Новости Владивосток

Хоккейный тренер Наталья Яковчук: многие виды спорта изначально были мужскими (ИНТЕРВЬЮ)

У Натальи Яковчук не очень обычная профессия для женщины. Она – хоккейный тренер. Родившись во Владивостоке, она перебралась в Омск, а после – переехала в Казахстан, где успешно выступала за сборную по хоккею. Яковчук много раз выигрывала чемпионаты этой страны, дважды становилась победителем Азиатских игр, участвовала в Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити. Сейчас Наталья передает свой опыт подрастающему поколению в хоккейной школе Владивостока.

— Наверное, традиционный вопрос для вас: почему решили заниматься хоккеем?

— Вообще многие виды спорта изначально были мужскими. Возьмите баскетбол, гандбол, волейбол, водное поло, хоккей – всегда начинают заниматься мужчины, а затем подключаются женщины. И сейчас женский баскетбол или волейбол не вызывает никакого удивления.

— Изначально вы занимались фигурным катанием?

— Как такового женского хоккея ведь не было, поэтому и занималась фигурным катанием. Дед мне выточил клюшку, а когда тренировки заканчивались, я начинала клюшкой бить по ледышкам. Дома все желтые покрашенные полы были черными от шайбы. Везти клюшку в трамвае было не совсем удобно. Я этого стеснялась. Поэтому просила друга со двора, чтобы он довозил ее до дома.

— Это было в детстве, но потом вы увлеклись хоккеем с мячом.

— Тогда было много команд по русскому хоккею. Большую роль сыграло мое владение коньком, после добавилась работа клюшкой. А когда женская шайба стала олимпийским видом спорта, очень многие женские команды по хоккею с мячом переквалифицировались на шайбу.

— Почему вошли в сборную Казахстана, а не России?

— Тогда в сборные переходили целыми командами. Один из московских коллективов стал костяком сборной России по хоккею с шайбой. Для игроков с периферии перспектив попасть в национальную команду России было не так много. Мне поступило предложение от Казахстана. Чтобы развиваться как игроку, я его приняла.

— Вас называли стратегическим оружием сборной Казахстана, а также было прозвище Наташа-бомба...

— У меня слово «бомба» ассоциируется с размерами, но, наверное, те, кто дал это прозвище, имели что-то другое в виду. Мне сложно судить о болельщиках, хотя у меня всегда была большая группа поддержки. Но то, что у меня получалось забивать, это да.

— Шайбы забрасывали в каждом матче?

— Для себя лично считала, если не забрасывала хотя бы одну шайбу вне зависимости от ранга игры, то эта игра была неудачной. Даже при счете 0:10 одну шайбу я должна была забить. Такая нацеленность на ворота приносила результат.

— Как в женском хоккее обстоят дела с силовой борьбой?

— Силовые приемы в женском хоккее запрещены, но это контактный вид спорта. Опущенная вниз голова ведет к столкновению. Есть люди, которые за всю карьеру даже мозоли не натерли, а другие каждый сезон травмируются. Но когда ты готов к столкновению, то ни один прием не приведет к повреждению.

— Но синяков хватало?

— Конечно. И шайба прилетала, в общем, все так же, как у мужчин.

— Вы участвовали в Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити в 2002 году. Тяжело было пройти отбор?

— Попадание на Олимпиаду – очень сложный процесс. Команд на Играх по международным правилам всего восемь. Из них шесть коллективов из элитного дивизиона получают приглашения автоматически. Остаются максимум две заявки, и за них дают бороться абсолютно всем. Так что шансы поехать минимальны. В последнем отборочном цикле мы в первом матче проиграли с крупным счетом Швейцарии, но затем одолели Германию и Японию и запрыгнули на ступеньку уходящего поезда.

— В Казахстане встречали как героев?

— После отборочного цикла – да.

— А после Олимпиады, где вы заняли последнее место?

— Аппетиты растут во время игры. Побороться могли и за более высокое место, но против нас играли звезды, и очень много сил ушло во время предварительного этапа. Олимпиада, когда ты едешь туда как болельщик, – это праздник, а когда играть – постоянный стресс, работа. Но сам факт попадания на Олимпиаду для спортсмена – это цель всей его спортивной карьеры.

— Была надежда зацепиться за медали перед началом турнира?

— Нет. Серебро и золото – это борьба Канады и США. А бронза была всегда за финнами или шведами. Но опять же, плох тот лейтенант, который не мечтает стать генералом. Накануне Олимпиады мы выиграли турнир, где участвовали Китай, Германия, Швейцария и Россия. Все те команды, которые в итоге поехали на Олимпиаду.

— Тяжело было уйти из большого хоккея?

— К этому все постепенно шло, я это понимала и была к этому достаточно подготовлена. Но уходить всегда тяжело. Сначала не хватает нагрузок, поездок.

— У вас высшее экономическое образование, а стали инструктором-реабилитологом.

— У меня два высших образования. Помимо экономического, я закончила омскую академию спорта на кафедре реабилитации. С одной стороны, я хорошо умела играть в хоккей, с другой – всегда интересовалась восстановлением после травм, потому что все это испытала на себе.

— У вас ведь было шесть травм колена...

— Да. Это еще раз к разговору о том, что многие за свою карьеру и мозоли не натрут, а мне в некоторых моментах не везло. Но если бы не рисковала, то процентов 20 своих шайб я бы не забросила.

— Из Владивостока вы уехали в юном возрасте, а вернулись уже в зрелом.

— Вернулась по семейным обстоятельствам, у меня мама старенькая.

— Но хоккей не бросили.

— Его я уже вряд ли брошу. Работаю в спортивном клубе «Полюс», передаю свой опыт молодым хоккеистам.

— Вспомните матч, который стоит особняком в вашей спортивной карьере.

— Чтобы поехать на свой первый чемпионат мира в группе «Б», нам надо было отыграть отборочный турнир, и первым нашим соперником была сборная Северной Кореи. Играли в Усть-Каменогорске (Казахстан). Когда у корейцев была предыгровая тренировка, специалисты сказали, что делать нам на льду нечего. Мы вышли на этот матч, стадион был забит битком. Мы выиграли со счетом 4:3, я забросила эти четыре шайбы. Было как-то нереально смотреть на табло, где четыре раза повторялась моя фамилия.

Андрей Сухарьков

Полная версия сайта