Новости Владивосток

Пилот РДС Екатерина Седых: «Страшнее ездить по городским дорогам, чем по треку» (ИНТЕРВЬЮ)

В мае стартует очередной дрифт-сезон. В конце прошлого чемпионата одна из самых харизматичных участниц Екатерина Седых говорила, что из-за отсутствия спонсоров может оставить спорт. Но зимой она приняла участие в ледовом дрифте во Владивостоке, а недавно объявила, что станет участницей 10-го сезона Гран-при Российской дрифт серии. О начале карьеры и планах на предстоящий сезон Екатерина Седых рассказала в интервью корреспонденту VL.ru.

— Вы мать троих детей, занимаетесь дрифтом, активно ведете свой Instagram-аккаунт. Как удается все успевать?

— Времени катастрофически не хватает. Я не только стараюсь заботиться о семье и тренируюсь, но и много времени посвящаю учебе. Я же врач по образованию, и в скором времени мне нужно выйти на работу. А на данный момент я нахожусь в декретном отпуске.

— Ваше пришествие в дрифт удалось как раз благодаря декретному отпуску. Притом после одного отпуска по уходу за ребенком, вы уходили в другой.

— Да, ушла в декретный отпуск с дочерью и стала заниматься дрифтом, когда она была у меня на грудном вскармливании. Декретный отпуск продлился с рождением еще одного ребенка, и я продолжила участвовать в дрифт-соревнованиях. Сейчас сыну четыре годика, и нужно выходить на работу. Поэтому прохожу сейчас обучение, отсрочиваю свой выход из декрета благодаря курсам повышения квалификации, благо такая возможность есть.

— Насколько страшно было садиться за руль дрифт-автомобиля, зная, что у вас есть маленькие дети?

— Вы знаете, в нашем большом и безбашенном городе бывает гораздо страшнее ездить по обычным дорогам, чем по безопасному треку. Хотя чувство страха у женщины развито сильнее, чем у мужчины. Мне страшно садиться за руль гоночного автомобиля, разгонять машину до скорости 130 км/ч, понимая, что тонкий поролон не защитит тебя от бетонных блоков и твою тачку может собрать в гармошку. Но каждый раз я борюсь со своими страхами – и каждый раз это маленькая победа над собой.

— В повседневной жизни вы аккуратный водитель?

— На городских дорогах я веду себя как обычный водитель, а точнее как и другие девушки. Когда женщина садится за руль, она пытается сделать максимальное количество дел: думает, какие продукты нужно купить, что приготовить на ужин – такой хаос в голове бывает, и я не исключение. Случается, так перемкнет, что не получается правильно рассчитать угол для парковки, хотя когда-то я выиграла конкурс «Парковка в дрифте», и тогда я единственная смогла дважды точно поставить машину.

— Как дети относятся к увлечению мамы?

— Они уже смирились. Поняли, что у них нет выбора. Конечно, они болеют за нас, поддерживают. Например, когда Максим (муж Екатерины и коллега по команде «Великолепная четверка» – При. авт.) выступал в Красноярске, мы смотрели трансляцию и во весь голос его поддерживали. А вообще дети сильно скучают, особенно в летний период, когда надолго приходится уезжать на соревнования.

— В конце прошлого сезона вы говорили, что завершите спортивную карьеру из-за отсутствия спонсора. Что произошло за это время?

— Проблема с финансами сохраняется. Именно поэтому наша команда решила не ехать на RDS-Восток, а выпустить одного пилота на RDS GP, так как ресурсов не хватит на двух спортсменов. Решили навестить RDS GP, так как там немного другая специфика езды, другие трассы, пилоты, требования, судейство. Все силы команды брошены на сбор автомобиля, так как сейчас утвержден новый технический регламент, который определяет минимальный вес машины. Если ранее мы старались облегчить спорткар, то сейчас нужно его загрузить. Получается, если в прошлом году мне нужно было худеть максимально, то в этом сезоне я могу есть все подряд – это ли не радость для любой женщины?

— На какой машине поедете в этом сезоне?

— Я езжу бессменно на Nissan Silvia в 15-м кузове. Все мои боевые подруги – «сливки». В отличие от автомобилей других участников, моя машина будет в девственно белом цвете. Этим я буду демонстрировать, что спонсоров у нас нет, и если кто-то захочет стать партнером нашей команды, то милости просим.

— В команде вы ездите вместе с мужем. Как решили, что поедете именно вы? Максим ведь неоднократно был в числе лучших пилотов Российской дрифт серии?

— Учитывая, что он занимается обеспечением нашей команды, выбор был очевиден. Он работает, зарабатывает, а я трачу. Все, в общем-то, как в любой другой семье. Хотя Максим безусловно очень сильный пилот, он это доказывал неоднократно, становясь чемпионом RDS-Восток и побеждая на зимнем чемпионате в Красноярске. Возможно, вместе мы будем участвовать в Drift Street Legal, который традиционно проходит на «Змеинке». Я буду ездить на одной из Nissan Silvia, а Максим на тренировочной машине Nissan Skyline.

— В чем причина того, что у вас нет спонсора, когда у менее сильных команд партнеры есть?

— Мы сами не ищем партнеров и связей у нас нет. Наверное, поэтому так получается.

— Вы неоднократно поднимались на подиум RDS-Восток, RDS-Запад. Ваши победы что-то приносят в бюджет?

— В позапрошлом году на RDS Восток за третье место участник получал 10 000 рублей, за второе – 20 000, а за победу – 30 000. В пересчете на резину за бронзу мы получали два колеса, за серебро – четыре и за золото – шесть. А за этап сжигается более десяти.

— Нынешней зимой вы собрали два новых автомобиля для участия в турнире по зимнему дрифту в Красноярске. Сначала Toyota Starlet, а после Mitsubishi I, которую в шутку называли «микроволновкой». С чем связан такой выбор, хотели немного поглумиться над «Жигулями», которых в центральной части России на дрифт-турнирах очень много?

— Не было никакого желания поглумиться. Но собрать «Жигули» для дрифта – это очень дорого. В Приморье – это раритет, и запчасти очень дорогие. Поэтому мы решили строить японскую тачку. Почему выбрали Starlet? В первую очередь из-за ее небольших размеров. Зная, что вес имеет значение, хотели облегчить машину. Был дешевый кузов, и постройка этого автомобиля обошлась в районе 300 000 рублей. И (о, чудо!) в Красноярске на Winter Drift Batle (турнир, которые многие считают мировой зимней серией) этот автомобиль сумел зайти на подиум. Участвуют там более сотни пилотов, из которых почти все – на «Жигулях». Там по пальцам одной руки можно пересчитать «японок».

— Вы говорите, что «Жигули» для дрифта – это дорого...

— На Западе России считается, что для зимнего дрифта это самая быстрая машина. Но собрать конкурентоспособную «Жигу» стоит под миллион. Там, возможно, «Жигули» в стоковом варианте стоят тысяч тридцать, но дальнейшие модификации обходятся очень дорого. А у нас машина собрана из того, что было в боксе. Кроме того, она своим ходом добралась по российским дорогам в Красноярск зимой. Два отчаянных механика гнали тачку для соревнований через пол страны. Ребята ставили в ноги печку, чтобы прогреться. Вы мне скажите, какие «Жигули» преодолели такое же расстояние? А ведь после этого наша машина еще и заехала на подиум.

— Почему после Starlet решились на эксперимент с Mitsubishi I?

— У Starlet кузов старый, машина была где-то 1983 года выпуска, поэтому решили обновить и построить автомобиль с новым кузовом. Нам это было интересно. Выбор пал на Mitsubishi I, и бюджет ее сборки был около 350 000 рублей. Эти машины реально доступны для любого обывателя. Мы ее также отправили своим ходом в Красноярск. По ходу движения случилась поломка, но благодаря добрым людям машину удалось починить. Из-за задержек в дороге ребята опаздывали и поэтому ехали круглосуточно меняя друг друга. Сейчас эти две машины во Владивостоке.


Загружаем комментарии...

Полная версия сайта