Новости Владивосток

Киновед Алексей Гусев: «Где вы на канале "Россия" увидели нормальных?» (ФОТО; ИНТЕРВЬЮ)

Член жюри FIPRESCI, киновед Алексей Гусев, побеседовал с корреспондентом VL.ru о том, почему фильмы Гайдая и Рязанова будут смотреть еще долго, а «Елки» - нет, нормальные ли герои в авторском кино, чем опасно документальное кино.

- Алексей, в чем, на ваш взгляд, принципиальная разница между азиатским и европейским кинематографом? Кино АТР вообще понятно европейцам?

- У вас есть лишних пять часов? (смеется). Иному европейскому зрителю и европейское кино непонятно. Разница, конечно, в менталитете, в визуальной традиции. Просто способ мышления другой. Любое западное кино основано на нахождении тонких различий. Ну, например, между добром и злом, между добродетелью и пороком. Проведение границ — на этом вообще стоит западная культура. Надо найти, где кончается одно и начинается другое. Вопрос, которого в азиатской культуре вообще нет. Само понятие границ на востоке не является таким основополагающим, как на западе. Здесь мыслят кругами, замкнутыми, цельными системами, постепенностью процесса. И это накладывает отпечаток на всю культуру. Это другой монтаж, психология, логика поведения персонажей.

- Кстати, про поведение персонажей. Меня всегда интересовало: сколько ни смотрю авторское кино, хорошее — оно про каких-то ненормальных. А если кино про нормальных людей, про «большинство» — его по каналу «Россия» крутят, что само по себе показатель...

- Я вас умоляю, где вы на канале «Россия» увидели нормальных? Там как раз самые ненормальные и есть. У них же две извилины: одна посвящена мелкой выгоде, вторая — сладострастию. Вы правда считаете этих людей нормальными? Это типичный обыватель. Хотя нет, даже обыватель обычно устроен сложнее. А вот авторское кино рассказывает об обычных людях: сложных, с внутренними болями, страхами и неврозами. Именно поэтому обыкновенный зритель и не хочет это смотреть. Не хочется себя узнавать. Зритель хочет видеть идеализированный образ, упрощенный. А смотреть авторское кино про обычных людей — это примерно то же самое, что читать медкарту. Это не самое увлекательное чтение, там все правда.

Только кажется, что коммерческое кино — про обычных людей, а авторское — про ненормальных. На самом деле все наоборот! «Железный человек», «Человек-муравей» - это нормальные люди? Это же фрики. Или «Красотка» - персонаж Джулии Робертс — у вас много таких знакомых? Если не сводить к схеме, то это смотреть неприятно, скучно и занудно.

- Существует ли, на ваш взгляд, в современном западном кинематографе кризис сценариев?

- Я преподаю историю кино. Про кризис сценариев я читал в газетах 1910-х годов. С тех пор эта тема не уходит. Сто лет прошло — у нас по-прежнему кризис. Всегда сложно найти хороший сценарий. А еще сложнее снять хороший фильм. Есть сегодня перегибы в сторону социалки, но в каждую эпоху есть какой-то свой перегиб.

- Когда нам преподавали историю отечественного кино, я все время задумывалась: почему в советское время снимались такие чудесные фильмы для массового зрителя? Самое простое — «Служебный роман», «Ирония судьбы», «Джентльмены удачи»... Мы их каждый год смотрим и смотреть будем. А сейчас — «Елки», «Мамы»... Их уже через два года не вспоминает никто. Что изменилось?

- Сегодня снимают с прицелом на то, чтобы это смотрелось. Вы понимаете — Гайдаю было плевать, будут его фильмы смотреть или нет. Он был одержим американским немым кинематографом — Чаплин, Гарольд Ллойд, Бастер Китон... Он вообще другое кино не признавал, хотел делать такое же. Это был очень узкий, эстетский, снобистский проект.

- Который почему-то был всем понятен.

- Есть простое правило: если вы стремитесь к какой-то цели, вы ее не достигнете. Надо стремиться к соседней цели. Чтобы вас полюбили, вы должны хотеть любить сами — и плевать, любят вас или нет. Вот когда вам станет плевать, вас и полюбят. Если хотите снять фильм, который сорвет кассу, он ее не сорвет.

- Странная логика. Тарковскому вот было плевать, так он и не срывал кассу.

- Тут включается фактор времени. Например, в Париже есть кинотеатр, в котором «Андрея Рублева» показывают уже больше 40 лет. И на него ходят. Представляете, какую кассу он собрал за это время? Есть фильмы, рассчитанные на долгий срок. Их будут смотреть всегда. Они тоже кассу собирают, только медленнее. А есть ленты, которые рассчитанны на 3-4 месяца — потом выйдет следующий такой же, и смотреть будут его.

Гайдай и занимался работой на перспективу. Рязанов тоже не сильно размышлял о том, полюбят его или нет — он снимал то, что было интересно ему. Это тоже авторское кино. Вы ведь отличите фильмы Рязанова от фильмов других режиссеров. Там есть точка зрения, позиция, взгляд. Выяснилось, что есть миллионы людей, которые смотрят на вещи так же, как он. Но он снимал не для них, а для себя.

Если вы снимаете для других, как это делают сейчас, вы неминуемо провалитесь. Потому что о других вы ничего не знаете. Продюсеры этих, фигурально выражаясь, «Елок», они говорят: «Мы хотим снять фильм для простого зрителя». Да они его в жизни не видели! Где они с ним могли столкнуться? Они придумывают себе простого зрителя, исходя из своих представлений. А поскольку они в основном люди недалекие, то и представления у них дурацкие.

- Вы на пресс-конференции говорили о документальном кино, которое набирает обороты...

- У меня есть ощущение, что зрители — по крайней мере те, кто хочет серьезно относиться к себе или другим, — разучились реагировать на вымысел. Чем дальше, тем громче звучит фраза «Основано на реальных событиях». Когда-то ее вовсе не ставили в фильм, потом стали ставить в конец, потом в начало. Сейчас это указывают на афише. Это кажется важным, хотя все равно никто не понимает, что это означает. Эти люди иначе выглядели, ходили, говорили. Но этой фразы хватает, чтобы увеличить сборы. Мы хотим достоверности. Это происходит от лени воображения, лени ума. Мы перестаем воспринимать всерьез образ, который является плодом творческого воображения. «А, ну, он чего-то там свое придумал...». Но зачастую в фильме, «основанном на реальных событиях», придуманного больше. Меня это беспокоит.

- Почему?

- (после долгой паузы) Потому что есть много полезного и важного в том, чтобы впитывать в себя идеальные образы. Образы, скажем, князя Болконского или Раскольникова дают душе больше, чем газетные очерки. В них сжато больше опыта. Они обращаются напрямую — от души к душе. Они сложнее, чем жизнь. В них больше человеческой глубины. А в тот момент, когда мы начинаем смотреть документальный фильм, мы ограничиваемся узнаванием. Ну, хорошо, узнали — но ничего не получили, с нами не произошло ничего нового. Мы не изменились.

- Послушайте, неужели фильмы вроде «Антон тут рядом» не меняют человека?

- Там происходит эмоциональное потрясение. Я не хочу сказать, что впечатление от документального кино бесполезно. Я говорю вот о чем: то, что побуждает зрителя смотреть документальный фильм, опасно. Это разные вещи. «Антон тут рядом» — прекрасный пример ленты, где зритель получает не то, за чем он шел. Он шел, допустим, пожалеть аутистов — как котенка и воробушка... А из фильма выясняется, что их не надо жалеть. Что это полноценный, сложно устроенный человек. И что речь там не о жалости. О реальной помощи, уважении, отношении на равных, любви — не о жалости. Вот эта сентиментальность, любовь «к маленьким домашним животным» отличает довольно жестокие натуры. Все тираны очень любили своих домашних животных... Я не хочу сказать, что все — тираны. Но это самое простое, что есть в человеке, — котики.

- Кстати про котиков. Тут вчера актер Андрей Мерзликин рассуждал о том, что «лайк» заменил нам Шукшина. В том смысле, что «лайкнуть» котика в «фейсбучке» проще, чем прочесть серьезную книгу.

- Да ну. Я постоянно «лайкаю» котиков. А в остальное время читаю серьезную литературу. Не понимаю, чем одно мешает другому. «Лайкнуть» — это то же самое, что улыбнуться друг другу, зайти на чай. «Какой ужас! Они начали улыбаться друг другу! Они совсем не читают Толстого!» — странная логика, простите. Почему дружелюбие означает легкомыслие?

- На ваш взгляд, каковы перспективы «народного» кино? Я имею в виду не кино больших стран, а региональное. Например, в Якутии есть киностудия, они и снимают сами про себя.

- Много от чего зависит. Если говорить о фестивальных перспективах, то, скорее всего, да. Любые коренные малочисленные народы, национальная идентичность — темы, любимые фестивальным движением. Поэтому можно загодя быть уверенным, что эти фильмы даже на вполне серьезных кинофорумах будут хорошо принимать. Если говорить о зрителях — а Бог его знает. Не возьмусь говорить, насколько интересно смотреть якутское кино якутам, а уж тем более представителям других народов. В конечном счете все равно все зависит от качества. Это банальность, но ничего не поделаешь.

Если режиссер получил нормальное кинообразование — не обязательно «корочку», просто научился снимать. Если его умение состыковалось с материалом, если выяснилось, что пейзажи и сюжеты можно снимать, используя классические киноходы, то да, этот фильм будет пользоваться успехом. Просто потому, что он хороший. Мы же смотрим фильмы про австралийцев или новозеландцев, хотя что мы о них знаем, в сущности. Если же режиссер полагается только на национальную самобытность, даже при тончайшем знании материала, велик риск сделать на это большие ставки. А если человек «говорить» не умеет, получается косноязычное кино — при всем благородстве и искренности устремлений.

Я преподавал на курсе, который Александр Николаевич Сокуров набрал в Кабардино-Балкарии. И выпустил 12 кабардино-балкарских режиссеров. Они, с одной стороны, очень национально укоренены, а с другой, владеют профессией. И они начинают снимать очень хорошее кино. Они никуда не уезжали — это к ним в Нальчик приезжали педагоги.

- Другое дело. Наверное, талантливые режиссеры, обучаясь в Москве, в регионы не вернутся.

- Тоже не только от них зависит. Например, от доброй воли денежных мешков у них в регионах. Кино — штука дорогая. Хоть какие-то средства от местной телестудии, спонсоров должны быть. Это должно быть заложено в культурную программу региона. Небольшая часть бюджета выделяется на дебюты, продвижение регионального кинематографа.

- Сегодня видео, и довольно качественное, снимать может каждый. Не произойдет ли такого, что скоро каждый станет «сам себе режиссером»? И снятые на мобильник фильмы будут показываться в кино?

- В кинотеатрах показывать их сложно — разрешение другое. Это потихоньку уже происходит. Чуть ли не фестивали фильмов, снятых на мобильники, проходит. Но это как с национальной идентичностью: фильмы делятся на хорошие и плохие. Хоть на люмьеровскую камеру снимай. Просто с мобильником гораздо сложнее: свет плохо виден, движение сложно сделать плавным... Но теоретически ничего не противоречит тому, чтобы на телефон снять хорошее кино.

Многие, купившись на доступность технологий, могут решить, что они режиссеры. Ну и ладно. Они решат — но на самом-то деле нет. Кинокамера уже 40 лет назад была в каждой второй-третьей семье. Это как-то не привело к обилию любительских фильмов. Все равно мы снимаем, как мама купается на курорте.

- Вы входите в жюри FIPRESCI. За что голосовать будете, уже решили?

- Пока у меня нет ответа. Но я бы в любом случае не рассказал, это внутренняя тайна «судейской коллегии». Из шести просмотренных на данный момент фильмов я видел только один — «600 миль», на фестивале в Берлине. Должен сказать, что программа «Меридианов Тихого» очень хорошо составлена. Это искренне. Всегда, на любом фестивале любого уровня есть глупые, слабые фильмы, которые попали случайно. Здесь процент так низок, что не знаю, с чем сравнить. В Берлине процент брака больше, чем здесь.

СПРАВКА:

Алексей Гусев — кинокритик, киновед, педагог, режиссер. С отличием окончил сценарно-киноведческий факультет ВГИК. Публиковался в журналах, газетах и интернет-изданиях общей и кинематографической направленности. Автор более 500 статей. Член FIPRESCI с 2012 года, представлял эту организацию на кинофестивалях в Москве, Мишкольце, Братиславе, Вальядолиде, Салонниках, Берлине. Автор и ведущий программы «Фабрика Люмьер» на радиостанции «Нева ФМ».

Киновед Алексей Гусев - гость кинофестиваля "Меридианы Тихого" — newsvl.ru Член жюри FIPRESCI, киновед Алексей Гусев побеседовал с корреспондентом VL.ru о том, почему фильмы Гайдая и Рязанова будут смотреть еще долго, а «Елки» - нет — newsvl.ru Алексей Гусев - кинокритик, киновед, педагог, режиссер — newsvl.ru Киновед Алексей Гусев: «Где вы на канале «Россия» увидели нормальных?» — newsvl.ru "Есть простое правило: если вы стремитесь к какой-то цели, вы ее не достигнете" - Алексей Гусев — newsvl.ru
Киновед Алексей Гусев - гость кинофестиваля "Меридианы Тихого" — newsvl.ru Член жюри FIPRESCI, киновед Алексей Гусев побеседовал с корреспондентом VL.ru о том, почему фильмы Гайдая и Рязанова будут смотреть еще долго, а «Елки» - нет — newsvl.ru Алексей Гусев - кинокритик, киновед, педагог, режиссер — newsvl.ru Киновед Алексей Гусев: «Где вы на канале «Россия» увидели нормальных?» — newsvl.ru "Есть простое правило: если вы стремитесь к какой-то цели, вы ее не достигнете" - Алексей Гусев — newsvl.ru

Загружаем комментарии...

Полная версия сайта