Новости Владивосток

Рудные времена: добытчики вольфрама из Светлогорья снова встали горой за ГОК и родное село

«У нас богатый опыт борьбы за существование!» – с гордостью говорят на Лермонтовском ГОКе. Здесь в очередной раз идет война за жизнь комбината и села. Градообразующее предприятие в Светлогорье остановилось в октябре, а в лексиконе местных тогда же появилось выражение «на 2/3» – это означает, что на время вынужденного простоя человеку выплачивают 2/3 зарплаты. О том, на что надеются, во что верят и чего или кого ждут оставшиеся без работы горняки, узнали корреспонденты VL.ru, приехав в моногородок.

Светлогорье – село в Пожарском районе на границе Приморья и Хабаровского края, километрах в 20 от Бикина. Здесь есть школа, детский сад, почта и банк, маленький рынок, часовня в здании местной управы, несколько магазинов, 11 разноцветных пятиэтажек и еще около 30 частных домов. А метрах в 800 от крайних зданий стоит градообразующее предприятие – Лермонтовский горно-обогатительный комбинат, где добывают вольфрам. С ним связана вся жизнь этого населенного пункта.

Немаленькое для севера Приморья село основано было в 1985 году именно в связи со стройкой ГОКа на базе месторождения вольфрама. В 1987 году открыли рудник, а в 1988 году он вышел на проектную мощность. Уже тогда было ясно, что запасов месторождения хватит на 30 лет и к этому времени надо будет проводить геологоразведку. Но шло время, ГОК переходил из рук в руки, дележкой активов были заняты многие (об этом ниже), а исследованием новых месторождений никто так и не озаботился (и об этом тоже).

Изменения на ГОКе напрямую влияют на демографические процессы в селе. Если в 2015 году в Светлогорье жили 1635 человек, то в 2016 году – 1596. Такой резкий скачок связан с тем, что горно-обогатительный комбинат остановили. В 2016 году вопрос встал ребром: руды в карьере почти нет, скоро добывать станет нечего.

От СССР до приватизации

Валентина Воронова пришла в горнорудную промышленность больше 30 лет назад. После техникума и института поработала немного на Приморском ГОКе в поселке Восток, а в 1988 году приехала в Светлогорье. Начинала простым флотатором в отделе технического контроля. Теперь она – начальник горно-обогатительной фабрики, один из самых уважаемых людей на комбинате.

«До 1992 года все было хорошо, а потом в стране начались передряги», – история предприятия проходила у Валентины Васильевны буквально перед глазами.

Акциями предприятия изначально владел трудовой коллектив, а потом в тяжелые времена люди их распродали, чтобы выжить. «Лермонтовская горнорудная компания» выпускала вольфрам себе в убыток и в 2004-м благополучно обанкротилась.

«Мы охраняли комбинат, чтобы никто его не разграбил, – вспоминает Валентина Воронова. – И в начале 2006 года запустились. Но если до того Лермонтовское рудоуправление работало под единым началом государства, то потом ГОК стал переходить из рук в руки».

Первой в 2004 году пришла УК «ГМК Дальполиметалл», президентом компании тогда был Василий Усольцев. Сейчас Усольцев встречается с трудовым коллективом Лермонтовского ГОКа уже в чине вице-губернатора, выслушивает жалобы, вырабатывает пути выхода из кризиса.

«Дальполиметалл» управлял ГОКом не то чтобы очень успешно.

«Выхолостили предприятие, работали хапками, – в голосе начальника фабрики появляются вольфрамовые нотки. – Тогда и начали разрушать карьер Центральный. Наш бывший главный инженер патентом махал, как флагом – и никто его убедить не мог, что нельзя просто с бортов руду сгребать (кстати, добыча идет открытым способом; сейчас карьеры в снегу – прим. VL.ru). В неправильно отработанных и брошенных бортах столько руды осталось, добывать и добывать еще! Но просто так к ним уже не подступиться, они ж теперь не разносятся. Каждое месторождение отрабатывается по определенной технологии, и там ее нарушили. Другие карьеры не вскрывались, а ведь руда была не только на Центральном, но и на Норушке, Северо-Западном, Молодежке...»

Бойня за активы

Валентина Воронова говорит с нами о технической стороне дела. Но есть и финансовая. Ушел «Дальполиметалл», оставив после себя настоящий потоп: УК, как позже выяснил суд, заключала заведомо невыгодные для «Лермонтовской горнорудной компании» сделки и увеличила кредиторскую задолженность на 584 миллиона рублей.

Все это привело к тому, что 2006 году имущество нищей «Лермонтовской ГРК» выставили на аукцион по инициативе налоговиков. Тогда произошла удивительная сделка. Торги должны были состояться в Светлогорье, но в милицию поступил звонок о заложенной бомбе, их перенесли и в кратчайшие сроки провели во Владивостоке. «Дальполиметалл» на аукцион, понятно, не успел, зато успела московская фирма «Вист-Авто Центр», которая приобрела лот за 104,9 миллионов рублей (при начальной цене в 104 миллиона). Несмотря на возражение ФНС, которая еще надеялась получить с ЛГРК долги, и потенциальных «других покупателей», Арбитражный суд признал сделку чистой.

Так хозяином Лермонтовского ГОКа стал москвич Антон Родионов, друг владельца «Вист-Авто Центра» Александра Мартынова. А Усольцев еще три года яростно судился, ничего так и не высудил. Кстати, да, компания «Вист-Авто Центр» по основному профилю занимается машинами.

В 2008-м фабрика несколько месяцев простаивала, люди голодали, срочно приезжал губернатор Сергей Дарькин с комиссией, просил людей не голодать. Тогда край выделил работникам ГОКа два миллиона рублей и бесплатные путевки в детские образовательные лагеря. Работа восстановилась.

Как спасали ГОК

ЛГРК стала филиалом ООО «Русский вольфрам» в Приморском крае. Собственником Лермонтовского ГОК по факту эта компания является по сей день. В феврале 2009 года Роснедра отозвали у «Русского вольфрама» лицензию на разработку месторождения (сейчас идет процесс возврата лицензии реальному собственнику, но идти он может еще долго). Тогда же приморские власти начали поиски управляющей компании. Искали, как в стихах, чуть ли не с пожарными и милицией. Предлагали взять Лермонтовский ГОК Приморскому ГОКу и «Русской горнорудной компании». Но вешать на себя проблемы комбината никто по своей воле, разумеется, не торопился. Во-первых, из-за многомиллионных долгов. Во-вторых, потому что продолжались суды по поводу той самой удивительной сделки 2006 года. А в-третьих, потому что на тот момент проблем с геологоразведкой, запуском замороженного предприятия и модернизацией было явно больше, чем предполагалось прибыли.

Вскоре после отзыва лицензии в 2009 году коллективу выдали уведомления о ликвидации предприятия и сокращении комбината. Идите, мол, куда хотите. Зарплату не платили несколько месяцев. Люди надеялись, верили и голодали. Надежды стали кончаться вместе с картофельными очистками, которыми тогда в буквальном смысле питались некоторые семьи.

И люди «достучались до небес». За дело взялся профсоюз, подключили кого только можно. Дошло до Путина и Медведева, отреагировали краевые власти. Все это было на волне не менее печальной ситуации с моногородом в Ленинградской области Пикалево, поэтому вопрос решился сравнительно быстро и сравнительно эффективно.

В конце июня 2009 года тогдашний губернатор Сергей Дарькин поставил управляющую компанию решением сверху. Ни одного горнорудного предприятия, которое бы добровольно согласилось принять в управление ГОК, так и не нашлось. Так что для работы с государственным финансированием выбрали КГУП «Примтеплоэнерго» – предприятие, при Дарькине и появившееся для работы с тепловыми и электрическими сетями в маленьких городах и районах Приморья. Причем предприятие в энергетике показало себя в целом с хорошей стороны, просто к горнорудной промышленности оно отношение имело чуть менее, чем никакое. Но стоит отметить, на начальном этапе ГОК запустили, закупили новое оборудование на горный цех, на обогатительную фабрику. Начали вскрывать карьер Северо-Западный, он недалеко от Центрального. А руда на нем оказалась очень хорошего качества, легко обогащаемая.

Долги погасили за счет краевого бюджета. Реальный собственник получал арендную плату и 10% от прибыли. Кстати о собственнике. Антон Родионов сейчас трудится руководителем Инвестиционного Агентства Приморского края.

Правительство через «Примтеплоэнерго» выделило ГОКу кредит в 300 миллионов рублей. В 2010 году деньги были получены, и предприятие возобновило работу, уже через год кредит вернули. И все стало хорошо. Пока не начала кончаться руда.

И вновь начинается бой

«Коллектив сейчас, как в 2009 году, собирается вместе и защищает свои права. Право на жизнь в этом поселке. Сейчас ничего хорошего нет. Мы находимся в неизвестности, – говорит начальник фабрики. – Когда мы остановились, коллектив начал писать и звонить во все возможные инстанции, поставили в известность руководство района. У него хоть больших денег и нет, но небольшие единовременные выплаты дали, оплату услуг детского сада работникам ГОК на период простоя вдвое снизили, спектр медицинских услуг для нас обещали расширить».

В августе, когда уже было понятно, что руда кончается, на ГОК приезжал Миклушевский. Ему ситуацию описали, он обещал разобраться. В сентябре предприятие остановилось, 1 октября людей посадили на урезанную зарплату.

«Если бы тогда нас сразу остановили, отправили на 2/3, люди бы как-то выжили. Летом ведь попроще. Мы сразу всем сказали, что у нас крах – но тогда внимания никто не обратил. Вот когда уже до камушка выбрали, 1 октября нас отправили на простой. А вы представьте – дети у всех учатся. Я с людьми разговаривала, многим даже ребенка не на что учиться отправить! И всем наплевать на нас! Мы на Новый год просили помощи. Я лично встала, когда Усольцев приезжал, и говорю: коль наши работодатели так подло с нами поступили, а впереди Новый год, ну выделите каждой семье хоть по 5000! Помимо тех денег, что мы получим.

Записали. И ничего не выделили! – возмущена оператор геофизического отряда КФС Татьяна Майорова. Она на предприятии уже 20 лет работает и тоже повидала многое. – От предприятия были подарки детям, да. А мы просили, чтобы нам помогли те, кто выше... Сколько бумаг мы писали, чтобы помогли хоть продуктами семьям, где много детей, хоть бы что! При мне женщина, фамилию не знаю, брала в долг продукты, мальчишку отправляла на учебу. Самые дешевые консервы брали – отсюда, потому что тут еще в долг дают, самых простых конфет. Нормально?!»

Когда предприятие остановилось, коллективу пообещали выделить денег и запуститься в апреле, а до этого времени «что-нибудь придумать».

Сейчас на ГОКе работает 294 человека, 160 из них – в простое, то есть «на 2/3». На ГОКе рассказывают, что, когда неурядицы с собственниками разрешились, в селе даже случился бэби-бум. Люди поверили в светлое будущее и стали заводить детей, немало здесь многодетных семей. На улицах гуляют ребятишки, у подъездов стоят коляски. А на входе в каждый подъезд нарисованы сказочные персонажи: волк и заяц, коза рогатая, петушок-золотой гребешок, три беспечных поросенка...

В основном на ГОКе трудятся коренные светлогорцы. «У нас тут уже династии. Мама, папа, дети, уже и внуки. Пришлых мало. Это здорово: если, например, работает дочь, то отец для нее некачественное сырье не подаст. Вот, например, есть семья Пузыревских. Отец – мастер реагентного отделения. А дочь – флотатор на обогатительной фабрике. Разве отец для дочери может что-то плохое сделать? Так и строятся наши отношения», – рассказывает Валентина Воронова.

Вопросы без ответов

Зарплата на предприятии маленькая. Средняя по предприятию, вместе со всеми надбавками, региональными и за вредность, – от уборщицы до директора – 25 тысяч рублей. Кстати, зарплата у генерального директора Владимира Калиновского, как у дробильщика, 10 800 рублей – он себе сам такую поставил, рассказывает. Зато нет разговоров, что один богатеет, пока другие голодают. Директор здесь вообще странный. Первым делом он советует журналистам поговорить с теми, кто его недолюбливает. А такие в коллективе есть, хоть и немного. В том году он вскрыл хищение топлива на несколько миллионов (для экономики села это деньги очень приличные). Понятно, что сливали не от хорошей жизни, но ГОКу-то от этого не легче. «За солярку» тут много кто знает, но народ предпочитает не высказываться. Одни говорят, что директор прав. Другие говорят, что зарплаты маленькие, как жить-то...

Рабочие с обычной зарплатой, например в 14 тысяч рублей, сейчас получают меньше десяти. За квартиру отдают около восьми тысяч. «А много у нас матерей-одиночек. На что жить? Караул! Беда! – эмоционально высказывается Татьяна Майорова. – У нас комбинат свой, работать и работать. А мальчишки семьи бросают и уезжают на заработки. В который раз нас уже доводят до такого состояния! Мы вольфрам выпускаем? Вольфрам! Во-первых, хочу спросить, почему зарплата такая маленькая, почему рабочие в нищете живут? Деньги есть. Почему геологоразведку не ведут? Почему Центральный карьер загубили? Почему не было расширения этого карьера?»

Все эти вопросы, конечно, остаются без ответов.

Валентина Воронова объясняет суше: «Каждый делает свое дело. Под моим руководством фабрика выпускает готовую продукцию. Ее продают, и на эти деньги комбинат дальше живет. Мы в финансовых потоках не разбираемся. Но сейчас главная проблема – отсутствие сырьевой базы. Все большие месторождения с рудой первого сорта выработаны, остались месторождения с рудой более низкого качества: это Норушка и еще невскрытая Слепая».

На Норушке и Слепой руды тоже немного. В 17 километрах от ГОКа есть рудопроявление Рубежное. Но оно не до конца разведано, это даже не официальное месторождение еще. Какие залежи металла там находятся, точно никто не знает. По предположениям, вольфрама там хватает. В месяц ГОК потребляет 10-11 тысяч тонн руды. Но до сырья надо еще добраться, убрать нерудные массы, обнажить рудное тело...

Добытчики вольфрама на вес золота

Новый год в Светлогорье прошел тихо. «Фейерверков мало было, люди сидели по домам. Что смогли приготовить, то и было на столе, – рассказывает руководитель первичной профсоюзной организации ГОКа Татьяна Белова. – А сейчас дети в учебные заведения разъехались – там плата за общежитие повысилась, все дорожает».

С фабрики за время простоя уволилось 12 человек, с ГОКа в целом – человек 25. А ведь каждый ценится на вес золота. Ушли белазисты, сварщики, водители, электрики. Машинисты и электрики здесь вообще в большой цене.

Приезжали в Светлогорье рекрутеры из Кинкана, там горно-обогатительный комбинат запустился, с комбината «Солнечный», что в Хабаровском крае. Приглашали на работу приморцев. Согласились немногие. А так на заработки едут кто куда: в Охотск, на Камчатку, на «Амур золото», в Комсомольск...

Один из тех, кто однажды не вернулся на ГОК – Александр, раньше он работал насосчиком на хвостовом хозяйстве. Сейчас трудится в Албазино на золотых приисках: «Ну как можно жить на такую зарплату, имея двоих детей, вы сами подумайте. Чуть больше десяти тысяч получал! Так и напишите!»

Когда ГОК выкарабкался после кризиса 2009 года, многие вернулись. Семьи воссоединились, вспоминает Татьяна Белова. «Тогда и прирост населения пошел, многодетных семей больше стало, выпускники вузов, техникумов стали подтягиваться. Молодых сотрудников мы обучали во Владивостоке», – говорит она.

Сейчас временный путь выхода из кризиса краевые власти выработали. Светлогорцам предложили освоить новые профессии: бухгалтер, руководитель бизнеса, мастер маникюра и педикюра, повар, оператор ПК.

Человек 15 овладевают новыми навыками в Лучегорске. Другое дело, чтобы переобучить людей, надо их сперва сократить. А сокращений на ГОКе нет. Разве что кто-нибудь уволится сам. К тому же вакансии в основном для мужчин. И вся работа с выездом – в самом-то Светлогорье и в Бикине даже работы нет. Зарплату предлагают в 13-15 тысяч рублей. Жилье за эти деньги не снимешь. А ведь еще питаться на что-то надо, семью кормить, долги по квартплате закрывать. «Людям иски судебные приходят от "Примтеплоэнерго"! Не заплатишь – уже иск, – рассказывает Татьяна Майорова. – Предприятие довели и нам еще иски шлют! А сейчас деньги если выделят для ГОКа, куда они пойдут? В "Примтеплоэнерго". Нет им веры».

Надеются в ГОКе и на губернатора (в него пока верят) и в то, что директор Калиновский добьется помощи от чиновников.

«Наш директор, когда на комбинат пришел, не знал, что у нас богатый опыт борьбы за существование. Сейчас боремся вместе, – говорит Валентина Воронова. – Таких денег, которые необходимы для запуска предприятия, сейчас нигде не достать. Если нам помогут, если мы запустим предприятие хотя бы на этих карьерах, этого будет недостаточно. Надо, чтобы на Рубежное внимание обратили. Горнорудное производство очень сложное, вредное. Мы подконтрольны всем природным, атомным, экологическим надзорам. Столько надо получить разрешений предприятию, мы экзамены сдаем постоянно, учимся. Если сейчас запустимся, на два года руды хватит, а там и геологоразведка подоспеет».

Сейчас, чтобы начать вскрышу, по подсчетам горняков, нужно около миллиарда рублей. Чтобы запустить производство – около 600 миллионов. На разведку Рубежного – не так много по меркам отрасли, 200 миллионов на первоначальном этапе. Горнорудное производство – дело дорогое и требующее крупных капиталовложений. Да одно колесо на БелАз почти миллион стоит, не говоря уже о самой машине.

Как делают вольфрам

На обогатительной фабрике площадью в 10 тысяч квадратных метров сейчас безлюдно, тихо и холодно. Обычно шум такой, что разговаривать невозможно, постоянно работает 200 двигателей от 0,5 до 200 киловатт. В дробильном отделении кусок руды становится мукой, в реагентном готовятся химические реагенты для главного корпуса. В хвостовом хозяйстве хранятся отходы – сейчас там складировано 2,5 миллиона тонн вместе с химическими реагентами. И можно даже выбирать вольфрам из хвостов, то есть отработанных куч.

Хвостовое хозяйство надо постоянно обследовать, следить за состоянием трубопроводов, пульповодов, смотреть, нет ли угрозы прорыва дамбы (ведь это — гидротехническое сооружение). Если отходы попадут на местность, то произойдет экологическая катастрофа регионального масштаба. Когда весной начнут таять снега, дамба может переполниться, поэтому людям предстоит особенно напряженная работа. Три человека дежурят на комбинате круглосуточно. Охраняют от тигров, медведей (они захаживают на территорию) и воров. Сейчас еще внимательно следят, нет ли хищения труб. Пока за все время простоя ни одного гвоздя не украли. В 2003 же году были случаи, когда люди вырезали трубы – приезжали из Бикина. Так что охраняют здесь даже не от своих, а от приезжих.

Все оборудование в рабочем состоянии, хоть завтра запускай. Наготове лежат материалы, которые участвуют в процессе измельчения, мелющие тела.

С горного цеха сюда привозят руду кусками шириной до 750 мм. Такой камень на фабрике измельчают до состояния муки, даже мельче. И лишь потом на узле измельчения начинается процесс извлечения вольфрама. После физической обработки материал уходит на химическую. Измельченная руда подается во флотомашины, туда загоняется воздух, подаются химические реактивы. Пульпа находится в движении, вольфрам поднимается в пену, его собирают в емкости. Измельченный вольфрам опускается в аппараты для сгущения и отправляется в сушильное отделение.

Концентрат потом отправляют на металлургические заводы. Раньше продавали в Узбекистан, в Подмосковье, на Урал, в Японию и Европу. Сейчас – в Нальчик. Там происходит гидрометаллургический передел, и из килограмма концентрата с содержанием вольфрама 40% получается 400 граммов паравольфрамата аммония с содержанием вольфрама 99,9% и попутные минералы.

«Нам даже обещали, что построят здесь гидрометаллургический завод, чтобы в Приморье получали чистый вольфрам, а потом отправляли в металлургию, машиностроение, тянули из него нити, – рассказывает начальник фабрики. – Технология несложная, но дорогостоящая. Температура плавления вольфрама колоссальная, 2250 градусов».

«Васильевна, надо делать!»

Во время простоя готовая продукция не выпускается. Но люди поддерживают жизнь комбината. Например, ремонтируют оборудование. Дело в том, что вообще фабрика работает круглосуточно 27 дней в месяц, а на планово-предупредительный ремонт дается три-четыре дня. Каждая машина требует ухода, и за это время не всегда получается все качественно наладить. Так что время простоя используется по полной программе.

Сейчас на фабрике работают 23 человека, они получают полную среднюю зарплату. «Стараемся привлечь к работе тех, у кого детей много, кому тяжелее материально. А потом меняем людей, чтобы все как-то зарабатывали. Особенно цены на ЖКХ огорчают – 8-9 тысяч в месяц зимой, ну куда это годится...» – рассказывает Валентина Васильевна. Но и те, кто на 2/3, на работу приходят. Потому что просто «обеспечивать жизнедеятельность» и «охранять объекты» недостаточно.

Каждый день Валентина Воронова проводит с сотрудниками планерку, раздает задания. А потом начинается подготовка фабрики к запуску. Электрики приходят в помещение (а между прочим, там сейчас холодно, как на улице), залазят во все шкафы, проверяют все проводки, трансформаторы. Причем мужики сами говорят: «Васильевна, надо делать!»

Сергей Сидоренко – механик. Сейчас он охраняет объект, эксплуатирует водоснабжение, отопление, работает за полную зарплату, а вот супругу на 2/3 перевели. А обычно ремонтирует все механизмы, запускает, крутит, смотрит, налаживает. На фабрике он с 1998 года, пришел в самый разгар кризиса в стране. «Да я здесь родился. Вот и все, – объясняет он. – У меня здесь мама работала, сейчас я. Жена Татьяна тоже здесь, контролером на нулевке».

В семье Сидоренко четверо детей, двое в техникуме учатся, младшая в школе, а старший сын Никита в армии – а перед армией тоже на ГОКе поработал. «Как выкручиваемся? Как всю жизнь выкручивались. Это ж не первая остановка с 1998 года, третья или четвертая. Рыбалка хорошо выручает, – рассказывает тезка арестованного вице-губернатора. – Надеемся, конечно, что ГОК заработает. Иначе не ждали бы, уехали бы. Если что, на заработки пойдем. У меня корочки есть, в гидрометаллургию могу податься». Сергей скромничает, но начальник фабрики объясняет: такие специалисты на вес золота: он может работать механиком, слесарем, дробильщиком, сушильщиком.

Электрослесарь Александр Поздняков греет посиневшие руки над тэном. На фабрике холодно, а он перебирал автоматы, готовил их к работе, смотрел за их исправностью. «Все равно мы запустимся по весне. Так что телегу готовим зимой. На мой взгляд, хоть сегодня запускаться можно», – говорит он. В поселке у молодого человека семья, дом. С 2013 года сам работает на ГОКе. Жена Евгения маркшейдером трудится здесь же, младшая дочка в садик ходит, старшая – в школу. Несмотря на сложные времена, Новый год встретили хорошо – помог огород, к зиме с лета готовились.

Пенсионером быть выгодно

В Светлогорье несколько магазинов и даже небольшой рынок. На последнем продается заморозка, цены ниже, поэтому люди ходят часто, хотя в долг здесь не отпускают. А в магазинах дороже. Хлеб по 30 и выше, картошка – 42 рубля, морковь – 51. Поставки или из Лучегорска, или из Хабаровска. Иногда люди сами ездят закупаться на базы в Лучегорск или Бикин. Даже с учетом дороги выходит дешевле.

«Берут самое необходимое: хлеб, молоко. С тех пор, как фабрика остановилась, люди в долгах сидят, – рассказывает продавец одного из магазинов Лена. – В первую очередь за квартиру пытаются заплатить. Потому что чуть что, два-три месяца, сразу "Примтеплоэнерго" на них в суд подает. А мы в долг даем. Несколько десятков должников у нас. По возможности, хоть по тысяче, хоть по 500 рублей люди стараются рассчитываться.

У кого-то на заработки уехали мужья, жены. Соседка вот у меня на заработках, вынуждена была бросить ребенка и хозяйство. Потому что безвыходное положение. Я сама здесь 16 лет живу, и такое не раз уже было. До голодовок и забастовок доходило. Когда в прошлый раз ГОК останавливался, люди возвращаться боялись. Вернемся, говорят, а что толку-то? Через какое-то время опять шумиха, опять заварушка. Страшно, конечно, это же у нас единственное предприятие, которым жив наш поселок. Посмотрим, обещают много».

В селе на особом положении пенсионеры. Они и работают, и какие-никакие копейки от государства имеют. Например, Нина Петровна – и пенсию получает, и подвизается дворником, поэтому почти олигарх. «Выживаем все, как можем. Сын на 2/3 сидит. Раньше хоть магазины давали в долг, а сейчас уже не хотят. Им же тоже надо на что-то продукты закупать, – жалуется она. – Я на Новый год взяла кредит. Детям помогла продуктами немножко. Так мы и выживаем. Сейчас вот плачу».

Семья Селезовых – работники ГОКа. Идут домой с ведрами – кормили курочек на своем участке. Сейчас только частное хозяйство и помогает, да радует, что пенсия есть. Сергей Алексеевич работал горным мастером на карьере за 25 тысяч рублей, Любовь Павловна – мастером отдела технического контроля за 19 тысяч (это при стоимости только отопления в 4000 рублей). Пока предприятие в простое, сидят дома. Супруга скандинавской ходьбой занимается, лыжами, а супруг на рыбалку ездит. А есть в селе и те, кто закладывает за воротник.

«Надеемся, откроют ГОК. Миклушевский же пообещал что-то, – говорит Сергей Селезов. – Один праздник у нас – Новый год, его мы достойно справили, накопления тратили. А вот День металлурга, он в июле, нам не хотят устраивать. Ни концерта, ничего».

Коренной светлогорец Юрий Голоперов живет тут с 1988 года. Работает на автобусе сутки через трое, получает 22 тысячи (с начала простоя – по 19, хотя отрабатывает те же 180 часов, просто ночных не стало). «Четверо нас, водителей, было. А в связи с этой ситуацией двоих отправили на 2/3, а двоих только в день оставили. Вот я на автобусе людей вожу, а тарифная ставка у меня, как у любого пацана, который с автошколы пришел только что – четвертый разряд нам "Примтеплоэнерго" сделало, минимальный. Раньше мы утром делали четыре рейса, в обед три и вечером три. Сейчас один утром, один в обед, один вечером».

Новая надежда

Все местные маленькие и приезжие большие чиновники который год думают, как развивать в Светлогорье туризм. Вокруг – чудная природа, сопки, красота. Даже модный экологический туризм для азиатов можно организовать. Пока развитие идет только на словах. Есть только частная горнолыжная трасса с хорошим уклоном (два спуска: крутой более пологий) и подъемником.

«Напишите про нашу горнолыжку, а то не знает никто!» – просят светлогорцы. В выходные люди из Хабаровска ездят. Гостиницы нет, но кто приезжает, снимают квартиры в Бикине. Можно и в поселке поселиться. Даже купить жилье можно. Двухкомнатная стоит около 450 тысяч, в доме № 11 общедомового счетчика не было долго, там тарифы на ЖКХ выше были, поэтому «двушку» и за 350 тысяч можно было взять.

Клуб для детей пока на стадии обещаний. Спорткомплекс уличный тоже уже четвертый год ставят, разобранный-то он на базе лежит, но установить его никто не торопится.

Летом на предприятии, говорят местные жители, запустили шпоночный завод. Как холод наступил, он закрылся. А еще раньше на самом ГОКе хотели выпускать топливные брикеты. Оборудование закупили, но линия не проработала ни дня.

В прошлом году, когда на комбинат приезжал губернатор Миклушевский вместе с руководителем Инвестагентства Родионовым и вице-губернатором Вишняковым, коллективу рассказали о проектах, которые краевые власти собираются на базе ГОКа воплощать.

Во-первых, создать индустриальный парк (это предложение прозвучало сразу после информации о том, что ГОК работает на пределе возможностей). «В состав этого парка должны войти отдельные предприятия, такие как гидрометаллургический передел, переработка искусственного шеелита в ферровольфрам. Планируется также строительство гостиницы и дальнейшее развитие существующего горнолыжного склона с двумя трассами», – говорил тогда Антон Родионов.

Во-вторых, на базе действующей лаборатории по минералогическому и химическому анализу организовать отдельное предприятие, которое могло бы обслуживать не только ГОК, но и другие горные и геологоразведочные предприятия.

Из краткосрочных проектов выхода из кризиса краевые власти еще в октябре предлагали выработать схему производства щебня для нужд «Примавтодора». Материал вскоре даже выпускать начали. Но он не проходит по ГОСТу для строительства дорог. Хотя его можно продавать на другие цели. Но, говорят все в один голос, если не будет комбината, никакие проекты не спасут поселок: в проекте будет задействовано не так много работников.

«Если не будет этого предприятия, поселок погибнет. А руда есть! – уверяет Татьяна Майорова. – Мы просим помощи у кого только можно. Нужны деньги на геологоразведку, на вскрытие, чтобы найти руду и начать работать».


В среду, 18 января, на Лермонтовский ГОК в Светлогорье прибыл губернатор Владимир Миклушевский вместе с Василием Усольцевым. Они встретились с заводчанами и предложили очередной план выхода из кризиса. Начать решили с выделения предприятию из краевого бюджета 250 млн рублей.

Валерия Федоренко (текст), Сергей Орлов (фото)

Лермонтовский ГОК работает в Светлогорье с 1987 года — newsvl.ru Так комбинат выглядит со стороны — newsvl.ru Техника сейчас простаивает, многие машины надо ремонтировать — newsvl.ru Предприятие простаивает, но работники на нем есть. Люди следят за техникой, делают ремонт, защищают оборудование от воров — newsvl.ru Горное дело требует больших вложений капитала. Одна такая машина стоит несколько миллионов рублей — newsvl.ru Оператор геофизического отряда КФС Татьяна Майорова на предприятии уже 20 лет — newsvl.ru Руководитель первичной профсоюзной организации ГОКа и начальник охраны Татьяна Белова — newsvl.ru Начальник обогатительной фабрики Валентина Воронова — newsvl.ru С горного цеха руда идет на обогатительную фабрику — newsvl.ru В мешках лежат измельчители, готовые к работе — newsvl.ru Татьяна Майорова и Валентина Воронова водят нас по фабрике — newsvl.ru Это оборудование участвует в измельчении вольфрама — newsvl.ru Площадь фабрики - 10 тысяч кв. м. И одним помещением она не ограничивается — newsvl.ru Своих сотрудников здесь не забывают — newsvl.ru Механик Сергей Сидоренко идет по фабрике — newsvl.ru Готовый вольфрам похож на цемент — newsvl.ru Несмотря на такой радостный рисунок, в 1996 году на комбинате было уже не очень радостно — newsvl.ru В дни работы на фабрике постоянно шумит 200 разных двигателей — newsvl.ru В месяц ГОК потребляет 10-11 тысяч тонн руды — newsvl.ru Электрослесарь Александр Поздняков греет посиневшие руки над тэном — newsvl.ru На фабрике сейчас работает 23 человека, но приходят на службу и те, кого перевели на 2/3 — newsvl.ru Пока фабрика стоит, тут перебирают оборудование — newsvl.ru Валентина Васильевна на ГОКе с самого его рождения. Начинала она флотатором, а сейчас - начальник фабрики — newsvl.ru Автобус с фабрики до поселка — newsvl.ru Карьер Норушка, как и остальные, сейчас завален снегом — newsvl.ru Вольфрам на ГОКе добывают открытым способом — newsvl.ru Просто прогуливаться здесь не рекомендуется - на пути могут встретиться волки, медведь или тигр — newsvl.ru Вольфрама на Норушке тоже надолго не хватит, надо исследовать новое рудопроявление — newsvl.ru В поселке 11 жилых пятиэтажек и пара "заброшек" — newsvl.ru Кроме домов здесь есть детский сад и школа — newsvl.ru Купить квартиру в поселке можно за бесценок — newsvl.ru Недавно дома ремонтировали - люди благодарят главу села — newsvl.ru Всего в селе чуть больше 1600 жителей — newsvl.ru Много в Светлогорье детей и многодетных семей — newsvl.ru Двухкомнатные квартиры в таком доме стоят по 450 тысяч — newsvl.ru Магазинов в селе несколько. Цены в них, как во Владивостоке — newsvl.ru Пятиэтажки в селе разноцветные — newsvl.ru Около домов стоят машины - где постарше, где поновее — newsvl.ru Так разрисован каждый подъезд — newsvl.ru В Светлогорье верят: свет в конце туннеля есть — newsvl.ru После того как жизнь в 2010 году наладилась, люди стали обзаводиться детьми — newsvl.ru В поселке много кошек и собак — newsvl.ru На стареньком автобусе с логотипом "Примтеплоэнерго" люди ездят на работу и с работы. Раньше рейсов было восемь, сейчас осталось три — newsvl.ru Дома, кстати, красят во многих северных городках - чтобы в снег, например, не заблудиться. Здесь же это сделано, судя по всему, просто для красоты — newsvl.ru Вообще, когда комбинат работает, люди живут неплохо — newsvl.ru Светлогорье завалено снегом - чистым и блестящим — newsvl.ru По меркам приморского севера Светлогорье - поселок большой. И если ГОК закроется, людей придется куда-то переселять. В аналогичные условия — newsvl.ru На рынке в долг не отпускают, зато цены заметно ниже магазинных — newsvl.ru Продавцы говорят, что покупательская способность хоть и снизилась, люди все равно приходят: есть-то надо — newsvl.ru Работают с утра часов до 17.00-17.30 — newsvl.ru Хоть в поселке нет ни клуба для детей, ни спортплощадки, ни поликлиники, ни общедоступной бани, жить здесь можно — newsvl.ru Местная школа не пустует - в Светлогорье много детей и молодежи — newsvl.ru Часовня находится рядом с сервисом "Мои документы" в здании администрации сельского поселения — newsvl.ru Елочку на площади в этом году ставили ГОКовцы, привезли краном. Правда, ее за праздники оборвала детвора — newsvl.ru Светлогорская кошка мечтает о лучших временах — newsvl.ru Собрание жильцов дома № 11 по поводу тарифов на ЖКХ. Люди возмущаются. 31,04 рубля на "квадрат" заплатят только за квартиру — newsvl.ru В доме № 11 можно было купить квартиру дешевле тысяч на 100, потому что общедомового счетчика не было, за тепло платили больше, чем другие — newsvl.ru Вечером поселок Светлогорье выглядит таинственно и сказочно — newsvl.ru
Лермонтовский ГОК работает в Светлогорье с 1987 года — newsvl.ru Так комбинат выглядит со стороны — newsvl.ru Техника сейчас простаивает, многие машины надо ремонтировать — newsvl.ru Предприятие простаивает, но работники на нем есть. Люди следят за техникой, делают ремонт, защищают оборудование от воров — newsvl.ru Горное дело требует больших вложений капитала. Одна такая машина стоит несколько миллионов рублей — newsvl.ru Оператор геофизического отряда КФС Татьяна Майорова на предприятии уже 20 лет — newsvl.ru Руководитель первичной профсоюзной организации ГОКа и начальник охраны Татьяна Белова — newsvl.ru Начальник обогатительной фабрики Валентина Воронова — newsvl.ru С горного цеха руда идет на обогатительную фабрику — newsvl.ru В мешках лежат измельчители, готовые к работе — newsvl.ru Татьяна Майорова и Валентина Воронова водят нас по фабрике — newsvl.ru Это оборудование участвует в измельчении вольфрама — newsvl.ru Площадь фабрики - 10 тысяч кв. м. И одним помещением она не ограничивается — newsvl.ru Своих сотрудников здесь не забывают — newsvl.ru Механик Сергей Сидоренко идет по фабрике — newsvl.ru Готовый вольфрам похож на цемент — newsvl.ru Несмотря на такой радостный рисунок, в 1996 году на комбинате было уже не очень радостно — newsvl.ru В дни работы на фабрике постоянно шумит 200 разных двигателей — newsvl.ru В месяц ГОК потребляет 10-11 тысяч тонн руды — newsvl.ru Электрослесарь Александр Поздняков греет посиневшие руки над тэном — newsvl.ru На фабрике сейчас работает 23 человека, но приходят на службу и те, кого перевели на 2/3 — newsvl.ru Пока фабрика стоит, тут перебирают оборудование — newsvl.ru Валентина Васильевна на ГОКе с самого его рождения. Начинала она флотатором, а сейчас - начальник фабрики — newsvl.ru Автобус с фабрики до поселка — newsvl.ru Карьер Норушка, как и остальные, сейчас завален снегом — newsvl.ru Вольфрам на ГОКе добывают открытым способом — newsvl.ru Просто прогуливаться здесь не рекомендуется - на пути могут встретиться волки, медведь или тигр — newsvl.ru Вольфрама на Норушке тоже надолго не хватит, надо исследовать новое рудопроявление — newsvl.ru В поселке 11 жилых пятиэтажек и пара "заброшек" — newsvl.ru Кроме домов здесь есть детский сад и школа — newsvl.ru Купить квартиру в поселке можно за бесценок — newsvl.ru Недавно дома ремонтировали - люди благодарят главу села — newsvl.ru Всего в селе чуть больше 1600 жителей — newsvl.ru Много в Светлогорье детей и многодетных семей — newsvl.ru Двухкомнатные квартиры в таком доме стоят по 450 тысяч — newsvl.ru Магазинов в селе несколько. Цены в них, как во Владивостоке — newsvl.ru Пятиэтажки в селе разноцветные — newsvl.ru Около домов стоят машины - где постарше, где поновее — newsvl.ru Так разрисован каждый подъезд — newsvl.ru В Светлогорье верят: свет в конце туннеля есть — newsvl.ru После того как жизнь в 2010 году наладилась, люди стали обзаводиться детьми — newsvl.ru В поселке много кошек и собак — newsvl.ru На стареньком автобусе с логотипом "Примтеплоэнерго" люди ездят на работу и с работы. Раньше рейсов было восемь, сейчас осталось три — newsvl.ru Дома, кстати, красят во многих северных городках - чтобы в снег, например, не заблудиться. Здесь же это сделано, судя по всему, просто для красоты — newsvl.ru Вообще, когда комбинат работает, люди живут неплохо — newsvl.ru Светлогорье завалено снегом - чистым и блестящим — newsvl.ru По меркам приморского севера Светлогорье - поселок большой. И если ГОК закроется, людей придется куда-то переселять. В аналогичные условия — newsvl.ru На рынке в долг не отпускают, зато цены заметно ниже магазинных — newsvl.ru Продавцы говорят, что покупательская способность хоть и снизилась, люди все равно приходят: есть-то надо — newsvl.ru Работают с утра часов до 17.00-17.30 — newsvl.ru Хоть в поселке нет ни клуба для детей, ни спортплощадки, ни поликлиники, ни общедоступной бани, жить здесь можно — newsvl.ru Местная школа не пустует - в Светлогорье много детей и молодежи — newsvl.ru Часовня находится рядом с сервисом "Мои документы" в здании администрации сельского поселения — newsvl.ru Елочку на площади в этом году ставили ГОКовцы, привезли краном. Правда, ее за праздники оборвала детвора — newsvl.ru Светлогорская кошка мечтает о лучших временах — newsvl.ru Собрание жильцов дома № 11 по поводу тарифов на ЖКХ. Люди возмущаются. 31,04 рубля на "квадрат" заплатят только за квартиру — newsvl.ru В доме № 11 можно было купить квартиру дешевле тысяч на 100, потому что общедомового счетчика не было, за тепло платили больше, чем другие — newsvl.ru Вечером поселок Светлогорье выглядит таинственно и сказочно — newsvl.ru
Полная версия сайта