Новости Владивосток

Крупнейший акционер FESCO обвинил главу совета директоров в рейдерском захвате

Владелец группы «Сумма» Зиявудин Магомедов, арестованный в марте 2018 года по обвинению в создании преступного сообщества, призвал правоохранительные органы принять меры для предотвращения рейдерского захвата Дальневосточного морского пароходства. Бизнесмену принадлежат 32,5% FESCO, и за попыткой захвата, по его словам, стоят люди, которых он сам когда-то брал на работу, в том числе председатель совета, экс-глава «Суммы» Лейла Маммедзаде.

«Я крайне разочарован тем, что мои представители в совете директоров, люди, которых я когда-то взял на работу, принимают участие в рейдерском захвате компании, где я являюсь крупнейшим акционером. Я призываю правоохранительные органы обратить внимание на события, разворачивающиеся вокруг FESCO, и принять необходимые меры с целью остановить корпоративный захват компании и её разрушение», – говорится в письме Магомедова, которое опубликовал в понедельник, 28 сентября, Telegram-канал Baza.

Адвокат Магомедова Виктория Цилюрик подтвердила РБК подлинность письма. По словам юриста, это письмо было отправлено в «правоохранительные органы России».

Какие претензии выдвинул Магомедов

Зиявудин Магомедов заявил, что глава совета директоров FESCO Лейла Маммедзаде и ещё несколько его членов, включая второго крупнейшего акционера группы Марка Гарбера (владеет 23,8%), экс-главу FESCO Александра Исурина и Дэниса Канта Мандала, пытаются сорвать общее собрание акционеров компании, назначенное на 30 сентября. К числу мер, направленных на срыв собрания, бизнесмен отнёс, в частности, досрочное прекращение полномочий президента FESCO Максима Сахарова в начале сентября и назначение на этот пост Аркадия Коростелёва. Конечной целью всего происходящего Магомедов назвал «содействие третьим лицам в рейдерском захвате» компании.

В своём письме Магомедов отметил, что поручил юристам сделать всё необходимое для привлечения Маммедзаде и «других участников рейдерского захвата» к ответственности и компенсации всех потерь акционерам FESCO.

Глава совета директоров FESCO через представителя заявила РБК, что все действия на этом посту предпринимала в целях сохранения целостности и финансовой стабильности компании. «По-человечески я могу понять чувства Магомедова З. Г., который два с половиной года под арестом и которого неправильно информируют родственники, но мы обязаны действовать в интересах FESCO, а не отдельных акционеров. Компании 140 лет, она была до нас и будет после, при предыдущих акционерах и при последующих. Мы должны сохранить бизнес и приложим усилия для возвращения средств в компанию, даже если кому-то не хочется их возвращать», – заявила Лейла Маммедзаде.

В пресс-службе FESCO назвали письмо Магомедова «попыткой избежать ответственности от преследования» в связи с невозвратом кредитов.

В середине сентября FESCO через свою «дочку» подало в Лондонский международный арбитражный суд иски «в отношении компаний, связываемых с Зиявудином Магомедовым». Группа намерена взыскать с ряда акционеров долг по займам, которые выдавались им на выкуп группы в 2012 году. В мае РБК сообщал, что FESCO направило структурам Магомедова и американского инвестфонда TPG Group (владеет 17,4% FESCO) письмо с напоминанием о необходимости возврата группе кредитов на общую сумму $1,046 млрд. В письме предлагалось погасить долги «как можно быстрее». Через эти иски «заинтересованные лица» инициировали корпоративный захват компании, заявил РБК член совета директоров FESCO, племянник Магомедова Шагав Гаджиев. Но он не сказал, в чьих интересах готовится захват группы.

В начале 2020 года Лейла Маммедзаде в интервью РБК говорила, что решила уйти из FESCO, поскольку они с Магомедовым «по-разному видят будущее компании». «Вероятнее всего, придут родственники Зиявудина – компания перейдёт под управление близких ему людей, которым он на 100% доверяет», – добавила она.

Кто претендует на FESCO

Два из трёх крупнейших акционеров FESCO – Марк Гарбер и американская TPG – ведут переговоры о продаже своих акций. Об этом РБК рассказали акционер одного из крупнейших железнодорожных операторов и менеджер крупного банка, кредитующего транспортные компании. Несмотря на попытки партнёров убедить бизнесмена продать акции совместно, он отказался, добавил источник, близкий к совету директоров FESCO. По его словам, публичный спор, который начал Магомедов с руководством FESCO, только ускорит этот процесс. Совладелец железнодорожного оператора сказал, что на FESCO претендуют структуры Росатома вместе с группой «Дело» Сергея Шишкарёва (Росатому принадлежит 30% «Дела»). Об этом же говорит источник, близкий к совету директоров FESCO.

«Сергей Шишкарёв несколько раз – и в конце 2019 года, и весной 2020 года – заявлял, что теоретически FESCO как актив для «Дела» интересен», – заявил представитель «Дела». «За последние месяцы мы не предпринимали практических шагов в этом направлении. В первую очередь необходимо дождаться разрешения всех корпоративных споров вокруг FESCO», – добавил он.

Росатом не имел и не имеет никакого отношения к процессам, происходящим вокруг и внутри компании FESCO, заявил РБК представитель госкорпорации.

Помимо Шишкарёва, покупкой доли в FESCO c 2017 года публично интересовался один из крупнейших в мире портовых операторов DP World, подконтрольный правительству Объединённых Арабских Эмиратов. В январе 2020 года его представитель в России, Сергей Чемарда, уведомил российское правительство о сохранении этих планов и обещании вложить около $350 млн в модернизацию Владивостокского порта, который принадлежит группе.

Покупка долей двух акционеров – Гарбера и TPG – рискованна с учётом такого непростого партнёра, как Магомедов, сказал РБК источник, близкий к одному из потенциальных претендентов. Он предполагает, что бизнесмен может оспорить эти сделки. Но в случае выкупа их акций можно собрать крупнейший пакет (41,2%) FESCO, а долю Магомедова получить за долги – в счёт требований самой компании к бизнесмену, замечает источник, знакомый с менеджментом группы. Если Лондонский суд удовлетворит требования FESCO и решение вступит в силу, то при обращении взыскания на акции Магомедова в рамках исполнительного производства технически возможно их приобретение другими акционерами, подтверждает партнёр юридической фирмы «Рустам Курмаев и партнёры» Дмитрий Горбунов.


Письмо было опубликовано в Telegram-канале Baza — newsvl.ru
Письмо было опубликовано в Telegram-канале Baza — newsvl.ru

Загружаем комментарии...

Полная версия сайта