Новости Владивосток

Кинокритик Кирилл Разлогов: «Для развития искусства выгодно, чтобы мы жили хуже» (ИНТЕРВЬЮ)

Программный директор Московского кинофестиваля, преподаватель ВГИК, ведущий авторской программы «Культ кино» Кирилл Разлогов стал гостем фестиваля «Меридианы Тихого» во Владивостоке. VL.ru побеседовал с киноведом о том, как Старому свету получить новое искусство, России — «Оскара», а Владивостоку — киностудию.

- Кирилл Эмильевич, вот смотрю я на программу «Меридианов Тихого», да и других фестивалей, - одни драмы беспросветные. Где комедии, в конце концов? Почему нет хорошего смешного авторского кино?

- Если ты снимаешь комедию, тебе сразу хочется в мейнстрим, для фестиваля их специально никто не делает. А если человек рассказывает о своей первой несчастной любви или сексуальных извращениях, это делается для фестиваля. Отборщики могут вставить в конкурсную программу комедию в порядке исключения. Или в рамках ретроспектив, посвященных крупным комедиографам. Был период в 80-х, когда в моде была грустная итальянская комедия. И все крупные режиссеры работали в этом жанре, все крупные фестивали брали их работы. Сейчас даже самые великие фильмы, даже культовые, на кинофорумы попадают в последнюю очередь. Надо прославиться, чтобы твой фильм взяли Канны. Так же будет мало детективов, пародий. На фестивали уходит кино, которому сложно пробиться в прокат, которое имеет безусловное художественное достоинство, по мнению специализированной аудитории. И фильмы, вошедшие в историю кино, представляющие историческую ценность. Картины с великим американским актером Джерри Льюисом выходили на экраны не через фестивали, а через нормальный Голливуд.

- Вы родились в 1946 году. Что, на ваш взгляд, в отечественном кино изменилось с тех пор, а что осталось прежним? К чему движется российский кинематограф?

- Российский кинематограф пережил все революционные перемены — экономические и политические, потом вернулся к тому, чем он жил в 70-е годы. Но, к сожалению, такого качества кино, как было в 70-х, при этом не появилось. Каждый год создается три-четыре картины, которые пользуются большим коммерческим успехом, пять-десять картин, которые входят в фестивальный круг — Кончаловский, Герман-младший, Сокуров. Вступают на этот путь молодые. В советское время было больше коммерчески успешных картин, просто потому что рынок был закрыт и конкуренции Голливуда не было. Только 14 социальных картин в год можно было ввозить. Сейчас с открытым рынком стало труднее, процент отечественных фильмов на наших экранах снизился. Кому-то, может быть, обидно. Есть во Франции Люк Бессон, который делает транснациональное голливудское кино, а у нас есть Тимур Бекмамбетов. Бодров-старший — в меньшей степени.

- В советское время у нас были замечательные любимые зрителем режиссеры — Гайдай, Рязанов, Данелия и так далее. И их фильмы до сих пор смотрит вся страна. А сейчас нет таких новогодних фильмов. И продюсеры еще удивляются: «Почему это фильм "Елки" каждый год смотреть не будут?» 

- Ну, фильм «Елки» делается как новогодний подарок. Каждый год делается картина к Новому году. Какая из них задержится и останется в памяти... Сейчас большим успехом у критиков в том числе пользуется «Страна Оз», которая сделана как своеобразная ироничная предпраздничная сказка. А что касается вашего списка. Не было режиссера более презираемого, чем Леонид Иович Гайдай. Молодым режиссерам говорили: «Не дай Бог тебе сделать такой позор, как делает Гайдай!» А оказалось, что фильмы его смотрят по сей день. Такой же пример — Юнгвальд-Хилькевич, который был презираемым ремесленником, к которому никто с уважением не относился...

- Кроме зрителя.

- Естественно. Я имею в виду руководство, учителей ВГИКа, международный кинофестиваль. Все, что любят зрители, критики считают плохим кино. И сейчас это так же. Но сейчас велик возрастной разлад между 60-летними критиками и 13-летними зрителями, которые по определению не могут любить одни и те же фильмы. Критик говорит: «Боже, какой ужас! Кто разрешил это безобразие? Американский пирог! Что это за профанация?» А когда подросток приходит ко мне на Московский международный кинофестиваль и смотрит что-нибудь такое, скучное, психологическое, с извращениями, он говорит: «Боже, какая ерунда, какое занудство...»

- А тогда как отличить — что такое хорошо и что такое плохо? Мне вот нравится Marvel, «Игра престолов» и South Park. А Лав Диас — его же смотреть невозможно.

- Хороший подбор, вполне квалифицированный. Мне тоже они нравятся. Это вопрос специальности. Лав Диас сейчас получает все премии на самых крупных фестивалях. В будущем году он получит «Золотую пальмовую ветвь» в Каннах. Потому что так идет карьера: сначала «Серебряный медведь» в Берлине, потом «Золотой лев» в Венеции, дальше «Золотая пальмовая ветвь» в Каннах. Что делать после ветви? Когда ты уже получил высшую награду, тебе дальше идти некуда. И каждый раз от тебя ждут, что ты опять получишь «пальму». А каждый год тебе ее, конечно, давать не будут. Бывает очень трудно. Дэвид Линч на этом споткнулся. Правда, сделал «Твин Пикс» и ушел в сериалы. Но все равно его слава сейчас несоизмерима с временами, когда он делал «Дикие сердцем», в самый славный его период. Кино и попадает на фестивали, потому что его сложно смотреть. Для этого нужно особое настроение, особая атмосфера — праздника, исключительного шанса. Где вы еще, расскажите, посмотрите в прокате Лава Диаса? Или 12-часовую картину Ульрики Оттингер?

- В интернете посмотрю, вероятно.

- В интернете — не просмотр, это суррогат. Смотреть надо на большом экране. В интернете вы следите за содержанием и пропускаете красоты, которые за этим стоят, атмосферу, медленный ритм Лава Диаса, медленное повествование. Надо спокойно сидеть в зале, зная, что ты будешь сидеть здесь вечно с перерывом на обед. Это некое особое эстетическое переживание, как в случае с большими восьмичасовыми спектаклями, которые сейчас тоже появились. Нужен настрой и желание подвергнуться этом истязанию. Своеобразный садомазохизм.

- Как вы считаете, почему эта «короткометражка» Лав Диаса (а 226 минут — это для него настоящий короткий метр) 10 сентября взяла «Золотого льва»? Это интерес к маленькому, непонятному, филиппинскому? Или просто фильм крутой?

- Я его пока не смотрел, в отличие от «Колыбельной скорбной тайне». Во-первых, это, конечно, классное кино. Во-вторых, это мода. Она возникла, ее кто-то подготовил. И теперь на Лава Диаса молятся фестивали. Я с удовольствием показал «Колыбельную» на Московском кинофестивале в этом году. Как и «Тень Шамиссо» Оттингер. И сделал это рекламным трюком, сказал: «На этом фестивале вы увидите две очень длинные картины. Готовьтесь сразу, приходите с питанием и соответствующим настроением». Пришли. Смотрели. Правда, фильм Ульрики Оттингер мы разбили на четыре части, Лава Диаса показывали полностью с перерывом.

- Сначала Берлин, потом Венеция, Канны. На каком месте стоит «Оскар» в этом ряду? Стоит ли обыкновенному зрителю всерьез ориентироваться на американскую киноакадемию?

- Не только американскую, в ней много иностранных членов. Опять же — американская киноакадемия — голливудская. А Голливуд — явление транснациональное, там американцы далеко не главные. На это ориентируется весь мир. Стоит ли смотреть картины, которые отбирают? Есть две категории. Англоязычные картины, которые выходят в американский прокат, - это одна история. Их точно можно смотреть. Зарубежные картины, которые представляются странами и которые отбирает специальная комиссия, - явление более сложное. Год на год не приходится. Там были «Фанни и Александр» Бергмана, «Утомленные солнцем» Михалкова, были фильмы более легкие и более тяжелые. Сейчас мода на Румынию, этой страны будет много.

Как у нас — в 1969 году получила «Оскара» «Война и мир» Бондарчука. Все радовались победе. Годом ранее — «Поезда под пристальным наблюдением» Иржи Мензеля, который сейчас приезжает в Москву. И статья «В неверном свете "Оскаров" американские идеологи дали приз антисоциалистической картине. Ясно, зачем они это сделали...» Как и с «Левиафаном»: все кричат, что ценят на Западе только то, где грязь на Россию льется. Только почему-то грязь на Россию много где льется, а ценят они отдельно взятые произведения по особым причинам.

Есть еще Национальная академическая премия, BAFTA... Стоит ли ориентироваться на «Золотого орла» или «Нику»? Если вас интересуют производственные качества, то это будет скорее первое. Если интеллектуальная мода — второе. Но в этом году они дали премии одним и тем же фильмам, поэтому различия между ними не было и не должно было быть, потому что голосуют одни и те же люди. Но есть руководители, которые считают голоса. Между ними идет негласная война. И как известно, как считают — важнее, чем как голосуют. Фильмы, которые получают эти призы, - заметные. Не всегда удачные, но всегда заметные. В прокате собирают миллионы или вызывают благосклонность интеллигентов. Последняя картина Германа — только сумасшедший будет ее смотреть, но это великое произведение искусства и с этим ничего не поделаешь. Она будет жить вечно, а вот у «Легенды № 17» жизнь будет короткой. Хотя...

- Но это же уже не кино, а пропаганда какая-то. Фильм для поднятия патриотического духа.

- «Легенда № 17»? Чистое кино. Вы упрощаете ситуацию. Это возрождение советской эстетики. Патриотический дух здесь чисто эстетическое явление (смеется).

- Как вы считаете, когда мы начнем получать «Оскаров» за лучший фильм на иностранном языке?

- Когда перестанем выставлять наши официальные картины про войну, которые никогда не получат эту премию. А будем выставлять картины про интимную жизнь. Если бы вместо фильма «Край» Учителя выставили картину «Одна война» Глаголевой про женщин, беременных от немецких солдат во время войны, мы бы получили «Оскара». Потому что это хорошая человеческая история с хорошими актрисами, с мелодрамой, которая понятна. А столкновение двух поездов в воздухе американцы снимут не хуже, чем мы, они умеют это делать. Тяжесть бабьей судьбы они как раз делать не умеют, надо им это и показывать. Другое дело, что сейчас, поскольку мы в изоляции, поддержку получают те наши фильмы, которые в какой-то степени против официальной власти. Во всяком случае, не работают в соответствии с установками. Во-первых, потому что работать с установками скучно и художественно неполноценно, а во-вторых, потому что даже хорошие «официальные» фильмы сталкиваются с несправедливым отторжением. Но весь советский период было то же самое. Поэтому мы создали свой собственный кинофестиваль, свои собственные премии. Сейчас индийцы заявили, что они будут строить свой собственный фестиваль и вручать собственные премии, потому что голливудский подход их не устраивает.

- Да, «я построю свой лунапарк, с блекджеком...» Знаете это выражение?

- Конечно. Но индийцы могут. Если они заявят, что строят фестиваль с Китаем, то по количеству зрителей и фильмов это будет абсолютно сравнимо с Голливудом и Западной Европой.

- Круглый стол, посвященный региональному кинопроизводству, на «Меридианах Тихого», к сожалению, сорвался. Но на ваш взгляд, имеет ли место быть региональная киностудия в Приморском крае?

- Могу сказать про кинофестивали — аналогичная ситуация со студией. Когда я начинал делать Московский фестиваль, и он неожиданно для меня получился, я вывел формулу, которая, на мой взгляд, нужна для успешности фестиваля. Требуется покровительство губернатора и соответствующее финансирование, нужна команда организаторов и хотя бы один киноман, который может грамотно составить программу. У вас есть все. Время от времени начальники меняются местами, но все есть. Что требуется для создания локальной кинематографии? Воля губернатора, поддержка центральной власти, которая выделит денег и увидит в этом какой-то политический смысл. И определенное количество творческих работников, которые способны снять качественный фильм. С последним сложно. Это должно делаться, как у казахов в свое время. Когда они построили студию и выяснили, что работать там особо некому, они организовали специальный курс во ВГИКе, где я преподавал историю кино, руководил им Сережа Соловьев. И вдруг казахское кино появилось как бы ниоткуда. Я до сих пор работаю с этими людьми. Другое дело, что оно не существует как массовое кино, которое бы в Казахстане смотрели и платили большие деньги. Но как фестивальное явление и марка национальной культуры — да. У Приморского края в этом плане есть большие преимущества: океан, традиции, военная и этническая история, люди, которые здесь живут, переезжали сюда. Материала хоть отбавляй. Проблема в организаторах, которых в принципе купить трудно. В СССР в свое время это решалось специальным направлением, призывом и значительно большими затратами, чем где бы то ни было. А переманить профессионального кинематографиста из Москвы и Санкт-Петербурга во Владивосток на постоянное место жительства сложно. Это даже большими деньгами не решается. Талантливые люди у вас есть, но они нашли себе применение в других областях. Нужно сообщество киноманов, которые бы начали получать образование... Это проект на 10-15 лет.

В Якутии неожиданно образовался такой проект. Снимают на национальном языке. Есть уважение к своим традициям, к национальному эпосу олонхо — и огромная аудитория готова это смотреть. Для нас, фестивальщиков, это сложно: допустим, на Московском кинофестивале все фильмы должны быть российскими премьерами. А если картина вышла в Якутии, то это уже не премьера. И мы ее не можем показать на фестивале. То есть надо ловить якутскую картину, пока она еще не вышла. Вообще, региональное кино — самая большая сила, которую мы не доучитываем. Даже в списках выходящих фильмов нет национальных, хотя это совсем уж несправедливо.

- Павел Лунгин недавно проводил встречу со зрителями и сказал, что кино вернулось к истокам, к «Прибытию поезда», которое было не искусством, а одним большим спецэффектом, устрашало людей. Как считаете, так ли это? На каком сейчас этапе находится кинематограф?

- Мировой кинематограф живет в состоянии расщепления. Голливуд захватил ведущие позиции в кинопроцессе, и появилось кино «голливудское» и «все остальное». Есть картины, идущие в кинотеатрах и занимающие все экранное время — и есть фестивальные. А на кинофестивалях есть своя мода, свои тенденции и силовые поля, специализации. После фестиваля фильм может проникнуть в так называемый ограниченный прокат. Это два разных типа, но подавляющее число фильмов, которые делаются в мире, не идет ни туда, ни туда. Это просто бульон, в котором готовится профессия. Говорят, что нам надо избавляться от плохих фильмов: если вы от них избавитесь, вообще ничего не будет. Правда, сейчас дело спасает телевидение с сериалами, где люди работают и набираются опыта.

Что касается голливудского кино, оно все больше уходит в спецэффекты, перестает решать задачу рассказывать истории. А у людей в природе заложена любовь к историям. Этот инстинкт не убьешь, поэтому на экраны выходят телесериалы, которые выполняют функцию, которую раньше выполняли игровые полнометражные фильмы. Причем более успешно. Так и получается «Игра престолов».

- В Европе бушует миграционный кризис. Беженцы из не очень благополучных стран переселяются в чуть более благополучные страны. Мигранты — скорее вызов для национальных кинематографов европейских стран или новые возможности для искусства?

- Они только тем и живут. Свежая кровь приходит. Неудовлетворенные люди, которые оказываются в новой ситуации, пытаются ее осмыслить и поделиться этим осмыслением с окружающими — это самая сильная тенденция в этих умирающих и старых кинематографах. Мигрантов такое количество, что среди них найдутся люди, которые будут писать книги и снимать кино, получать Нобелевские премии. Дело в том, что основной источник творчества — неудовлетворенность, проблемы. Это может быть и неразделенная любовь, кризис среднего возраста, чужая среда. Желание выразить себя, сказать о себе у этих людей гораздо сильнее, чем у тех, у кого все благополучно. Почему в Швейцарии нет великого кино? Потому что все хорошо живут, зачем им это. А почему русская литература такая великая? Потому что нищета, забитость народа, несправедливость судьбы. Если бы было благополучие, демократия, то мы бы так же спокойно и скучно жили без Тарковских и Гайдаев. Для развития искусства выгодно, чтобы мы жили хуже.

Валерия Федоренко (текст), Сергей Орлов (фото)

 — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru
 — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru

Загружаем комментарии...

Полная версия сайта