Новости Владивосток

«Почему клуб пишет откровенную ложь, мне не понятно»: экс-директор ПСК «Сахалин» Павел Губенко прокомментировал обвинения в финансовых нарушениях

Правоохранительные органы Сахалинской области заинтересовались деятельностью приморцев: экс-директора ПСК «Сахалин» Павла Губенко и бывшего тренера клуба Эдуарда Сандлера после проведенной в 2016 году проверки. Павел Губенко прокомментировал VL.ru опубликованную ПСК «Сахалин» информацию

Среди таковых нарушений – совмещение должности спортивного директора волейбольной команды без заключенного договора с работодателем, нарушения при начислении премий. В настоящий момент результатами проверки министерства финансов Сахалинской области занимаются правоохранительные органы.

Сайт VL.ru приводит официальный комментарий Павла Губенко по данному вопросу.


В конце прошлого года министерство финансов провело проверку работы клуба. Как и на любом предприятии, проверка выявила ряд нарушений и замечаний, которые нужно устранить. Это вполне нормальная практика для больших предприятий. ПСК «Сахалин» считаю таковым. Был составлен акт, к сожалению, с которым мне не дали ознакомиться. В течение десяти дней клуб имеет право оспорить все выявленные нарушения. Так как я уже не был директором, акт был составлен на Ан Алексея Сефуновича. Почему он пренебрег этим правом и не сделал этого, я не понимаю, ведь большая часть замечаний – спорные. Сразу хочу отметить, что за время моей работы клуб сдал все отчеты и министерство спорта приняло их. Никаких замечаний не было.

Все остальное, кроме как абсурдом и клеветой, назвать не могу. У клуба был президент Эдуард Сандлер. В штатном расписании такой должности нет, заработной платы у президента – тоже. Я неоднократно говорил о том, что данная должность номинальна. Основная функция его заключается в медийном представлении клуба, связях с общественностью, чиновниками и спортивными функционерами. Правом подписи обладал лишь я, и, конечно, ответственность за работу клуба лежит полностью на мне.

Сандлер действительно работал тренером баскетбольной команды. У него была высокая заработная плата, но явно не такая. Почему клуб пишет откровенную ложь, мне не понятно. Ведь у представителей Эдуарда есть официальная справка о его доходах.

Да, я работал по совместительству спортивным директором. Законодательством это не запрещено. Я имею на руках оригинал данного контракта, а также при увольнении специалист по кадрам ПСК «Сахалин» выдал мне заверенную копию экземпляра, который всегда находился в клубе! Почему его не показали проверяющим, для меня загадка. Также копию контракта могли запросить в министерстве спорта. Почему и этого не сделали?

Что касается зарплаты и премий, то тут вообще смех. В справке 2-НДФЛ у меня стоит сумма в разы меньше. Откуда пресс-атташе взял эту информацию, остается только догадываться. У клуба есть единое положение о премировании, которое работает и сейчас. Волейбольная команда, хоккейная, баскетбольная, все получают премии, включая всех новых работников офиса.

Что касается компенсаций. Зачастую, если человек теряет работу в середине сезона, он, как правило, остается без работы. Законом о физической культуре и спорте разрешается включать в трудовые договоры пункты о дополнительной гарантии. Юристы министерства спорта принимали данные договоры, и вопросов у них не возникало. Подобные пункты в контрактах есть у всех начальников команд, тренеров и у ряда ведущих игроков. Причем компенсации прописаны для обеих сторон.

Например, если тренер, либо другой работник, решил бросить команду и уйти по своей инициативе в разгар сезона,то ему придется выплатить клубу полную сумму контракта, либо больше. Если же клуб решит разорвать отношения по своей инициативе, то платить компенсацию придется уже ему. Так что, считаю вполне логичным и законным данные соглашения.

В дополнение хочу сказать, что для меня остается непонятным, почему руководитель клуба предпочел разорвать со мной контракт в одностороннем порядке, причем с нарушением закона о трудовом праве, а не попытался пойти на переговоры, что исключило бы выплату компенсации. В связи с этим фактом считаю, что выплата мне компенсации будет вполне правильным решением.

К бизнес-классам проверка отнесла перелеты классом комфорт. Это один из пунктов, которые нужно было оспаривать, и, уверен, у меня бы это получилось. Эти перелеты были в начале 2016 года, и на тот момент они были не запрещены и принимались к отчету. Комфорт приравняли к бизнесу с ноября 2016 года. К сожалению, о люксах ни мне, ни баскетбольной команде ничего не известно.

О каких шести миллионах идет речь, мне не понятно. На момент моего увольнения сентябрьский отчет был сдан. За все перечисленные деньги я отчитался в полном объеме.

В общем, хотелось бы напомнить, что презумпцию невиновности еще никто не отменял, а вся статья написана, как обвинительный приговор. Считаю это не чем иным, как попыткой очернить мою репутацию и оказать давление на общественное мнение и правоохранительные органы. Я обязательно буду обращаться в суд с иском о защите чести и достоинства, так как эта информация, размещенная в официальных источниках, содержит множество недостоверных фактов, порочащих меня и не имеющих под собой реальных обоснований.

И еще хочется сказать, что уже становится неприятно от скандалов и интриг, инициируемых руководством ПСК «Сахалин» вокруг клуба, репутация которого создавалась в течение долгого времени. Хотелось бы порекомендовать им сконцентрироваться на спорте и спортивных результатах, а не заниматься черным пиаром.


Сайт VL.ru также приводит слова бывшего пресс-атташе клуба Марианны Симоненко.

У меня на руках трудовой договор и два дополнительных соглашения к нему (одно относится к сезону 2015/2016, второе – к сезону 2016/2017, который я до конца не доработала). В дополнительных соглашениях к трудовому контракту указана общая сумма за сезон, со всеми начислениями. Я подписывала трудовой договор с клубом и выполняла все должностные обязанности согласно получаемой заработной плате.

Ежемесячно зарплата приходила мне на банковскую карту двумя частями: авансовая часть и основная. Ежемесячно в налоговую инспекцию и Пенсионный фонд ПСК «Сахалин» проводил все необходимые отчисления.

После моего увольнения в декабре 2016 года никакого миллиона, «золотого парашюта», я не получала и понятия не имею, о чем идёт речь.

Официальный пресс-релиз ПСК «Сахалин», в котором указан данный факт, я считаю клеветой и имею полное право обратиться в суд. Кроме того, считаю, что руководство ПСК «Сахалин» должно принести мне официальные извинения, так как их заявление порочит мою репутацию.

Полная версия сайта