Новости Владивосток

Дуэт Diggadgy во Владивостоке: “Сегодня искренность стала бунтом” (ИНТЕРВЬЮ)

5 апреля дуэт Diggadgy впервые выступил в клубе BSB. Корреспондент VL.ru встретился с музыкантами сразу после неблизкого (8 часов) перелета, чтобы поговорить о гармонии внутри и снаружи, приоритетах в жизни и творчестве, политике и протесте.

Когда-то на переменах в музыкальной школе «братский» дуэт Diggadgy — Костя и Паша Любавины — играли Nirvana на бас-балалайках. Спустя годы, пережив практически неминуемое увлечение гранжем, музыканты из Липецка ищут гармонию в единении электроники всех мастей (от даба и чиллаута до брейкбита и джангла) с этническими (прежде всего — индийскими) мотивами.

Музыканты сразу предложили, что на вопросы отвечать будет Паша, а Костя, согласно его словам, «будет просто поддакивать».

- Из Липецка во Владивосток —  путь, прямо скажем, неблизкий. Не могу не спросить: что почувствовали, когда получили приглашение сыграть здесь?

- Реакция была... Восторг! Очень хотелось сыграть в вашем городе, о котором слышали так много от своих друзей-музыкантов (например, наши большие друзья - группа «7 раса» - уже неоднократно приезжала сюда), городе, который так далеко и так интересно расположен — прямо на берегу. Слышали о вас всегда только хорошее —  чудесный город, прекрасные, особенные люди, очень теплый прием, публика. Так что как только узнали, что есть возможность сыграть здесь, сразу начали подстраивать свои графики, чтобы освободить время. Город, у которого такая интересная история и такое потрясающее местоположение, - это всегда интересно.  Нечасто мы забирались так далеко.

- Так далеко мы еще, конечно, не забирались — лететь к вам даже на час дольше, чем в Индию! Мы летели и смотрели карту России. Кричали друг другу: «Просыпайся! Мы над Красноярском!». Наверное, это наш рекорд по перелетам — раньше добирались только до Красноярска, Абакана. Фестиваль «Межсибирье» в частности.

- Пока слушал вашу музыку, не покидало ощущение, что, несмотря на всю свою сложность, она на удивление гармонична. Идет ли это ощущение изнутри? Может ли музыкант вообще жить и работать без гармонии с самим собой?

-  У нас происходит постоянный поиск гармонии. Это внутренние вопросы и ответы, которые перекладываются на музыку. Ведь в музыке какая цель преследуется? Чтобы было интересно нам, а слушателям - во второй степени, ведь пишем мы больше, конечно, для себя. Чтобы постоянно происходило сочетание стилей, звучаний, инструментов, необычных форм, всего того, что и называется гармонией.

- У нас сейчас в стране нескучные времена происходят, откровенно говоря. Для кого-то полный подъем, для других — крах, события непростые. Должен ли музыкант оставаться в курсе всего этого? Читать прессу, слушать новости, смотреть телевизор? Или лучше просто отвлечься, отгородиться, не пускать информационное поле чересчур глубоко внутрь себя?

- Все, что происходит, происходит не впервые. Все эти процессы — свойство нашей цивилизации. Люди всегда будут к ним возвращаться. Я не особенно слежу за этим, потому что прекрасно представляю себе суть вещей, истинные причины, которые стоят за происходящим. Представляю и то, к чему это может привести. Поэтому бросаться резко как-то и болезненно реагировать в соцсетях... не знаю.

- Но можно же реагировать и творчеством. Мировая практика знает немало групп, которые сделали протест и социальную борьбу главным лейтмотивом своей музыки. При этом она неплохо продается.

- Наш протест — не играть попсу. Не стараться быть понятными всем. Мы играем то, что нравится нам, не идем на лишние компромиссы. Конечно, можно было бы играть музыку совсем другую и зарабатывать на ней бóльшие деньги. Но мы играем то, что хотим, делаем это от души и это наш своеобразный бунт.

- Искренность стала бунтом?

- Думаю, да. Музыканты стараются выживать, чтобы, допустим, давать побольше концертов. И поиска в творчестве уже нет, все идет по проторенной дорожке. Человек же меняется, как меняется и все вокруг него. А если нет поиска, нет изменений — нет и искренности.
(В разговор вступает обещавший «поддакивать» Костя): Музыкант, как и любой художник, мечтает зарабатывать тем, что он умеет и любит делать. Это и твоя мечта, Паша. В  чем твой протест?

- В общем, все эти общественные вопросы нас касаются, конечно. Но в политической жизни мы не участвуем. Думаю, что нужно концентрироваться на работе внутри себя, менять что-то в себе, а не снаружи. Это правильно.

- Вернемся к музыке. Известно, что у вас сложились весьма интересные отношения с инструментами... 

- Звук складывается из основной идеи — привнести в электронную музыку разных направлений звучание индийских инструментов, но немного не так, как делали наши предшественники. У нас задача была не повторять путь тех, кто был до нас, очень много этого влияния было у британцев в записях конца 90-х. Мы, конечно, росли на гранже, но любили и «Битлз», и отечественную музыку, к примеру, Рыбникова.  Играли и в оркестрах — сначала в школе, потом в музыкальной школе. С учителем нам повезло, он организовал ансамбль, научил нас играть, существовать в больших коллективах... Молодой, прогрессивный преподаватель. Отношения поддерживаем до сих пор, ходим на его концерты. Надо было играть очень круто, поэтому мы такие дисциплинированные. Но могли и «Нирвану» на бас-балалайках поиграть на переменах (смеются). А позже от любви к «Битлз» через увлечение Джорджа Харрисона ситаром пришло понимание: хочется именно этой музыки, хочется, чтобы ее было больше.

(Костя): На самом деле, даже помимо «Битлз» влияние индийской музыки на западную рок-сцену было всегда более чем достаточным. Практически у каждой стоящей группы была пластинка с такими экспериментами, другое дело, что не все у нас знали о подобных увлечениях своих кумиров. Так что Харрисоном дело не ограничивалось. Она была развита в 60-х годах, и для нас случилось так, что открыли индийскую музыку через «Битлз». Хотя были — и это факт! - годы, когда тех же ситаров в Британии продавали больше, чем гитар.

- Постепенно все это шло. Я ездил в Питер, знакомился с музыкантами. Привозил флейты, потому что ситаров было не найти. Первую флейту вообще купили у какой-то странной группы. Первый ситар купили, абсолютно не умея на нем играть. Поехали учиться играть в Питер к музыкантам, брали уроки. Представляете? Берешь все инструменты, видеокамеру, на урок у тебя один вечер. Коллекция инструментов росла.

- То есть уже тогда было ощущение, что все делаете правильно?

- Да, нам говорили в Петербурге: «У вас такие горящие глаза!» А мы вспоминаем сейчас, как жили у какого-то странного музыканта, тоже самоучки, он предлагал нам менять струны на ситарах, и ведь действительно — нужно было постоянно прилагать какие-то усилия, искать те же самые винилы, брать уроки. Не было ни Интернета в том виде, какой он сейчас, ни Ютуба с видеолекциями и записями других музыкантов. Нужен тебе диск, ты знаешь: «У себя в городе я его не куплю», и ты собираешься. Едешь в Питер, там отправляешься на музыкальный рынок, ищешь пластинки. А сейчас — все есть в открытом доступе, конечно, но вот только видел я одну картинку, мне она очень понравилась. Там изображен график: студия за десятки тысяч долларов, микрофон за несколько тысяч долларов, сведение, мастеринг, и все стоит каких-то колоссальных денег, и вот идут стрелки от одного к другому, а на выходе — крошечный mp3-файл, который стоит 0,99 доллара. Вот это отличная иллюстрация.

До этого мы вообще играли трип-хоп пополам с гранжем, с женским вокалом а-ля Portishead, но вокалистка уехала в Москву, и мы стали сами изучать какие-то программы, покупали драм-машинки. Для первых вещей как Diggadgy вживую писали только флейты и гитару, остальное брали сэмплами, резали даже того же Рави Шанкара...

- Сейчас по тем временам не скучаете?

- Сейчас стало проще. Но отношение к музыке тогда у людей было совершенно другое! Раньше приезжал, и все, что черпалось, доставалось не по клику мышки. Ценность музыки сейчас, конечно, упала. Мы слушали каждый диск в деталях, от и до, в каждую мелочь вслушивались ничего не упускали. Сейчас молодежь слушает музыку совсем по-другому. Сложно сказать, хорошо это или плохо. Просто по-другому.

Остается добавить, что сейчас Diggadgy вплотную работают над своим следующим полноформатным альбомом. Будем надеяться, что он будет принят столь же внимательно и благосклонно, как и создавался.   

Справка:
Дигга́джи, дигна́ги, динна́ги — др.-инд. Dig-gaja,  dik — «сторона света» и gaja — «слон».  В древнеиндийской мифологии космические слоны, охраняющие стороны света вместе с богами-локапалами. Обычно считается, что:

Музыка Diggadgy - это безумные эксперименты в области электронной музыки, нереальный синтез живых индийских инструментов - ситара, сарода, индийских барабанов табла - с лептопами и семплерами, взрывоопасная смесь музыки востока и музыки запада (dub, breakbeat, jungle, chillout).

 — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru
 — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru

Загружаем комментарии...

Полная версия сайта