Новости Владивосток

«Человек труда!»: 60 лет работы на гидрометеостанции (ФОТО; ИНТЕРВЬЮ)

Первые дни мая — это праздники весны и труда! Эти дни объединяют всех, кто сегодня занят делом. Всех, кто считает, пишет, пашет, строгает, копает, строит — в общем, работает!

В разные времена в обществе популярны и престижны разные профессии. Но все они без исключения — достойные и уважаемые. Землекоп, разносчик печатного спама, хирург или страховой агент — любой человек, занятый своей работой, полезен и почитаем. «У каждого дела запах особый», — такими словами начинается знаменитое стихотворение детского писателя Джанни Родари «Чем пахнут ремесла».

По случаю Первомая — праздника, близкого сердцу каждого советского и российского человека, VL.ru предлагает вниманию читателей серию коротких историй о людях и их профессиях.

Восьмой выпуск посвящен профессии гидрометеоролога.

"Эту милую женщину знает на станции каждый. И неудивительно - она работает здесь уже двадцать лет. Трудовой путь Эмилия Евгеньевна начала ученицей техника – аэролога, потом стала техником, старшим техником, инженером, а перед уходом в море - начальником аэрологического отряда" - такими словами начинается статься в профсоюзной газете, датированной 1974-м годом.

Эмилия Евгеньевна Трофименко почти 60 лет посвятила гидрометеорологии. За эти годы она получила звание почетного работника гидрометеорологической службы, за доблестный труд была награждена медалью «100 лет со дня рождения Ленина» и огромным количеством почетных грамот. Место работы - аэрологическая станция, расположенная на сопке в живописном районе Садгорода. Там и прошла наша беседа.

— Эмилия Евгеньевна, расскажите, как начиналась ваша работа на станции?

— Я пришла сюда после школы, 10 декабря 1954 года. Для поступления в институт мне не хватило одного балла - в рыбный институт был большой конкурс. Но меня уговорили заочно поступить в их гидрометеорологический техникум, и я не отказалась. Закончила его через три года и поступила в университет. После университета я вступила в кооператив, начала строить квартиру. Мне понадобились деньги, и в 1970 году ушла в научно-исследовательский флот. У нас было восемь кораблей, я проработала четыре года на научно-исследовательском судне погоды (НИСП) «Океан». На каждом корабле – 60 человек команды, а 60 – экспедиция: это метеорологический отряд, океанологический отряд, отряд синоптиков, химиков, радио-физиков. Маршруты разные – Атлантика, Испания, Африка, Мадагаскар, на Маврикии были, в Японии много раз, в Сингапуре, Канаде, Австралии.

Через четыре года я вернулась с морей, а моё место начальника было уже занято. Поэтому я пошла в бюро поверки и стала работать рядовым инженером. Позже снова предлагали занять руководящую должность, но я отказалась. Была уже в возрасте и посчитала, что мне ни к чему такая нагрузка. Десятого декабря этого года будет ровно 60 лет, как я работаю в гидрометслужбе.

— Чем именно занимается бюро проверки?

— Согласно закону о единстве измерений, все средства, измеряющие параметры: скорость воды, направления воздушного потока, скорость водного потока, атмосферное давление, температуру и влажность воздуха, - подлежат обязательной государственной поверке. В Приморье 47 метеостанций, и мы поверяем все используемые ими измерительные средства. Работаем согласно государственной аккредитации, которую проходим раз в пять лет, у нас есть лицензия на ремонт этих средств измерения. Кроме метеостанций мы контролируем средства поверки сторонних организаций, которые используются для измерения параметров воздушной среды, в сфере охраны труда, на научно-исследовательском флоте и так далее.

—  В то время, когда вы занимались изучением погоды и запускали радиозонды, как это было?

— Длина веревки между шаром и измерительным прибором – 12 метров. Так рассчитано учеными. В пургу, в дождь, в снег приходится выносить этот шар. Однажды была картина. Выпало много снега – до колен. Оператор должен был вовремя включить радиолокатор - в тот момент, когда я его выпущу. Он спускался вниз и расчищал снег, чтобы я могла выйти хотя бы метра на два, чтобы шар не разбился о стенки. Потом вернулся в операторскую, приготовился и кричит «Пуск!», а я выбраться не могу. Я упала на этот снег, оболочку выставила вперед себя, и только одна мечта была – чтобы она не зацепила стенки сарая. Вот этот выпуск – романтика! Как найти такой момент, чтоб ветер стих?!

Однажды радиозонд выпустили, а он зацепился за дерево. Так как работал сигнал, нельзя было выпустить второй зонд. Пришлось вызывать начальника станции, который жил рядом, и он с ружья расстрелял этот радиозонд с передатчиком. Тогда мы смогли выпустить второй зонд.

Но самая большая беда аэрологов – не дождь и снег, а ветер. Как найти момент – выскочить, подняться и запустить шар? А на море ветра особенно сильные. Штурман из-за нас подворачивал корабль, сбавлял ход, чтобы ветер удобное для нас положение занял и мы зонд выпустили. Он корабль развернул-подвернул, а девчонки (студентки) прозевали момент выпуска. Штурман снова стал корабль разворачивать. А на малом ходу корабль потерял маневренность, и в очередном заходе выскочил механик и начал кричать: «До каких пор вы мне тут будете держать корабль?!». Поэтому для нас выпуск был – каторга. Нужно было угадать момент, когда не будет ветра, открыть ветрозащиту, чтобы радиозонд вылетел.

У нас специальный рейс был, когда мы ходили на Филиппины изучать траектории движения тайфунов. 13 радиозондов мы выпустили – ни один не поднялся. Был дикий ветер, оболочки ложились горизонтально, потом иногда отлетали метров на десять и возвращались назад. Мы были мокрые, как лягушки, лило как из ведра. Шли запускать второй зонд, третий, девчонки все промокли, но у нас ничего не получалось.

Штурманы между собой разговаривали световыми сигналами. Шел какой-то военный корабль, нам мигал – тайфун идет, прячьтесь! А у нас задание было – пропустить тайфун, встать в его спину, идти за ним и выявлять дальнейший его маршрут. Вот так мы ходили. Это был 1972 год. Каждый рейс был месяца по три–четыре, в зависимости от программы.

Задания ставил наш ученый, кандидат или доктор наук Павлов. Он разработал такую программу, а мы по его программе мучились. Запускались зонды из ветрозащиты, обтянутой брезентом. Мы ее привязывали к борту корабля. И если начинался шторм, у меня один вопрос в голове был – привязана ли ветрозащита.

— Если задуматься, вы представляете себя в другой профессии?

— Нет. Я очень люблю свою работу. Сама даже не знаю, почему. Мне это нравится и всё.

Выпуск №1 о женщине-сварщике с 55-летним стажем

Выпуск №2 о работе докера в торговом порту

Выпуск №3 о нелегкой работе повара и прачки в детском саду

Выпуск №4 о работе сварщика-ремонтника причалов

Выпуск №5 о работе судового механика

Выпуск №6 о женщине-помощнике машиниста электропоезда

Выпуск №7 о работе церковного звонаря

Выпуск №9 о ремесле преподавателя русского языка и литературы

 
 
 

Термограф-самописец, измеряющий температуру окружающей воздушной среды — newsvl.ru Площадка, где ведутся метеорологические и актинометрические наблюдения — newsvl.ru Гелеограф - прибор для измерения солнечной радиации — newsvl.ru Современный актинометрический комплекс — newsvl.ru Слева – пункт измерения радиоактивного фона атмосферы, справа – ветрозащита для запуска радиозонда в ветреную погоду — newsvl.ru Аэрологическая станция — newsvl.ru Радиозонд — newsvl.ru Пункт наблюдения за данными, поступающими с радиозонда — newsvl.ru Эмилия Евгеньевна показывает оборудование для поверки измерительных приборов — newsvl.ru Сотрудник станции, отвечающий за запуск радиозонда — newsvl.ru Площадка для запуска гидрометеорологического радиозонда — newsvl.ru Фото - Эмилия Евгеньевна в начале трудовой карьеры. Первый год работы — newsvl.ru Верхнее фото - научно-исследовательское судно (НИСП) «Океан». Нижнее фото – участники экспедиции на (НИСП) «Океан», аэрологический отряд — newsvl.ru Эмилия Евгеньевна вспоминает о былых приключениях с улыбкой на лице — newsvl.ru Трофименко Эмилия Евгеньевна - почетный работник гидрометеорологической службы — newsvl.ru
Термограф-самописец, измеряющий температуру окружающей воздушной среды — newsvl.ru Площадка, где ведутся метеорологические и актинометрические наблюдения — newsvl.ru Гелеограф - прибор для измерения солнечной радиации — newsvl.ru Современный актинометрический комплекс — newsvl.ru Слева – пункт измерения радиоактивного фона атмосферы, справа – ветрозащита для запуска радиозонда в ветреную погоду — newsvl.ru Аэрологическая станция — newsvl.ru Радиозонд — newsvl.ru Пункт наблюдения за данными, поступающими с радиозонда — newsvl.ru Эмилия Евгеньевна показывает оборудование для поверки измерительных приборов — newsvl.ru Сотрудник станции, отвечающий за запуск радиозонда — newsvl.ru Площадка для запуска гидрометеорологического радиозонда — newsvl.ru Фото - Эмилия Евгеньевна в начале трудовой карьеры. Первый год работы — newsvl.ru Верхнее фото - научно-исследовательское судно (НИСП) «Океан». Нижнее фото – участники экспедиции на (НИСП) «Океан», аэрологический отряд — newsvl.ru Эмилия Евгеньевна вспоминает о былых приключениях с улыбкой на лице — newsvl.ru Трофименко Эмилия Евгеньевна - почетный работник гидрометеорологической службы — newsvl.ru
Пришлите свою новость
Полная версия сайта