Новости Владивосток

Перебивка крыши: криминальные выборы Приморья — только вершина айсберга

Во время избирательных кампаний очень популярен лозунг «Выберем достойную власть». И выбираем действительно самых-самых, людей достойных своего времени. Людей, которые отлично чувствуя себя в мутной воде девяностых, смогли (неважно как) заработать деньги, «подняться».

Они оказались хорошими организаторами, разворотливыми бизнесменами. Одновременно они оказались или нечистыми на руку (по-другому-то никак), ловкими дельцами, или жестокими братками без принципов, которые этих дельцов крышевали. Слухи о криминальном прошлом ходят вокруг почти всех наделенных властью сановников. Все знают бывшие клички губернатора, мэра...

Смертельная борьба за власть в Дальнегорске развернулась между людьми, представлявшими экономические интересы двух разных групп. Фотьянов и Теребилов — вот настоящие герои нашего криминального времени. По слухам, еще совсем недавно, покойный Фотьянов крышевал ларьки предпринимателя Теребилова. А теперь в зоне интересов этих господ оказался порт, как нельзя лучше приспособленный для отправки контрабандного леса в Японию. То, что для одних — выборы, для других — просто смена «крыши». Стоит ли удивляться, что в ход пошли пули?

Убийство — чудовищное преступление. Совершенно не важно, каким был убитый человек. Да, кто-то считает Фотьянова жестоким и несправедливым человеком, а для кого-то он — любящий муж, заботливый отец. Если он и был в чем-то виноват, то отвечать должен был перед законом, а не перед братками-киллерами.

Но где же закон? Где милиция? Где независимый суд? Отдыхают. И начальник милиции Дальнегорска, и председатель местного суда ушли в отпуска на время избирательной кампании, и уехали из города! Знали, чем может кончиться?

Моя милиция не бережет даже публичных, богатых людей, что уж говорить о простых гражданах. Милиция занимается чем-то другим. А когда случаются выборы (читай: перебивка крыши), уходит в отпуск, чтобы не попасть под кровавый замес.

Почему есть возможность безнаказанно убивать, грабить, воровать? Почему у милиции не хватает сил, возможностей, людей, чтобы искать и находить преступников, чтобы предупреждать преступления? Может быть потому, что милиционерам мало платят, и они вынуждены зарабатывать деньги крышеванием и поборами, а не заниматься своими прямыми обязанностями?

В прошлом году к моим соседям вломились милиционеры. По их информации, живший в квартире человек торговал героином. Моя жена была приглашена в качестве понятой. Все что нашли у соседей — восемь тысяч рублей на подоконнике. Я не видел ничего, что по моим представлениям сопутствует торговле наркотиками: подозрительных типов, приходящих в любое время суток; шприцев; дебошей.

На суде дело стремительно разваливалось. Оказалось, что видеосъемка, которую вели оперативники, не удалась (!). Часть вещественных доказательств потерялась, остальные — грубо подделаны. Возможно, подсудимый действительно торговал наркотиками, но из-за непрофессиональных действий милиционеров доказать этого не удалось.

Моя милиция не умеет делать свою работу, потому что занимается какой-то другой?

Я не нашел на сайте Министерства внутренних дел информации о количестве милиционеров в России. Есть указ Путина, по которому численность штатов МВД чуть больше 800 тысяч человек. В это число не входят сотрудники вневедомственной охраны, сотрудники милиции общественной безопасности, внутренние войска. По разным оценкам всего в нашей стране от 1,5 до 2 миллионов милиционеров.

Сравните, в США полицейских примерно 500 тысяч при в два раза большем населении, в Японии — 250 тысяч полицейских при таком же как у нас количестве граждан. Значит, дело не в количестве.

Так может быть стоит три четверти милиционеров уволить, а остальным платить в четыре раза больше? Или платить в три раза больше, а на остальные деньги оснастить техникой, как следует обучить?

Четыре года назад «Норд-ост» использовали как повод для отмены губернаторских выборов. Но ведь лучше-то не стало. Я не хочу, чтобы убийство Фотьянова стало поводом для дальнейшего закручивания гаек.

Если выборы оборачиваются кровавой трагедией, проще всего отменить выборы.

Если трудно собирать налоги с частных предприятий, проще всего их закрыть.

Если население себя «не так» ведет, проще всего загнать всех в бараки за колючей проволокой и выводить на работу под конвоем.

Я не хочу такого порядка и такой стабильности.

Жестокостью законов не победить преступность. К сожалению, преступники будут всегда — на это есть в том числе и биологические причины. Единственное, что может преступность сдерживать — осознание неотвратимости наказания. Неважно кто, неважно кого: убили ли отмороженные киллеры кандидата в мэры или какие-то пьяные уроды тебя истыкали в подъезде ножом и забрали сотовый, — они должны быть найдены и наказаны по закону.

Когда пять лет назад нашего президента перестала устраивать музыка Глинки в качестве гимна России, и был объявлен конкурс на новый гимн, я понял, что настоящий гимн у нашей Родины уже есть.

Я понял это в маршрутке — маленьком автобусе, где-то на Снеговой. По радио Михаил Круг запел «Владимирский централ». Пассажиры оживились:

— Сделайте, пожалуйста, погромче. — Попросила пожилая женщина, учительница по виду.

— Да, командир, сделай громче. — Поддержал ее молодой парень, обнимавший прильнувшую к нему девушку.

«Вот тебе и конфликт отцов и детей», — подумал я, — «сейчас они еще и споют». Они действительно подпевали.

Откуда такая любовь, такая тяга к уголовной романтике? Почему самое популярное радио — радио Шансон? Что это: отражение криминальных, полукриминальных отношений, пронизывающих нашу жизнь, в которой выборы — лишь перебивка «крыши»?

C уважением, Игорь К.,

(на фото - популярный шансонье Михаил Круг)

Загружаем комментарии...

Полная версия сайта