Новости Владивосток

Товар не первой необходимости: как рост смертности повлиял на похоронный бизнес в Приморье

Институт Гайдара назвал организацию похорон самым быстрорастущим бизнесом в России по итогам 2020 года. Однако, как оказалось, вывод этот мог быть сделан лишь на рекордных показателях смертности населения по результатам коронавирусного года. Приморские ритуальные агентства констатируют, что во время финансовых трудностей население скорее тратит деньги на живых, чем на усопших. Расходы на организацию похорон сократились, а памятники и без того не входили в список товаров первой необходимости. Как избыточная смертность в регионе в год пандемии отразилась на доходах похоронного бизнеса Приморья, разбирался VL.ru.

Подсчитывать некого

В «Мониторинге экономической ситуации» эксперты Института Гайдара посчитали, что ритуальный бизнес в России вырос на 3,8% по итогам года пандемии. Их оценки основываются на данных Росстата о смертности населения — этот показатель за 2020 год в стране вырос на 18% и стал рекордным с 2005-го (2,124 млн человек против 1,8 млн годом ранее). В декабре прошлого года темпы роста смертности достигали 63% и были беспрецедентными со времён голода и репрессий 1933 года.

В Приморье смертность также оказалась на высоком уровне. По итогам всего прошлого года в крае зафиксирована смерть 28 837 жителей, что на 12,1% больше показателей 2019-го. Во Владивостоке за минувшие 12 месяцев скончалось почти на 20% больше горожан, чем в среднем за несколько предыдущих лет. Декабрь в крае, как и по всей стране, бил антирекорды по летальным случаям. В последний месяц 2020-го в Приморье умерли на две тысячи человек больше, чем в аналогичном месяце прошлого года. Из них лишь четверть – жертвы пандемии коронавируса в регионе.

Однако подсчитать, какой процент прибыли такой скорбный рост принёс похоронному бизнесу Приморья, из данных в открытых источниках не удастся. Сферу ритуальных услуг в отдельную категорию не выделяет в своей отчётности ни Федеральная налоговая служба, ни Приморскстат. По словам специалистов, объём этого бизнеса в регионе слишком мал для подсчёта. Не исключено, что это касается только «белой» части ритуального рынка, ведь в данной сфере процветают в основном серые схемы. Сколько ушло «на руки» копателям могил, сколько заплатили за разрешения захоронений в родственные могилы при отсутствии документов, а то и за снос уже стоящего, но не ухоженного долгие годы памятника и захоронение «новых жильцов»? Ответить на все эти вопросы не сможет ни налоговая, ни статистика.

В Приморье из легальной части похоронного рынка можно увидеть только предполагаемую прибыль по 33 местным предпринимателям, которые предоставляют ритуальные услуги по патенту. По данным регионального управления ФНС России, их предполагаемая прибыль за 2020 год составила 12,8 млн рублей. Для сравнения, за 2019-й у 29 предпринимателей насчитали 3,7 млн рублей прибыли. То есть в пересчёте на каждый патент гипотетическая прибыль за коронавирусный год увеличилась ровно в три раза.

Одновременно в Справочнике VL.ru числятся 30 компаний, которые так или иначе связаны с похоронным делом во Владивостоке.

Для живых, а не усопших

Ритуальные агентства, в которые обратился корреспондент VL.ru, по понятным причинам не пожелали беседовать на щекотливую тему роста прибылей из-за избыточной смертности. Однако в неформальной беседе в одном из крупных ритуальных агентств заметили, что приток заказов или, как здесь говорят, комплексов в год пандемии увеличился не принципиально — всего на 10-15 штук в месяц. Большие обороты обслуживают крупные похоронные организации – «Некрополь» и «Стикс-П». Но даже если говорить о большом количестве людей, умерших от коронавируса, то цена вопроса оказалась невелика. По строгим требованиям Роспотребнадзора (которые в ноябре прошлого года были ужесточены), хоронить усопших, как и отправлять на кремацию, можно было только в закрытых гробах. Такой товар значительно дешевле обычных.

«Люди тратили больше денег на лечение своих родственников, уход за ними. А уже на погребение закладывали минимальные средства. Здесь уж было не до шика. И мы их понимаем», - рассказали VL.ru во владивостокском ритуальном агентстве.

В оптовой компании по продаже памятников «Ермис» (г. Артём) даже наблюдают существенное снижение спроса на памятники из гранита и других материалов.

«Мы работаем напрямую с организациями, контактируем с заказчиками, поэтому, как и все приморцы, в 2020 году честно два месяца находились дома на самоизоляции. В январе нынешнего года спрос на памятники не изменился — речи об увеличении оборота не идёт. Люди направляют деньги на живых, а не на усопших. Благоустройство мест захоронения, по их мнению, может и подождать», - поделились своей оценкой представители организации.

В компании «Студия камней» из Владивостока, которая также специализируется на производстве памятников, подтвердили — увеличения спроса на свои услуги не заметили.

«Наш товар далеко не первой необходимости. Поэтому наш сектор бизнеса даже почувствовал снижение оборотов», - прокомментировали в компании ситуацию на рынке.

В ритуальном агентстве «Успокоение» тоже в основном занимаются производством надгробий, памятников и венков, а вот организацией похорон — крайне редко. Однако, как и другие представители этого скорбного бизнеса, замечают, что 2020 год принёс ощутимо меньший доход.

«Памятники – это деньги, а у людей денег сегодня нет», - резюмировал собеседник.

А был ли рост?

По данным Приморскстата, за 2020 год населению края было оказано платных услуг в общей сложности на 133 млрд рублей. Это на 21% меньше показателя 2019-го. Причём снижение началось уже с первого месяца коронавирусного года, то есть ещё до прихода пандемии в регион. Из всего списка видов услуг в плюсе по итогам 2020-го в Приморье оказались только почтовые и курьерские сервисы (+3,8%). Остальные направления потеряли до половины своих оборотов.

Ритуальные услуги, повторимся, статистикой отдельно не рассматриваются. Однако есть весьма обширный блок прочих видов платных услуг, который объединяет мелкие отрасли. Их финансовый результат по итогам 2020 года снизился почти на 26% по сравнению с 2019-м. Таким образом, ничто не подтверждает гипотезу столичных экспертов о росте прибылей похоронных компаний.

В своих комментариях для VL.ru директор Приморского филиала РАНХиГС, кандидат экономических наук Марина Соколова отмечает, что достаточно сложно оценивать качество отчёта Института Гайдара о смертности в России и прямого влияния этого показателя на рост доходов ритуального бизнеса. Как минимум не совсем понятен источник данных. Даже если предположить, что у Института Гайдара есть доступ к данным оперативной статистики, то не совсем понятно, почему эксперты и аналитики, формировавшие отчёт, решили взять для сравнения 1947-й тяжёлый послевоенный год.

«Зачем брать такую далёкую временную перспективу? У нас есть более свежие показатели. Например, если посмотреть на сайте Росстата данные по естественной убыли (смертности) населения, то мы увидим, что в не столь далёком от нас 1995 году в России прирост смертности населения составил 33% по отношению к 1990-му, фактически последнему году, когда СССР функционировал полноценно. Отмечу, что 1995 году не предшествовала война или эпидемия, не было внешних объективных катаклизмов, равных Великой Отечественной войне. Объективно лишь разрушение Советского Союза. Но на этот факт в современной истории России в Институте Гайдара решили не обращать внимание», - замечает собеседница VL.ru.

Марина Соколова также считает, делать огульный вывод о том, что раз растёт смертность, то и ритуальный бизнес в прибыли, также не всегда правильно. В открытых данных Росстата приведены цифры лишь о состоянии на рынке бытовых услуг. Так что вопрос о том, почему сделали ставку на динамическом росте ритуальных услуг, остаётся открытым.

С какими сложностями столкнулась похоронная индустрия в период пандемии коронавируса, в августе обсуждали на конференции в Приморье представители ритуального бизнеса.

Яна Мальцева


Загружаем комментарии...

Полная версия сайта