Новости Владивосток

В Приморье выявили собственников 26 затопленных судов

На Дальнем Востоке насчитали несколько сотен затонувших судов – больше всего в северной части региона, на Камчатке, Магадане и Сахалине. В Приморском крае нашли 26 судов, у которых есть владельцы – они и должны их утилизировать. По данным Общества изучения Амурского края, всего в Приморье более 50 мест кораблекрушений и затоплений, часть которых является памятными морскими местами, а останки судов не подняты до сих пор.

Заместитель председателя правительства Виктория Абрамченко обсудила с регионами Дальневосточного федерального округа реализацию плана мероприятий по очистке морских портов от затонувших кораблей, сообщает кабмин. По её словам, в России запущена «генеральная уборка» водных объектов морских акваторий и ликвидация накопленного экологического вреда на суше.

«На приоритетные проекты по ликвидации накопленного вреда на суше и на море по поручению президента будет направлено 20 млрд рублей. Регионы и профильные ведомства должны определить перечень таких «горячих точек», которые требуют вмешательства в самое ближайшее время. Самое главное – граждане должны увидеть реальный результат этой работы», – отметила Виктория Абрамченко.

Она напомнила, что после поездки председателя правительства Михаила Мишустина в регионы Дальневосточного федерального округа уже начата работа по расчистке так называемого кладбища кораблей. Проблема копилась десятилетиями. Сейчас в штабном режиме регионы вместе с профильными ведомствами и бизнесом работают над ликвидацией этой проблемы. Лидеры в реализации плана генуборки – Магаданская область, Камчатский край и Сахалинская область.

В акваториях этих территорий уже есть видимые результаты. Например, проведена полная инвентаризация кораблей в бухте Нагаева Магаданской области, начата утилизация четырёх кораблей. В Авачинской бухте Камчатского края инвентаризированы 84 судна, начаты работы по демонтажу и ликвидации бесхозяйных судов.

В ходе совещания вице-премьер поручила Минтрансу составить перечень приоритетных брошенных объектов, у которых нет собственника и для ликвидации которых требуется финансовая поддержка федерального бюджета. Если же имеется собственник затопленного имущества, он должен нести ответственность за его утилизацию.

«Наряду с расчисткой водных объектов необходимо вести профилактическую работу, не допускать подобного захламления, создавать систему, при которой кладбища кораблей просто не смогут появиться. В правительство уже внесён законопроект, который обязывает собственника судна нести полную ответственность за своё имущество, правильно утилизировать корабли. Например, в Приморском крае более 26 затопленных судов имеют конкретных собственников. Они сами должны поднимать корабли, а не перекладывать финансовое бремя на плечи налогоплательщиков. Планируем, что закон будет внесён в Госдуму осенью этого года», – сказала Виктория Абрамченко.

По поручению Абрамченко администрациями субъектов вместе с Минтрансом, Минприроды и Минфином будет создана единая база затопленных кораблей, которая будет содержать характеристики объектов, собственников судов и план утилизации объектов. Такой реестр, уточнила вице-премьер, должен вестись без сложных бюрократических процедур, в упрощённом виде. Кроме того, профильным ведомствам поручено создать единую базу наиболее эффективных решений по утилизации судов. Это позволит оптимизировать расходы бюджета и распространить лучший опыт на разные территории.

VL.ru уже писал, как доживают свой век суда в Приморском крае, отправленные в «последнее плавание»: кладбища кораблей есть по берегам практически всего региона, немало их и во Владивостоке. Часть таких мест затоплений давно стала туристически привлекательным местом, например, бухта Труда на Русском острове или зверобойные шхуны в бухте Витязь.

На сегодняшний день в России действует постановление № 620 «Об утверждении технического регламента о безопасности объектов морского транспорта». Согласно документу, утилизировать суда обязан собственник, причём в специализированных местах: судоверфях с оборудованными доками, с предоставлением кипы документов и сертификатов. Отправляя судно «на разделку», владелец должен немало заплатить за работу компании, оказывающей эту услугу. Разумеется, владельцы стараются избежать дополнительных расходов на «мёртвое» плавсредство, поэтому практика утилизации судов в своих портах у нас не прижилась. «Центрами» по утилизации старых судов являются Индия, Пакистан, Бангладеш и Турция. Здесь дешевле, но не все суда могут проделать подобное путешествие из Приморья без привлечения дополнительных сил и средств.

Кодекс торгового мореплавания гласит, что «собственник затонувшего имущества обязан по требованию капитана морского торгового порта или капитана морского рыбного порта в установленный им срок поднять затонувшее имущество и при необходимости удалить или уничтожить его». Существует также международная конвенция по страхованию судов на случай их гибели и затопления, принятая в 2015 году. В Японии, например, требуется, чтобы все суда, заходящие в её воды, были застрахованы. В этом случае затонувшее судно будет поднимать страховая компания и расходы с собственника будет взимать она же. Но Россия к конвенции не присоединилась, поэтому портовым властям остаётся только бегать за собственником или разыскивать его по всем возможным каналам и просить убрать судно.

Обязать судовладельца администрация порта может только через суд. Но если собственником является иностранное лицо или хозяин скрывается, то никаких инструментов воздействия на него нет. Именно поэтому в бухтах появляются новые «кладбища кораблей». Ярким примером такого подхода было брошенное судовладельцем и командой судно Yeruslan, которое убрали из Амурского залива и позже полностью разделали на металл только благодаря общественному резонансу.

По данным Русского географического общества и Общества изучения Амурского края, в Приморском крае есть более 50 известных мест кораблекрушений, часть судов, в том числе военных, так до сих пор и не подняли. При этом некоторые зоны имеют статус морских памятных мест.


Полная версия сайта