черниговки, это 13 километров. 250 рублей туда и столько же обратно. Можно стоять и голосовать... Только мороз 30-40 градусов».

Пока что все трое живут в одной небольшой комнате. Родительская кровать стоит вплотную к детской. В комнате светло и чистенько — видна рука хозяйки. На полу ковер, в шкафах — вещи. Выезжали, рассказывают нам переселенцы, чуть ли не в тапочках, теплой одеждой и обувью помогали люди. «Пишут у вас в комментариях, что украинцы неблагодарные, что вещи берут только с ярлыками, - грустно улыбается Дмитрий, устраиваясь в холле на подоконнике. - Что за глупости? У нас ничего не было, а мы от вещей отказываемся? Мы каждому благодарны, кто нам помог!»

Отец Максим, иерей черниговского храма, - один из тех, кто не бросает людей в беде. Примерно раз в полторы недели он привозит в ПВР продукты, одежду, предметы первой необходимости. Навестил он «подшефных» и в тот день, когда приехали наши корреспонденты.

«Помогаем, чем можем. Сбор средств у нас идет постоянно. На пожертвования прихожан закупаем продукты, туалетную бумагу, мыло, гель, памперсы, шампуни. Вещи покупаем новые — все же людям приличное хочется давать, - говорит отец Максим. - Люди были лишены всего, что имели. Условия здесь хорошие. Директора я лично знаю. Пока есть возможность, силы и нет определенности у людей, мы будем помогать. А что до благодарности... Все люди разные. Кто-то благодарен, кто-то принимает молча. Но надо подумать, в каком психологическом состоянии находятся люди. У них шок, и они еще не отошли от этого шока. Их посадили в самолет и отправили на Дальний Восток. Но вообще-то нас благодарят, подходят, отзываются. Кто-то уже в Черниговку переселился, мы тоже стараемся помогать».

«Ну нет денег больше!»

На 14 гектарах территории «Родника» - медицинский, три летних и три зимних корпуса, в одном из них и живет большая часть украинцев (пожилых поселили в домиках отдельно). Есть баня с бассейном — сейчас снега по колено, к ним не добраться. Есть детская площадка. Летняя столовая стоит отдельно, в ней помещается до 500 человек. В сезон здесь работает 24 человека — повара и официанты трудятся в две смены, чтобы накормить 300-400 маленьких постояльцев. Сейчас детей здесь нет — участвовать в краевых конкурсах на осень, зиму и весну санаторий не смог, потому что стал ПВРом. Завтракают, обедают и ужинают люди в столовой зимнего корпуса, а чтобы приготовить на 45 человек, хватает одного повара и официанта.

«Сюда как-то давно и тигрица захаживала с тигрятами — мы ее Машкой прозвали, медвежонок приходил, белок — не счесть! - с гордостью говорит директор санатория Наталья Споялова. - Снег у нас белый-белый, а летом — все в зелени утопает!». Впрочем, рассказ о прекрасной природе быстро заканчивается. И начинается история о долгах. Почти полгода женщина бьется за то, чтобы накормить и одеть своих гостей.

140 тысяч Наталья Остаповна задолжала разным базам и магазинам за продукты, 80 тысяч — за уголь, 120 — за электричество, еще налоги, об отплате транспортных расходов остается только мечтать. Пока что бывшие ученики (учитель высшей категории, 26 лет она проработала в школе, в «Роднике» уже без малого 15 лет) дают в долг денег.

«И мы так же покупаем колбасу. Раньше она стоила 200 рублей, сейчас — больше 300, - разводит руками наша собеседница. - Многие наши гости действительно не хотят работать. А зачем, если они могут прийти в столовую и покушать? В прошлое воскресенье, тут такое творилось... У них нет денег на такси, но на водку и дорогие сигареты есть! Я им замечание делаю, чтобы не пили, чтобы после 23.00 музыку не включали. Они в ответ: а почему вы нас не возите, а почему раньше кормили лучше? Да потому что денег нет! Но в меню мы оставляем большинство позиций, стараемся кормить не по ГОСТу, а сытно».

Наталья Споялова показывает меню. Суп вермишелевый, чай, хлеб, масло, борщ на курином бульоне с майонезом, макароны по-флотски, компот, хлеб, плов с мясом, карамель, драники... «Дома так не едим», - говорит. Правда, деньги кончаются, и в долг дают все реже. Помогает церковь и даже представители «нетрадиционных религий». Простые люди везут вещи. После наших прошлых материалов (этого и этого) житель Вольно-Надеждинского Антон привез 20 тысяч рублей на еду. Закупают на эти деньги детское питание, лекарства для бабушек, обувь...

Впрочем, и положительных примеров хватает. Уехали в Находку из Грибного муж и жена — но там, рассказывают нам, не трудоустроены. Две семьи остались в районе. Одни устроились на щебеночный завод, другие — на железную дорогу. Одна девушка пошла психологом в школу-интернат.

«Любаша, Лида на рисовом заводе работают — едва ли не со дня приезда. А живут пока здесь. Игорь Князев — человек очень образованный, очень порядочный. Жена его, Рая. Она на пенсии, а он на том же рисовом заводе работает. И добираются как-то люди, и сюда приезжают. Девочки — каждый день, а Игорь — вахтовым методом. Зарабатывают себе деньги на проживание. А есть мужчины, которые могут работать, но сидят и пьют, - говорит Наталья Споялова. - Я хотела и выселить многих отсюда — потом жалела. А куда они пойдут? По пять месяцев многие не работают. Почему бы грузчиками не устроиться? Они же знают, что я беру в долг. Мне глава района Владимир Николаевич Семкин занял из своего кармана денег на оплату электроэнергии. Только он меня спасает. Я не смогла ему отдать потому, что за продуктами на базу надо было ехать, в Уссурийск. Я сама арендую автобус у знакомого, садится комендант, завхоз, я сама за рулем. По складам — где дешевле, где свежее, где вкуснее... Мне с одной стороны, МЧС говорит, что мы должны перестать их кормить с 1 февраля. С другой — куда я их дену? Я написала ходатайство на имя главы района, сообщила, что трансферта нет, - объясняет финансовую сторону вопроса Наталья Споялова. - 31 декабря октябрьские деньги пришли, ноябрьские из-за какой-то ошибки в бумагах ушли обратно в край. А у меня долги! Мы два месяца коллективу зарплаты не платим! Обещали мне, что буквально на неделе мы получим деньги. За ноябрь. Про декабрь не знаю. Почему я людей возить перестала? Так в договоре нет этой статьи расходов! Мне транспортные расходы за октябрь, ноябрь и часть декабря не оплатили — и сомневаюсь, оплатят ли. Личный транспорт — мой и моих работников — всегда были к услугам наших гостей.  В Спасск-Дальний, Уссурийск, Владивосток... По шесть-семь часов — на базар, на ВТЭК, в зубопротезный кабинет. Ну нет денег больше!»

Санаторий «Родник», директор - Наталья Остаповна Споялова, тел. 8 (423) 512-52-61.

В сезон санаторий "Родник" принимает по 300-400 ребятишек. В основном - из детских домов и интернатов — newsvl.ru Александр Арсентьевич живет в отдельном домике. Раньше у него была соседка, но общий язык они не нашли, и теперь домик в его полном распоряжении — newsvl.ru На территорию санатория когда-то захаживала тигрица, медвежонок, белок здесь - не счесть. Домашних животных тоже хватает — newsvl.ru Директор санатория "Родник" Наталья Споялова подсчитывает свои долги и думает, чем будет кормить своих гостей завтра — newsvl.ru Меню на день. В последнее время цены на продукты подскочили, а денег на питание никто больше уже не даст — newsvl.ru Повар Людмила Мироненко за работой. Сегодня она вместе с официанткой Еленой Бекязовой кормит 45 человек — newsvl.ru В прохладном холле санатория нас встречают вынужденные переселенцы с юго-востока Украины — newsvl.ru Такие свидетельства есть не у всех. У кого-то - справки, кому-то уже выдали удостоверения участников Госпрограммы. А вообще-то все хотят паспорта — newsvl.ru Иван - один из тех, кто не может найти себе работу — newsvl.ru Светлана Тимофеевна Стрелкова изучила текст Госпрограммы, как "Отче наш" — newsvl.ru Игорь на Родине был юристом. Сейчас работает на рисовом заводе. "Мечта!" - иронизирует он — newsvl.ru Славик в Горловке недоучился на химика-технолога ровно год, и документов никаких нет — newsvl.ru Девять детей в ПВР - дошколята — newsvl.ru Екатерине Стрижаченко 30 лет, она жила в Алчевске (45 километров от Луганска) — newsvl.ru У Оксаны трое детей. Она пытается поднимать всех на уши, чтобы ей и ее соотечественникам поскорее сделали российские паспорта — newsvl.ru Пока что у Оксаны есть вот такая справочка. По такому документу не берут на работу и не оформляют сим-карту — newsvl.ru Муж Оксаны сейчас на заработках, а она сидит с детьми — newsvl.ru Дмитрий Рыжов показывает свои документы. Раньше он работал на шахте — newsvl.ru Сейчас Дмитрий работает, где придется. И дипломы ему пока что не сильно пригождаются — newsvl.ru Екатерина показывает комнату, в которой живет — newsvl.ru Егору в апреле исполнится три годика — newsvl.ru Душевая санатория общая — newsvl.ru Туалет тоже общий — newsvl.ru Юлии Семиволос 38, и в ресторан официанткой ее не взяли. "Из Украины? Нет, вы нам не подходите" — newsvl.ru Лидия Кравчук - одна старших в ПВР — newsvl.ru В ПВР родились несколько человек. И скоро родится еще один — newsvl.ru Телефон-автомат - единственная стабильная связь с родными — newsvl.ru 45 человек обедают в столовой зимнего корпуса — newsvl.ru Лидия Михайловна на жизнь не жалуется. Но надеется, что скоро все решится с документами — newsvl.ru Егор Рыжов ждет появления на свет братика или сестрички — newsvl.ru С 1 февраля, потребовали в МЧС, в пункте временного размещения должны кормить только детей, молодых мам и мам-одиночек, пенсионеров — newsvl.ru Директор санатория эти требования слышит уже не в первый раз, но держится, как может — newsvl.ru Обед в ПВР с 13.00 до 14.00 — newsvl.ru Иногда продукты кончаются, и суп варят без мяса. Но это бывает крайне редко. Обычно удается выкрутиться и накормить людей — newsvl.ru Сюда попадали целыми семьями. В Крыму людям зачитали список. Часть полетела в Приморье, часть - на Сахалин... — newsvl.ru Александра Арсентьевича за глаза называют генералом - за крутой нрав — newsvl.ru Сколько еще времени будет открыт ПВР, пока непонятно — newsvl.ru Дети и взрослые обедают вместе. Все за всеми присматривают — newsvl.ru Таня и Инна сестры. Таня ходит в 9 класс черниговской школы № 2. Говорит, что учеба дается легко, да и с новыми одноклассниками отношения неплохие — newsvl.ru 15-летняя Таня и четырехлетняя Инна приехали с мамой, бабушкой и братом из Тореза — newsvl.ru Школы и детского сада в Грибном нет. До Черниговки - около 15 километров — newsvl.ru Отец Максим приезжает в ПВР раз в полторы недели — newsvl.ru Каждый раз иерей черниговской церкви приезжает не с пустыми руками — newsvl.ru Прихожане церкви всем миром собирают людям вещи и деньги на продукты, одежду, подгузники, туалетную бумагу, мыло — newsvl.ru Территория ПВР - 14 гектаров. К некоторым корпусам - например, к бане с бассейном - сейчас не пройти из-за снега — newsvl.ru
В сезон санаторий "Родник" принимает по 300-400 ребятишек. В основном - из детских домов и интернатов — newsvl.ru Александр Арсентьевич живет в отдельном домике. Раньше у него была соседка, но общий язык они не нашли, и теперь домик в его полном распоряжении — newsvl.ru На территорию санатория когда-то захаживала тигрица, медвежонок, белок здесь - не счесть. Домашних животных тоже хватает — newsvl.ru Директор санатория "Родник" Наталья Споялова подсчитывает свои долги и думает, чем будет кормить своих гостей завтра — newsvl.ru Меню на день. В последнее время цены на продукты подскочили, а денег на питание никто больше уже не даст — newsvl.ru Повар Людмила Мироненко за работой. Сегодня она вместе с официанткой Еленой Бекязовой кормит 45 человек — newsvl.ru В прохладном холле санатория нас встречают вынужденные переселенцы с юго-востока Украины — newsvl.ru Такие свидетельства есть не у всех. У кого-то - справки, кому-то уже выдали удостоверения участников Госпрограммы. А вообще-то все хотят паспорта — newsvl.ru Иван - один из тех, кто не может найти себе работу — newsvl.ru Светлана Тимофеевна Стрелкова изучила текст Госпрограммы, как "Отче наш" — newsvl.ru Игорь на Родине был юристом. Сейчас работает на рисовом заводе. "Мечта!" - иронизирует он — newsvl.ru Славик в Горловке недоучился на химика-технолога ровно год, и документов никаких нет — newsvl.ru Девять детей в ПВР - дошколята — newsvl.ru Екатерине Стрижаченко 30 лет, она жила в Алчевске (45 километров от Луганска) — newsvl.ru У Оксаны трое детей. Она пытается поднимать всех на уши, чтобы ей и ее соотечественникам поскорее сделали российские паспорта — newsvl.ru Пока что у Оксаны есть вот такая справочка. По такому документу не берут на работу и не оформляют сим-карту — newsvl.ru Муж Оксаны сейчас на заработках, а она сидит с детьми — newsvl.ru Дмитрий Рыжов показывает свои документы. Раньше он работал на шахте — newsvl.ru Сейчас Дмитрий работает, где придется. И дипломы ему пока что не сильно пригождаются — newsvl.ru Екатерина показывает комнату, в которой живет — newsvl.ru Егору в апреле исполнится три годика — newsvl.ru Душевая санатория общая — newsvl.ru Туалет тоже общий — newsvl.ru Юлии Семиволос 38, и в ресторан официанткой ее не взяли. "Из Украины? Нет, вы нам не подходите" — newsvl.ru Лидия Кравчук - одна старших в ПВР — newsvl.ru В ПВР родились несколько человек. И скоро родится еще один — newsvl.ru Телефон-автомат - единственная стабильная связь с родными — newsvl.ru 45 человек обедают в столовой зимнего корпуса — newsvl.ru Лидия Михайловна на жизнь не жалуется. Но надеется, что скоро все решится с документами — newsvl.ru Егор Рыжов ждет появления на свет братика или сестрички — newsvl.ru С 1 февраля, потребовали в МЧС, в пункте временного размещения должны кормить только детей, молодых мам и мам-одиночек, пенсионеров — newsvl.ru Директор санатория эти требования слышит уже не в первый раз, но держится, как может — newsvl.ru Обед в ПВР с 13.00 до 14.00 — newsvl.ru Иногда продукты кончаются, и суп варят без мяса. Но это бывает крайне редко. Обычно удается выкрутиться и накормить людей — newsvl.ru Сюда попадали целыми семьями. В Крыму людям зачитали список. Часть полетела в Приморье, часть - на Сахалин... — newsvl.ru Александра Арсентьевича за глаза называют генералом - за крутой нрав — newsvl.ru Сколько еще времени будет открыт ПВР, пока непонятно — newsvl.ru Дети и взрослые обедают вместе. Все за всеми присматривают — newsvl.ru Таня и Инна сестры. Таня ходит в 9 класс черниговской школы № 2. Говорит, что учеба дается легко, да и с новыми одноклассниками отношения неплохие — newsvl.ru 15-летняя Таня и четырехлетняя Инна приехали с мамой, бабушкой и братом из Тореза — newsvl.ru Школы и детского сада в Грибном нет. До Черниговки - около 15 километров — newsvl.ru Отец Максим приезжает в ПВР раз в полторы недели — newsvl.ru Каждый раз иерей черниговской церкви приезжает не с пустыми руками — newsvl.ru Прихожане церкви всем миром собирают людям вещи и деньги на продукты, одежду, подгузники, туалетную бумагу, мыло — newsvl.ru Территория ПВР - 14 гектаров. К некоторым корпусам - например, к бане с бассейном - сейчас не пройти из-за снега — newsvl.ru

Загружаем комментарии...

Полная версия сайта