Новости Владивосток

Неразвитость российского Дальнего Востока привлекла европейский бизнес

Европейский бизнес, несмотря на санкционный режим, заинтересован в развитии самого себя в России. За последние годы возрос интерес и именно к российскому Дальнему Востоку. В ходе Восточного экономического форума представители деловой среды Старого Света рассказали, чем их привлекает дикий и труднодоступный регион.

Дальний Восток, несмотря на свою близость к Китаю, Южной Корее и Японии, считается для бизнеса действительно далеким. В первую очередь это связано с минимальной плотностью населения по сравнению с размером территории и слабо развитой инфраструктурой. Тем не менее европейский бизнес проявляет интерес к серьезным инвестициям в местную экономику, в частности — к «цивилизации» региона.

В ходе пленарного заседания Владимира Путина на IV Восточном экономическом форуме крупный бизнес вновь услышал подтверждение тому, что развитие Дальнего Востока России является национальным приоритетом. И если азиатские инвесторы уже присутствуют в регионе хотя бы в каком-то количестве, то европейцы только начинают медленную интеграцию своих мощностей на новые территории.

Андрей Шаронов, президент московской школы управления «Сколково», отметил, что европейский бизнес сейчас рассматривает возможности и потенциал Дальнего Востока. Фокус пока еще делается на азиатские страны, однако Россия — это европейская страна, и обе стороны заинтересованы в том, чтобы работать друг с другом.

Впервые на ВЭФ прибыла в этом году делегация из Франции. Чрезвычайный полномочный посол Французской Республики в Российской Федерации Сильвия-Агнес Берманн отметила, что Франция выходит на рынки АТР и интересуется работой и деловым присутствием в этом регионе.

«У нас есть ряд компаний, которые заинтересованы в работе на Дальнем Востоке, — сказала Сильвия-Агнес Берманн. — Мы давно вкладываемся в ценные российские бумаги, в 2017 году Франция занимала второе место по количеству инвестиций в России. Также французские компании являются крупными работодателями в вашей стране. Франция проявляет активность в строительстве гражданского авиастроения — мы принимаем участие в строительстве самолетов Sukhoi, поставляем двигатели для вертолета Ка-62. Также мы заинтересованы и в судостроении, в развитии систем навигации для этой отрасли». 

Президент Франко-российской торгово-промышленной палаты Эммануэль Киде рассказал о тенденции к росту интереса. Господин Киде работает в России уже четверть века и лично наблюдал за позитивными переменами.

«Интересно наблюдать динамику французских инвестиций в российскую экономику, — сказал Эммануэль Киде. — Все начинают с Москвы, это ключевая точка, но не все ей ограничивается. Все вот думают — а, Сибирь так далеко от Москвы... А потом оказывается, что там есть Красноярск и Новосибирск. А дальше что? Есть стереотип, что за Сибирью вообще ничего нет. Но потом внезапно открываются Иркутск и озеро Байкал. И потоки инвестиций продолжаются. А в последние 10 лет мы наблюдаем активные инвестиции в российский Дальний Восток». 

Из крупных французских компаний в России и на Дальнем Востоке работает, например, «Леруа Мерлен»: открыт склад в Хабаровске, строится платформа во Владивостоке. А Société Générale, огромный французский финансовый конгломерат, вообще работает в России с  XIX века. И здесь, на Дальнем Востоке, он активно сотрудничает с «Росбанком». Также немало средних и малых предприятий, в том числе и совместных с российскими партнерами.

Основной перспективой и точкой роста традиционно считается географическое положение Дальнего Востока. Это — коридор между Россией и Азией, только пока не слишком освоенный и понятный. Александр Либеров, коммерческий директор Siemens Russia, считает, что и это можно использовать как положительный фактор. У немецкой компании в Китае есть огромные производственные мощности, сопоставимые по финансовым объемам с европейскими. И Siemens поставляет собранное в Китае оборудование в Россию.

«В реалиях санкций важен диалог, и я вижу, что это действительно важно — даже мест в зале не хватило, — отметил Александр Либеров. — Но Европа очень заинтересована в России, бизнес хочет продолжать свое развитие здесь. У нас на Дальнем Востоке работают около 200 сотрудников. Здесь находится штаб-квартира Siemens Finance, то есть мы отсюда покрываем всю Россию. Да, это необычно, но очень интересно.

Мы работаем над автоматизацией деятельности нашей компании. Мы инвестировали за последние годы более миллиарда евро в российскую экономику в сферы транспорта, энергетики, индустриализации. Все знают, наверное, поезда «Ласточка», которые производятся в Саратове, у них примерно 80% локализации. Мы и европейская компания, и российская. Дальний Восток для нас — важная часть России. К сожалению, какие-то проекты еще в стадии развития. Есть вопросы к эффективности электрических сетей, водоканала, цифровизации. Мы сейчас работаем над созданием единого информационного пространства для судоверфи «Звезда» — объединяем их конструкторские бюро с производственными площадками. Это не просто модная цель, а конкретная задача по улучшению и оптимизации времени выхода на рынок». 

Немецкая компания считает, что возможностей для развития на Дальнем Востоке предостаточно. Той же политики придерживаются и швейцарцы.

«Китай идеален для потребительского b2c рынка, — говорит вице-президент ABB Ltd. Михаил Аким. — На Дальнем Востоке ситуация другая. Плотность населения здесь крайне низка, поэтому фокусироваться на потребительский рынок сложно. Наш фокус направлен на рынки b2b и b2g — работу с бизнесом и государственными структурами. Вот здесь громаднейший потенциал с точки зрения развития инфраструктуры. По-прежнему значительная часть Сибири и Дальнего Востока работает на так называемом северном завозе, и это крайне неэффективно с экономической точки зрения. Уже давно есть автономные технологии по энергоснабжению малонаселенных и удаленных поселков и предприятий. Они широко используются на Аляске, сейчас работают в Африке». 

Аким отмечает, что Швейцария — традиционно нейтральная страна, и в современных реалиях это важно. ABB Ltd. активно работает с Дальним Востоком в области судоходства, например. Многие суда, ходящие по Северному морскому пути, используют винторулевые колонки, произведенные компанией. И эти новейшие технологии делают возможным ранее невозможное — время продления навигации, возможность открытия новых транспортных путей. 

«У нас громадный портфель продуктов, но именно это — отличный пример использования цифровых технологий, — отмечает Михаил Аким. — Это достаточно рискованный бизнес, открытие Севморпути. Мы вынуждены постоянно мониторить обстановку, оптимизировать маршруты. На этой неделе в МГУ им. Невельского во Владивостоке мы открыли тренировочный центр, где моряки обучаются как раз внедрению этих цифровых технологий. Любую нашу винторулевую колонку можно проследить из разных точек мира — ее состояние и работоспособность. А значит, обеспечить безопасность».

Для дальнейшего развития и закрепления на российском Дальнем Востоке компания видит немало возможностей именно на севере. Есть технологии, позволяющие интегрировать традиционные системы электроснабжения с технологиями возобновляемой энергии — ветряками и солнечными панелями. Тогда, например, использование дизельных технологий сведется к минимуму, и этот вид топлива перестанет быть основным источником энергии. Это колоссальное направление, но для его реализации нужны программа и политическая воля.

Другое направление — сети передачи. Есть хороший опыт Китая, где создано 30 линий постоянного тока высокого напряжения. Они — хребет энергетической системы страны. За счет этих линий возможно передавать при минимальных потерях энергию с запада на восток и обратно. Крупнейшим рынком для развития этой технологии должен являться российский Дальний Восток, потому что при наших расстояниях такое решение позволит включить Россию в Азиатское энергетическое суперкольцо. Это очень интересная концепция по оптимизации возобновляемой энергетики и сокращению энергозатратности экономики в целом. 

Еще один проект, который интересен европейцам, — это развитие российской (и не только российской) Арктики. Председатель Арктического экономического совета Теро Ваурасте назвал Дальний Восток как раз в этом, арктическом смысле платформой для всего региона в целом.

«Мы вчера выслушали Владимира Путина, который говорил о новой инфраструктуре между Европой и Азией, — напомнил Теро Ваурасте. — Например, новые каналы передачи данных, где каждая микросекунда сегодня — это миллионы долларов. Мы заинтересованы в развитии работы по Арктике, в строительстве новых судов. Дальний Восток — это платформа региона в целом. В российской части плотность населения не высока, зато в Китае и Корее — очень. Поэтому здесь нужна кооперация решений на правительственном уровне. Есть определенные барьеры, например в налогообложении».

Спикеры отметили, что санкционный режим вернул бизнес-отношения между Европой и Россией в тенденцию роста. В 2017 году торговый баланс сложился в пользу России. Кстати, с арктическими странами у России неуклонно растет общий турпоток — Финляндия, Исландия, Норвегия. Также начали ходить туристические суда по Северному морскому пути, но пилотные проекты пока прекращены из-за каких-то трудностей. Но их все равно нужно дорабатывать, предлагать туристам какие-то определенные продукты в таких круизных турах, а не только игры в казино на борту.

Танкеры, которые строит «Звезда», смогут помочь наладить новый мост между Россией и арктическими странами. Ледоколы можно переоборудовать в суда других типов, есть такие инициативы. Арктика — это важное и перспективное направление. Нужно давать сигналы о проблемах там. 

Дальний Восток, как говорят эксперты, очень далеко от Москвы, но Япония и Китай находятся рядом. Здесь по всем инициативам и инвестициям должен быть найден компромисс, разумеется, на межправительственном уровне.

«Что касается нас, то мы работаем в нефтегазовом секторе, — рассказал вице-президент Maire Tecnimont SpA по России и Каспийскому региону Джанни Бардацци. — Работаем не первый год, сотрудничали еще в советское время. Развивать Дальний Восток нужно, хотя это очень тяжело. Помимо прочего, нам нужно прислушиваться к потребностям России, чтобы предлагать тут лучшие продукты. Большинство ресурсов сосредоточены как раз в Сибири и на Дальнем Востоке. Владимир Путин вчера снова заявил, что развитие региона является национальным приоритетом. Мы услышали этот сигнал, и мы уже открываем эту новую сторону России. Сколько же здесь проблем, на границе с Китаем! Как сюда все перевезти, как доставить сюда наших партнеров? Дальний Восток будет для нас источником проблем, но мы полны решимости их преодолеть. Россия перемещается сюда, и мы тоже будем сюда перемещаться. Логистика и транспорт — это тоже вызовы и проблемы, их надо решать».

Инвестировать крупные компании пока предпочитают в Южную Корею, Японию и Китай. Они тоже далеко, как и российский Дальний Восток, но там логистика налажена. Здесь это еще только предстоит. Помимо прочего, компании развивают международную цепочку — инвестиции в Дальний Восток через бизнес в Азии. Тогда все становится значительно ближе.

Итак, российский регион привлекает крупный бизнес, как ни парадоксально это звучит, своей «дикостью». В отсутствии инфраструктуры и налаженных связей европейцы видят не только минусы, но и огромное поле для деятельности. 

Все новости с полей Восточного экономического форума читайте в разделе «ВЭФ-2018».


 — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru
 — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru

Загружаем комментарии...

Полная версия сайта