Новости Владивосток

Крупнейшую на Дальнем Востоке лесную компанию купит японский холдинг

Правительство одобрило покупку японской Iida Group 75% дальневосточного холдинга RFP Group Романа Абрамовича и партнёров. Инвестор должен выполнить ряд условий: вложить $150 млн, удвоить переработку леса и сохранить рабочие места. По итогам 2020 года компания находилась в глубоком кризисе – её долг превышал $300 млн. Ранее Iida Group являлась партнёром группы DNS в области лесопереработки.

Правительственная комиссия по контролю за осуществлением иностранных инвестиций, которую возглавляет премьер-министр РФ Михаил Мишустин, 29 ноября одобрила продажу 75% крупнейшего лесопромышленного холдинга Дальнего Востока RFP Group японской Iida Group Holdings. Как пишет РБК, Мишустин во вступительном слове в начале заседания комиссии заявил, что на нём будет рассмотрено 11 заявок, которые в сумме позволят привлечь в российскую экономику более 110 млрд рублей (почти $1,5 млрд).

«Отдельно отмечу заявки, связанные с реализацией значимых инвестиционных проектов. В их числе <...> расширение и модернизация совместно с крупной японской бизнес-структурой производственных мощностей по лесопереработке на Дальнем Востоке», – добавил председатель правительства страны. Итоги заседания не раскрывались, детального протокола пока нет даже у участников сделки.

RFP Group (Russia Forest Products) – крупнейшее лесопромышленное предприятие на Дальнем Востоке и один из лидеров по экспорту леса из России в страны Азии. Его ключевые активы – «Дальлеспром» и «Флора», а также «Амурское пароходство», зарегистрированные в Хабаровске. В аренде у компании участки с разрешённой вырубкой 3,7 млн кубометров в год. Долг компании по итогам 2020 года составил около $300 млн. Выручка «Дальлеспрома» по РСБУ в 2020 году составила 7,4 млрд рублей, чистая прибыль – 33,7 млн рублей. Выручка торгового дома РФП (занимается оптовой торговлей древесным сырьём и необработанными лесоматериалами) достигала 15,7 млрд рублей, чистая прибыль – 411,75 млн рублей.

Iida Group – уже не новичок в «дальневосточных инвестициях». Японская сторона была партнёром структур DNS, которые занимались лесозаготовкой и деревопереработкой. Недавно президент группы компаний Дмитрий Алексеев заявил, что «ДНС ЛЕС» скорее всего заморозит завод по производству OSB-плит, поскольку ожидания компании от взаимодействия с государством не оправдались.

На правительственной комиссии было поставлено три основных условия, при выполнении которых японская Iida Group может получить контроль над RFP Group. Во-первых, компания должна реализовать свой инвестплан – за пять лет вложить $150 млн в развитие лесопереработки на Дальнем Востоке. Эти деньги должны пойти на строительство новых мощностей по переработке древесины, а также на расширение и модернизацию текущих мощностей завода RFP Group в Амурске, на севере Хабаровского края. Ранее предполагалось, что эти средства должны пойти не только на увеличение мощностей по переработке, но и на выпуск элементов деревянного домостроения и рефинансирование кредитов.

Во-вторых, за пять лет японский инвестор должен обеспечить рост общего объёма лесопереработки RFP в 2,3 раза – с 752 тысяч кубометров (ожидается по итогам 2021 года) до 1,7 млн кубических метров в 2026 году, а также нарастить производство продукции глубокой переработки. Президент Владимир Путин ещё в сентябре заявил, что российские власти должны поддержать предлагаемый проект RFP с японскими партнёрами, чтобы в России сдвинулась ситуация с созданием мощностей по глубокой переработке древесины. При этом, по данным самой компании, объём заготовки в 2019 году составил 1,7 млн кубометров круглого леса, больше половины которого переработано в шпон и пиломатериалы.

В-третьих, Iida Group должна сохранить в течение пяти лет общую среднесписочную численность работников российского лесопромышленного холдинга на уровне не менее 2612 человек. Сейчас в компании работают около 2,5 тысячи человек в лесозаготовках и переработке без учёта постоянных подрядчиков. Ранее вице-премьер и полпред президента на Дальнем Востоке Юрий Трутнев говорил, что в регионе в лесной отрасли занято более 30 тысяч человек, которые рискуют остаться без работы из-за запрета на экспорт круглого леса, вступающего в силу с начала 2022 года, а RFP – крупнейший его экспортёр в Китай.

В июне глава Минвостокразвития Алексей Чекунков сообщил, что RFP Group находится в «продвинутых переговорах» с японским инвестором, который заинтересован в производстве элементов деревянного домостроения. Тогда гендиректор RFP Group Константин Лашкевич подтвердил, что она «работает» с инвестором, который проявляет интерес к созданию новых продуктов для рынка Японии: клееных балок из пиломатериалов, CLT-панелей (перекрёстно-склеенных панелей), балок LVL [из шпона], генбана (досок) и таруки (брусков).

«Участие Российского фонда прямых инвестиций [в качестве акционера] – это огромный административный ресурс, который позволяет нам не шарахаться от каждого проверяющего органа. Это нас очень сильно защищает. Но у акционеров нет рыночных компетенций, поэтому менеджменту приходилось их создавать самостоятельно или покупать на стороне», – объяснял топ-менеджер.

В начале сентября совладелец RFP Group Александр Абрамов на совещании в рамках Восточного экономического форума попросил Путина поддержать сделку с японским инвестором, поскольку она требует регуляторных разрешений. После этого президент поручил правительству до 1 ноября «обеспечить рассмотрение» на заседаниях правительственной комиссии по иностранным инвестициям проектов, предусматривающих создание на территории Дальневосточного федерального округа мощностей по переработке древесины, в том числе для экспорта продукции переработки древесины. Через неделю Iida подтвердила, что «вступила в переговоры об участии в капитале RFP».

Абрамов объяснил необходимость продажи доли в RFP Group японскому инвестору доступом на зарубежные рынки.

«На наш взгляд, мы нашли один из возможных способов решения [проблемы доступа на иностранные рынки] – привлечение в капитал российских компаний крупных игроков с тех рынков, которые для нас являются целевыми. В данном случае речь идёт о вхождении в капитал компании японского концерна Iida», – говорил бизнесмен Путину.

Константин Лашкевич пояснял, что лесопереработка компании ориентирована на Японию – «самый сложный рынок с точки зрения требований качества, но при этом один из самых стабильных в мире».

Напомним, на последнем ВЭФ лесопромышленники просили у правительства поддержки перед окончательным запретом экспорта леса. В регионе не хватает производств, которые принимают и обрабатывают древесину. Понятных правил игры для этого сектора нет до сих пор, поэтому инвесторы не спешат вкладываться в строительство обрабатывающих предприятий. Кроме того, отсутствие логистики и круглогодичных дорог делают невозможным полное освоение арендованных участков.


Обсудить на Facebook Обсудить в Telegram
Пришлите свою новость
Полная версия сайта