Новости Владивосток

Бумажные снежинки и конфеты на вес золота — известные приморцы вспомнили детство и рассказали о семейных новогодних традициях

Новый год – это пора каникул, веселья и исполнения желаний. Пожалуй, самые яркие воспоминания об этом времени остались в нашем детстве, когда мы наряжали елку вместе с родителями, читали стихи Деду Морозу, пускали салюты и разворачивали долгожданные подарки. Такими запоминающимися моментами из своего детства с нами поделились известные люди Приморского края.

Анна Алеко, директор Приморской краевой филармонии:

— Новый год – это всегда повод встретиться всей семьей и близким друзьям, собраться вместе, за одним столом, обсудить важные новости, вспомнить интересные события, поговорить о планах на будущее, загадать вместе желания и зарядиться доброй энергетикой праздника!

Мое детство прошло в городе Находка, и, конечно же, Новый год мы всегда встречали в кругу семьи. К нам приезжали родственники. Эх, вот они, прекрасные времена без социальных сетей!

Мама всегда накрывала богатый стол – она у меня знатный кулинар. Все обязательно писали записки с желаниями, выходили на улицу пускать фейерверки, петарды, сигнальные ракеты и жечь бенгальские огни. В новогоднюю ночь мы развлекали себя катанием на санках. Причем роль тягача выполнял мой пес – австрийский боевой дог по кличке Град. С подружками мы ходили по квартирам «колядовать», смешав все праздники воедино. Но зато было весело, особенно когда добычи было много – конфеты, шоколад, жвачка, дефицитная в то время «Фанта», елочные игрушки.

1 января обязательно все родственники и друзья собирались на общегородской елке, которая проходила на озере Соленом. Ведь это было главное место встреч в наступившем году. Сказочные персонажи, хороводы, конкурсы, шашлык, чай, друзья, одноклассники, коньки. У взрослых – коньяк, чай из термоса, мамины пирожки. Было очень весело!

Желаю всем в Новом году – радости общения, больше встреч, приятных разговоров, здоровья, счастья, благополучия, пусть ваши близкие будут всегда с вами. Цените жизнь!


Роза Чемерис, депутат Думы Владивостока, председатель комитета по местному самоуправлению, правопорядку и законности:

— Новый год – самый любимый праздник у всех в нашей большой семье. Все мои самые теплые и светлые детские воспоминания – как раз о встрече Нового года, о красивой снежной зиме, когда каждый день новогодних каникул – день счастья, наполненный запахом хвои, снегом, ежедневной радостью катания с горки с другими детьми из нашего двора – это мороз, розовые щеки и ощущение бесконечного счастья.

Помню подготовку к Новому году и дома, и в нашем детском саду – с непременным вырезанием из разноцветной бумаги снежинок, изготовлением наряда Снежинки или Снегурочки. Невероятные ароматы мандаринов и хвойной елки, наполняющие дом. Бумажные фонарики, мишура по всем комнатам, помощь старшим в праздничных хлопотах.

Мой самый запомнившийся Новый год из раннего детства – в пятилетнем возрасте. Один из моих дедушек придумал очень необычный подарок – альбом с моими фотографиями. И это фото сделано как раз 31 декабря 1984 года. Этот фотоальбом до сих пор – один из самых любимых.

Сейчас мои дети так же, как и я когда-то, очень любят и ждут Новый год. Все мои трое мальчишек, несмотря на всю свою «взрослость» и продвинутость, каждое 31 декабря ждут прихода Деда Мороза со Снегурочкой, приносящих подарки. И, надо сказать, Дед Мороз (во многом, конечно, благодаря «бдительности» нас, родителей) их никогда не подводит – всегда приходит и дарит то заветное, о чем они просили и ради чего они так старательно учились весь год.

Но самое важное в Новый год для меня всегда, всю жизнь – ощущение семьи, заботы, любви, тепла и доброты, которыми нужно обязательно делиться с теми, кому их недостает. У нас с детьми стало традицией ездить в преддверии Нового года в один из детских домов Владивостока, куда мы привозим игрушки и сладости. Мои мальчишки предложили это сами несколько лет назад, и мы не изменяем этой традиции. Потому что подарить другому человеку ощущение семейного тепла и заботы совсем не сложно – нужно просто захотеть это сделать. Я очень люблю главное преимущество Нового года – в этот день все хотя бы немного становятся добрее и человечнее. А это – самое важное в жизни!


Дмитрий Алексеев, совладелец и президент группы компаний DNS:

— Новый год я всегда праздновал традиционно в кругу семьи. У нас это скромный семейный праздник, уходящий корнями в советское прошлое. Мы готовим салат оливье, мимозу, жарим утку. Открываем бутылочку Абрау-Дюрсо. Готовим пирожное «картошку». Вместе смотрим обращение президента, чокаемся шампанским.

После этого пытаемся смотреть телевизор, но в последнее время это неизменно вызывает неприятные ощущения, ибо там какой-то зомби-маскарад. Так что в этом отношении нужно будет поменять традицию.


Лора Белоиван, художник, писатель, директор Центра реабилитации морских млекопитающих:

— У меня Новый год к любимым праздникам не относился никогда, даже в детстве, потому что единственное хорошее, что в нем было, – это кульки с конфетами, но чтобы их получить, надо было поучаствовать в стыдном. Например, хоровод в садике вокруг елки. Ходишь за руки с другими детьми в платье снежинки, чувствуешь себя по-идиотски, ладошки соседей по хороводу липкие, противные. Дед Мороз – переодетая воспитательница Миля Романовна, большая, как комод с выдвинутыми верхними ящиками. Садик я не любила страшно, и все детсадовские занятия мне казались ужасающе глупыми. Новогодние утренники были кульминацией этой глупости: липкий хоровод, стихи какие-то, выторгованный за позор кулек с конфетами.

Потом, в младшей школе, надо было ездить за подарком в драмтеатр. Там шли детские спектакли, а билеты на елку родителям выдавал профсоюз, по количеству детей. Не помню, почему надо было обязательно отсидеть спектакль, а не забрать свои конфеты сразу. Я родилась и выросла в Северном Казахстане, это Сибирь, мороз -40, ужасно холодно было ездить на эти драмтеатровские елки. А потом еще сидишь в зрительном зале и сгораешь от стыда за актеров. Классу к четвертому это все прекратилось, слава богу.

Как отмечали Новый год дома, мне нравилось. Долгая подготовка, мама печет «Наполеон», елка пахнет одуряюще, все наши собираются у нас, хорошо. А потом я выросла и уехала, и много лет жила с необходимостью отмечать Новый год: хочется или нет, а надо. Однажды подумала: а кому надо-то? Мне – нет. Давайте, говорю, не будем ничего делать, ну его. Но семья моя без восторга отнеслась к моей идее, пришлось мнение большинства учесть.

В 2017-м Новый год я отмечала в Судаке. У нас было большое расследование по трафику афалин в дельфинариях на юге страны, мы с дружественными волонтерами уже почти месяц отработали в Краснодарском крае и вот приехали в Крым, чтобы всю эту историю завершить. В Судаке планировалось переночевать и ехать в Ялту, но выпал снег, а там все на летней резине ездят всю зиму – в общем, из Судака было не выбраться 3 или 4 дня. Мы с Наташей Макеевой из организации Serene Sea сняли квартиру и решили Новый год не праздновать. Поэтому без четверти полночь легли спать.

Сбылась, таким образом, моя давняя затея – не отметить Новый год. И знаете что? Мне не понравилось. Такое было чувство, как будто забыла кошелек на кассе в супермаркете, вернулась, а кошелька никто мне и не отдал. 

Оказывается, в отмечании Нового года – нравится мне этот факт или нет – заложена ритуальность, отменить которую без ущерба для себя невозможно. Так что я решила больше не экспериментировать. Максимум – заменяю шампанское на просекко. А оливье ничем не заменяю, рублю его 8 литров, и все его едят до 4 января. Единственное, поздравление президента по телеку не включаем, это выше наших сил.


Сергей Мун, директор Центра развития робототехники:

— Мы праздновали Новый год всегда всей семьей. Даже когда я учился в институте, все равно приезжал домой и встречал его вместе с родителями и братом. Еще 31 декабря мы посещали обеих бабушек, поздравляли их.

Потом все вместе готовили много вкусной еды: обязательно пельмени, оливье, корейские салаты и запеченные окорочка. Смотрели телевизор: обычно советские фильмы, праздничные передачи. Через 1-2 часа после полуночи к нам приезжали родственники.

Затем наконец-то наступали праздничные дни, когда можно было играть в приставку или компьютер и поздно ложиться спать. Во время учебы этого было делать нельзя.


Сергей Арамилев, директор Дальневосточного филиала АНО «Центр "Амурский тигр"»:

— Новый год я праздновал, как и все дети того времени, – с семьей, тогда любили собираться шумными компаниями. Мои родители и их друзья работали в сфере охотничьего хозяйства и охраны природы. Поэтому они были людьми творческими. Устраивали костюмированные представления, где участвовали взрослые и дети. Разумеется – это все переходило в ночное празднование, и это был тот момент, когда можно было не спать целую ночь и общаться со взрослыми наравне.

Еще хорошо запомнилось, конечно же, ожидание подарков. Самыми желанными были сладкие подарки – мешок конфет, который нужно было беречь. Потому что 1 или 2 января был сразу отъезд в тайгу – долгожданные новогодние каникулы, которые позволяли оказаться в лесу. Отец начал брать меня с собой с 8 лет. Полноценная таежная жизнь с ночевками в зимовье, иногда в одиночку, первые простейшие научные работы и азы охоты. Некое знакомство с неведомым миром.

Разнообразие в еде особо в то время не отличалось, особенно в тайге, поэтому новогодние конфеты были для меня на вес золота, когда они заканчивались (а это происходило быстро), то шли в ход таежные десерты. Позволялось сварить сгущенное молоко или смешать молочную детскую смесь с сахаром – тогда была популярна японская, которую раздавали как гуманитарную помощь.

Отдельная история с поеданием вредной быстро завариваемой лапши. Взрослые пытались объяснять, что макароны с диким мясом полезней, но детские устремления были непоколебимы. Тогда казалось, что вкуснее еды нет. Еще пили напиток на основе концентрата – вода в лесу и так вкусная в реке, но почему-то хотелось насыпать в нее порошка.

Особенно запоминалось празднование старого Нового года в тайге, так как все припасы заканчивались. Тогда в ход шли различные хитрости. Например, фарш для пельменей мы делали ножами. Для меня тогда было дико, я считал, что только мясорубка может сделать это. Тесто делали из кипятка, соли и муки, при этом пельмени получались отменные.


Анна Алеко, директор Приморской краевой филармонии — newsvl.ru Роза Чемерис, депутат Думы Владивостока, председатель комитета по местному самоуправлению, правопорядку и законности — newsvl.ru Дети Розы Чемерис — newsvl.ru Лора Белоиван, художник, писатель, директор Центра реабилитации морских млекопитающих — newsvl.ru Лора Белоиван, художник, писатель, директор Центра реабилитации морских млекопитающих — newsvl.ru Сергей Арамилев, директор Дальневосточного филиала АНО «Центр "Амурский тигр"» — newsvl.ru Сергей Арамилев, директор Дальневосточного филиала АНО «Центр "Амурский тигр"» — newsvl.ru
Анна Алеко, директор Приморской краевой филармонии — newsvl.ru Роза Чемерис, депутат Думы Владивостока, председатель комитета по местному самоуправлению, правопорядку и законности — newsvl.ru Дети Розы Чемерис — newsvl.ru Лора Белоиван, художник, писатель, директор Центра реабилитации морских млекопитающих — newsvl.ru Лора Белоиван, художник, писатель, директор Центра реабилитации морских млекопитающих — newsvl.ru Сергей Арамилев, директор Дальневосточного филиала АНО «Центр "Амурский тигр"» — newsvl.ru Сергей Арамилев, директор Дальневосточного филиала АНО «Центр "Амурский тигр"» — newsvl.ru

Загружаем комментарии...

Полная версия сайта