Новости Владивосток

В этом году коллекторов избрали внутренним врагом страны, в следующем будут другие: режиссер Алексей Красовский во Владивостоке (ИНТЕРВЬЮ)

Драму «Коллектор» с Константином Хабенским покажут во время кинофестиваля «Меридианы Тихого». Это дебют Алексея Красовского в качестве режиссера полного метра. До этого он работал сценаристом, снял короткометражку и один сериал, хотя сам Красовский по образованию хирург. В интервью корреспонденту VL.ru режиссер рассказал, как коллекторы стали внутренними врагами страны, почему врач в России — тоже творческая профессия и на что во Владивостоке всем наплевать.

Историю о специалисте по взиманию долгов с человеческим лицом во Владивосток режиссер привез лично. Главный герой монофильма - успешный коллектор Артур (Константин Хабенский), жизнь которого меняется за одну ночь, из охотника он сам превращается в жертву. В российский прокат драма выходит 6 октября этого года. Зрители «Меридианов Тихого» смогут посмотреть «Коллектора» в рамках кинофестиваля в понедельник, 12 сентября. Купить билеты можно уже сейчас на VL.ru. 

- Для россиян коллекторы - сейчас злободневная тема. Но снимать свой фильм вы начали до громких скандалов с их участием. Чем вас зацепила эта профессия?

- Честно признаюсь, меня зацепила не профессия, а история героя, находящегося на грани. Это мог быть не коллектор, а кто-то другой. Когда я рассуждал о человеке, который манипулирует другими людьми, понял, что профессия коллектора идеальна для этого. Другая не позволяет так быстро войти в нашу любимую драматургическую тему конфликта одного с другим, вы сразу находитесь в этом состоянии. Это чисто эксплуатационная задача. То, что премьера будет на таком фоне, конечно, мы не знали. Привело и привело. Придется нам теперь с этим жить.

- До этого вы сталкивались с коллекторами?

- Я брал дважды кредит в банке и погашал их заблаговременно. По личным причинам я с ними не сталкивался. Я с ними общался, когда нужно было консультироваться для фильма. Нужно понимать, что в этом году коллекторов избрали внутренним врагом. Не исключено, что в следующем году таким врагом изберут журналистов или кинематографистов и мы также будем отдуваться. Мы же не можем пять лет существовать с одними врагами. До этого были украинцы. Когда во Владивостоке были проблемы с переходом на левосторонние рули, я знаю, у вас тоже были свои враги, которые непонятны нам — москвичам. Ну, пересели на левосторонние машины, несмотря на то, что большинство ездят с правым рулем. Ну и что. Коллекторы — очень удобный враг сегодня, на которого можно переключить агрессию. Пусть сегодня в масштабах всей страны будут они. Давайте все обидимся и будем обсуждать их, а не причины подорожания хлеба.

- Для вас было важно выбрать Константина Хабенского на главную роль, он вписывался в роль, или стал козырем для привлечения внимания зрителей к картине?

- Наверное, если бы я его видел в таких ролях, и он вписывался в них, я бы ему не предложил эту роль. До этого он играл противоположные роли, и было интересно, как он сделает это. Есть актеры, которым идет играть мерзавцев, а есть, которым не идет, но они как-то это делают удивительно. Я понимаю, что известный актер — это дополнительное привлечение внимания к фильму. Если бы мы не нашли деньги, мне бы пришлось играть самому и мы бы смотрели фильм с моими родственниками и друзьями. Возможности снимать фильм в дальнейшем бы не было. Отчасти, извините, и такие меркантильные причины. С известным актером проще выйти на другой уровень, получить больше внимания. Мы независимые кинематографисты — независимы от государства, не клянчим деньги у фондов, не забираемся в карман к налогоплательщикам. Наша задача сделать все честно. Схема отношений прозрачная. Если мы не понравимся критикам и зрителям, значит не имеем права дальше снимать кино. Мне кажется, это честные рыночные условия, которые у нас в кино серьезно нарушены.

- Показав коллектора с человеческим лицом в нынешних обстоятельствах, можно добиться денег от государства?

- Когда не было этой негативной волны, получить деньги было невозможно. На пятидесятом я уже перестал вести счет продюсерам, к которым обращался. Они не давали деньги, потому что тема была не актуальна. Сейчас уже легче. Мне поступают предложения сделать целый сериал про коллекторов, комедию, еще что-нибудь. Будто я теперь вечный заложник этой темы. Сейчас эта тема модна, это легко. Продюсеры любят, когда легко. Трудности любим мы — производители.

У меня не было цели развеять мифы о коллекторах, думаю, со временем это само пройдет. Если бы не было этой охоты на ведьм сумасшедшей, выходить в прокат было бы труднее. Но это не самый принципиальный момент. Мне хочется, чтобы человеческая история была созвучна, даже когда не будет так популярна эта тема. Ужасно трудно бесконечно опираться на нее. Хотелось бы смотреть ее без привязки. Сейчас эта тема волнует везде. Буквально вчера на Венецианском фестивале получил приз фильм про коллекторов из Бразилии. Оказалось, что эта актуальная для всего мира тема в нынешних экономических условиях.

- «Коллектор» - это ваш режиссерский дебют в полном метре. Как дались съемки, вы были строгим режиссером?

- Я всегда с самого начала договариваюсь с группой, что у них есть права на этот фильм, такие же, как у меня. Если они хотят что-то предложить, в паузе могут это сделать — это их право. Я хочу, чтобы они также несли ответственность за эту картину. Особой строгости не было, была демократия. В каких-то вопросах нужно быть бескомпромиссным и на правах капитана корабля показывать курс, чтобы судно не затонуло. Но таких моментов, к счастью, было очень мало.

- И что актеры предлагали изменить в процессе?

- Константин Хабенский, конечно, больше всего привнес. Замечательные идеи постоянно предлагала Александра Валетова, которая пришла работать с «хлопушкой» и в процессе съемочного периода до скрипт-супервайзера. Не хочу раскрывать весь сюжет. Самая блестящая ее идея была в конце, когда она придумала одну лишь деталь, которая идеально подчеркивала состояние героя — куда он уходит, почему и безвозвратно. Безумно ей благодарен. Это момент наивысшего режиссерского счастья, когда ты заражаешь других людей.

- В вашем монофильме один основной герой, остальных зритель не видит, слышит лишь их голос в телефонной трубке. На ваш взгляд, кому было сложнее раскрыться в таких обстоятельствах?

- Труднее было, наверно, Константину, потому что он дольше этим занимался по хронометражу. На втором месте по трудности — это работа звукорежиссера Нелли Ивановой. Каждый раз тушуюсь из-за того, что ее нет. Ей нужно было не только вместе со мной записать актеров, придумать фон, атмосферу за кадром, которая очень большую роль играет. Таким образом мы это пространство размыкаем. Оно вроде бы замкнутое, но на самом деле не очень. Этот прием очень трудный, но надеюсь, что звукорежиссеру позволило раскрыть свой творческий потенциал.

- В прошлом вы хирург. Если бы вам сейчас предложили снять фильм про российскую медицину, каким бы он был?

- Это точно бы не был «Доктор Хаус» - придуманная идеальная система отношений врача и пациента, которая, возможно, существует где-то там, но пока не существует здесь. Притуплять зрителя, что все будет хорошо — это не мой прием. Фильм бы опирался на действительность, мне она интересна. Сегодня в медицине есть безумное количество героев, буквально античных, которые совершают чудо не благодаря, а вопреки — это тоже правда. Герои, которые борются и побеждают или ломаются, мне очень интересны.

- Для себя вы решили уйти из хирургии в кинематографию. Что стало последней каплей?

- Я из Нижнего Новгорода, где нет киновузов, к сожалению. В молодости трудно сделать верный выбор. Я все время в детстве ходил в кино и его любил, но никому из взрослых не пришло в голову меня направить в эту отрасль. Я шел на преодоление трудностей всегда. Когда узнал, что в медицинский очень трудно поступить, я туда пошел и мне это тоже понравилось. Когда я понял, что больше ничего не могу достичь в медицине, понял, что с этим надо завязывать. Чехов очень хорошо сравнил литературу и медицину: одна любовница, другая жена - и всегда приходится делать выбор. Это очень точная и правильная аналогия. Где-то тебе удобно, а где-то тебя зажигает и ты бросаешься туда.

- У вас явно немало знакомых в медицинской среде...

- Уже меньше, чем в кинематографической!

- Врач — это же по-своему тоже творческая профессия?

- Безусловно. В учебниках не описывают очень многое, с чем ты соприкасаешься на второй год практики. Есть врачи-патроны, которые выручают тебя, а после интернатуры ты остаешься один. И тогда понимаешь, что очень творческая профессия. Хотя все зависит от восприятия, многие считают, что нет. Особенно в России нужно уметь импровизировать. У нас, бывало, пропадало электричество и приходилось в темноте делать достаточно сложные операции. Сейчас ситуация меняется к лучшему, прежде всего стало проще обмениваться опытом и знаниями. Но появились новые трудности, когда стали сокращать больницы, комплектовать, уплотнять — это отвратительно. Печально, что обращать внимание на это никто не хочет. Если взвешивать, наверно, худшего стало больше — бардака и беспорядка. К сожалению.

- Вчера на церемонии открытия кинофестиваля по синей дорожке вы шли с сыном. Из трех ваших профессий, вы бы какую ему посоветовали — режиссер, сценарист или врач?

- Ту, которая будет интересна ему, на тот момент жизни, когда он столкнется с этим выбором. Я в этом смысле за свободу выбора. Мне нравится, что он каждый раз увлекается новым. Мне нравится кино, ему может нравиться что-то другое. Я не пытаюсь его заразить. Он принимал участие в съемках «Коллектора», видел внутреннюю сторону, а внешнюю — еще нет. Я не мог не показать ему фильм. Не взять его сюда — не посмотреть город, в котором мы вряд ли бы оказались при других обстоятельствах.

- И чему уже успели удивиться во Владивостоке?

- Я гуляю ночью, потому что никак не могу акклиматизироваться, прошел, наверно, километров 20. Мне нравится у вас контрастность между современным хайтэк городом и абсолютно разрушенным, на который, наверно, всем уже наплевать. И они буквально в трех-четырех шагах друг от друга, будто попадаешь в будущее и назад. Резкий контраст. Тут объекты саммита, а рядом колодец.

- И все это соединяют разбитые дороги...

- Это точно. Мне очень понравилась у вас в центре парковка для инвалидов, которая побуждает стать еще большим инвалидом, потому что находится под наклоном, а рядом с ней абсолютно разбитый тротуар. Как там можно ставить машину, я не представляю. Но знак висит — об инвалидах помнят. Это смешно и печально одновременно.

Официальный трейлер фильма «Коллектор»:

Дмитрий Комаров (текст) и Сергей Орлов (фото).

Все новости о 14-м международном кинофестивале «Меридианы Тихого»

Узнать расписание сеансов кинофестиваля и купить билеты на все ленты можно на Kino.VL.ru

Режиссер Алексей Красовский приехал во Владивосток со своей картиной «Коллектор» — newsvl.ru Это дебют Алексея Красовского в качестве режиссера полного метра  — newsvl.ru До этого Красовский работал сценаристом, снял короткометражку и один сериал  — newsvl.ru В интервью корреспонденту VL.ru режиссер рассказал, как коллекторы стали внутренними врагами страны, почему врач в России — тоже творческая профессия  — newsvl.ru Режиссер Алексей Красовский приехал во Владивосток со своей картиной «Коллектор» — newsvl.ru
Режиссер Алексей Красовский приехал во Владивосток со своей картиной «Коллектор» — newsvl.ru Это дебют Алексея Красовского в качестве режиссера полного метра  — newsvl.ru До этого Красовский работал сценаристом, снял короткометражку и один сериал  — newsvl.ru В интервью корреспонденту VL.ru режиссер рассказал, как коллекторы стали внутренними врагами страны, почему врач в России — тоже творческая профессия  — newsvl.ru Режиссер Алексей Красовский приехал во Владивосток со своей картиной «Коллектор» — newsvl.ru

Загружаем комментарии...

Полная версия сайта