Новости Владивосток

Минприроды поменяет законодательство для утилизации затонувших судов

Министерство природных ресурсов разработает изменения в законодательство для того, чтобы исполнить поручение премьера Мишустина по утилизации затонувших судов на Дальнем Востоке. По словам профильного вице-премьера Виктории Абрамченко, пока сделать это мешают противоречия в нормативно-правовых актах.

Только в Магаданской области требуется поднять 21 затонувшее судно, а всего таких «артефактов» в стране официально более тысячи – такие данные озвучила вице-премьер Виктория Абрамченко в интервью РБК.

«В Магаданской области есть «кладбище» из 21 корабля, которые нужно поднимать. Удивительно, конечно, что только председатель правительства увидел, что они мешают, а ведомства этого не замечали. Всего по стране их [затонувших кораблей] около тысячи, но я думаю, что это не конечное число. Ещё есть реки и другие водные объекты, которые никто никогда не обследовал», – сказала чиновница.

Как объяснила Абрамченко, российское законодательство «состоит из ловушек»: с точки зрения Гражданского кодекса заброшенные корабли — это недвижимое имущество. Поэтому требуется отыскать собственников и заставить их эту недвижимость поднять и утилизировать или переработать каким-то иным способом. Но собственника нередко не получается найти или он уже давно банкрот. Тогда включается механизм признания имущества бесхозяйным и установления права муниципальной собственности на него через суд. Публичный собственник в лице, например, Росимущества, тоже не знает, что с этими кораблями делать. Муниципалитеты самостоятельно с такой задачей не справятся.

Для того, чтобы запустить процесс, требуется подготовить изменения в законодательство в первую очередь в том, чтобы затапливать суда собственникам стало невыгодно. Владельцы уже затопленных судов должны возмещать ущерб или сами их поднимать и утилизировать. Также требуется внести поправку в Кодекс торгового мореплавания, чтобы с момента исключения корабля из официального российского реестра судоходства он считался не недвижимостью, а уже металлоломом. При этом сумма всего проекта утилизации пока не просчитана.

«Росимущество утилизирует один корабль за 5 млн рублей, другие коллеги называют просто какие-то чудовищные суммы — по несколько сотен миллионов», – говорит Абрамченко.

Также есть проблема в том, что некоторые затопленные суда становятся туристическими объектами. Так, вице-премьер привела в пример затопленный самолёт в Чёрном море – его затопили специально, туда погружаются дайверы. Но с точки зрения экологии — это мусор на дне.

«Мы сейчас думаем, как быть, — исключения прописывать? Невозможно на одну и ту же проблему смотреть с двойным стандартом. Корабль затонувший — это мусор, а специально для дайверов затопленный самолёт — это объект для привлечения туристов», – констатирует вице-премьер.

Напомним, в Приморском крае тоже есть несколько десятков затопленных судов. Во Владивостоке самое большое кладбище находится на Русском острове, в бухте Труда. Это свалка военных кораблей, частично распиленная металлистами, однако всё ещё привлекающая внимание туристов и любителей прогулок на сапах. Многие затонувшие суда — например, зверобойные шхуны в бухте Витязь, также являются объектом привлечения туристов.

Утилизировать судно или корабль необходимо для защиты окружающей среды. В России с сентября 2010 года действует Постановление № 620 «Об утверждении технического регламента о безопасности объектов морского транспорта». Согласно документу, утилизировать суда обязан собственник, причём в специализированных местах: судоверфях с оборудованными доками, с предоставлением кипы документов и сертификатов.

Отправляя судно «на разделку», владелец должен немало заплатить за работу компании, оказывающей эту услугу. Разумеется, владельцы стараются избежать дополнительных расходов на «мёртвое» плавсредство, поэтому практика утилизации судов в своих портах у нас не прижилась. «Центрами» по утилизации старых судов являются Индия, Пакистан, Бангладеш и Турция. Здесь дешевле, но не все суда могут проделать подобный путь из Приморья без привлечения дополнительных сил и средств.

Кодекс торгового мореплавания гласит, что «собственник затонувшего имущества обязан по требованию капитана морского торгового порта или капитана морского рыбного порта в установленный им срок поднять затонувшее имущество и при необходимости удалить или уничтожить его». Существует также международная конвенция по страхованию судов на случай их гибели и затопления, принятая в 2015 году. В Японии, например, требуется, чтобы все суда, заходящие в её воды, были застрахованы. В этом случае затонувшее судно будет поднимать страховая компания и расходы с собственника будет взимать она же. Но Россия к конвенции не присоединилась, поэтому портовым властям остаётся только бегать за собственником или разыскивать его по всем возможным каналам и просить убрать судно.

Обязать судовладельца администрация порта может только через суд. Но если собственником является иностранное лицо или хозяин скрывается, то никаких инструментов воздействия на него нет.


Загружаем комментарии...

Полная версия сайта