Новости Владивосток

В реестр пострадавших от пандемии не попали многие приморские НКО

Лишь 9% некоммерческих организаций Приморья потенциально могут получить льготы по налогам и соцвзносам. В реестры пострадавших от пандемии многие из них не попали, в том числе по формальному признаку из-за зарегистрированного вида деятельности. Финансирование со стороны благотворителей тоже упало, так как прибыль компаний из числа меценатов сокращается вслед за всей экономикой. Как социально ориентированный бизнес и некоммерческие организации выживают в коронавирусный кризис - в обзоре VL.ru.

Владимир Путин распорядился создать специальный реестр социально ориентированных некоммерческих организаций, которых освободят от налогов, взносов в фонды за второй квартал и выплаты аренды за федеральные площади. До некоммерческих организаций (НКО), получателей президентских грантов, хотят довести помощь в 3 млрд рублей.

Однако приморские НКО не понимают, по какому принципу они могут попасть в региональные списки социально ориентированных (СО). Многие из них сдают отчётность как СО НКО, но шансов стать получателями помощи, к сожалению, не видят. Единственный плюс, который получили приморские организации наравне с бизнесом, - от них не требовали налоговую отчётность до 1 июня, а отчётность перед Минюстом отложили до 6 июня. Если НКО находятся на упрощённой системе налогообложения, то ещё получили снижение налоговой ставки в 3%, и то не все. Другие пакеты мер приморских НКО не коснулись.

Реестр не для всех

Руководитель дальневосточного представительства Агентства стратегических инициатив (АСИ) Ольга Курилова говорит, что об НКО вспомнили, только когда они стали бить тревогу. В отличие от бизнеса, им льготы не предоставлены, хотя уже обозначены принципы их получения.

С точки зрения гендиректора АНО ДПО «Развитие» Светланы Баженовой, если руководствоваться правилами логики, то в реестр социально ориентированных НКО должны быть включены все организации, чья деятельность предусмотрена в Федеральном законе № 7-ФЗ, пункте 31.1.

Так, по данным Министерства юстиции, в нашем крае зарегистрировано 3145 некоммерческих организаций, из которых 2,5 тысячи социально ориентированных исходя из вида деятельности, а не наличия грантовой поддержки. 29 мая правительство Приморского края создало Сводный реестр СО НКО, туда включили 288 организаций. В этот перечень вошли лишь получатели субсидий и грантов из регионального бюджета и бюджетов органов местного самоуправления с 2017 по 2020 год, поставщики социальных услуг.

Региональные власти предполагают создать и второй реестр. Там будут учтены некоммерческие организации, которые не получали грантовой поддержки, но по виду деятельности являются социально ориентированными. Правительство края направило свои предложения по критериям в Минэкономразвития России.

Как поясняет Ольга Курилова, с поставщиками социальных услуг в Приморье беда - таких совсем немного. Среди них сейчас «Живая надежда», фонд «Забота», АНО «Милосердие», «Родные люди» и прочие. Все подобные организации живут фактически на благотворительные взносы. Только зарплаты сотрудников и приглашённых специалистов (психологов, медработников) оплачивают из регионального бюджета. А средства на услуги ЖКХ приходится ежегодно собирать среди благотворителей. Продукты также туда привозят в качестве пожертвований. Сегодня у этих НКО и вовсе сложная ситуация, ресурсоснабжающие организации отказываются реструктуризировать долги.

Столь немногочисленный перечень НКО, которые являются поставщиками социально значимых услуг, объясняют условиями программ взаимодействия организаций с региональными властями. НКО в этом случае как будто попадают на дорогу с односторонним движением: их отчётность полностью привязана к финансированию со стороны субъекта Федерации, и она больше, чем у обычных организаций, а услуги оплачиваются по минимальным ставкам.

Например, реабилитация наркозависимых в одном из регионов ДФО в месяц стоит 250 тысяч рублей. Подведомственному бюджетному учреждению оплачивают полную сумму, а деятельность НКО регион оценивает в 140 тысяч рублей. Таким образом, у организации нет мотивации вступать в реестр социально значимых.

«Складывается впечатление, что государство не заинтересовано передавать на аутсорсинг эти социальные услуги, которые за свой счёт потянуть не в состоянии», - предполагает Ольга Курилова.

Светлана Баженова рассказывает, что в самый разгар коронавирусной пандемии НКО Приморья не остановили свою деятельность и стараются осваивать новые форматы работы. По оценкам специалистов, в марте объёмы пожертвований уменьшились, но в апреле и мае наметилась обратная тенденция.

«Сегодня мы сами подвергаемся риску заразиться, доставляя прямую адресную помощь нуждающимся, особенно людям в возрастной категории 65+. Властям мешает помогать заявительный характер помощи, поэтому появляются «невидимые» старики. Мы в свою очередь делали в соцсетях репосты о людях в возрасте, которые нуждаются, обработали более 250 контактов и развезли более 140 продуктовых наборов. Стараемся вовлечь в эту работу другие приморские организации. Отмечу работу и нового фонда из Большого Камня: его участники ездят по посёлкам и уже помогли многим десяткам людей», - говорит Светлана Баженова.

Часть НКО в Приморье попала в кризисную ситуацию, как, например, конный клуб, который оказывал услуги иппотерапии. От своих клиентов предприятие получило предоплату, но в связи с пандемией услуги оказать не может. Вернуть деньги тоже не в состоянии - средства ушли на корм лошадям.

Споткнулись на ОКВЭДе

Сложнее с детскими садами и образовательными курсами, которые относятся к социально ориентированному бизнесу. Большая часть таких компаний в своё время при регистрации выбрала основным видом деятельности (ОКВЭД) образовательную (85). А в список наиболее пострадавших с соответствующими льготами попал лишь тот бизнес, что имеет ОКВЭД 88.91 - уход и присмотр за детьми. Как говорят участники рынка, отдельные приморские компании в своё время, чтобы не получать специальную лицензию и платить поменьше налогов, регистрировали такой льготный вид деятельности, а фактически занимались образованием. Сегодня они получают помощь, а настоящие частные детсады – нет.

«В итоге частные детские сады, как в форме ИП, так и в форме НКО, не получили никакой помощи. Наша образовательная ассоциация обратилась за поддержкой в администрацию Владивостока, но получила отказ. Все льготы предоставляют исключительно по федеральному шаблону. В то время, как наши организации за последние месяцы потратили последние деньги на оплату аренды и заработную плату сотрудникам. Льгота по аренде муниципальных площадей и вовсе оказалась «мёртворождённой». Во Владивостоке практически нет муниципальной собственности, которую могли бы сдавать в аренду. Как в Хабаровске, у нас в городе пустующий жилой фонд образовательным учреждениям в форме ИП не предоставляют», - отмечает председатель приморской ассоциации образовательных организаций, директор АНОНДО «Гусельки» Юлия Агапова.

Директор культурно-просветительской общественной организации «Альянс Франсез-Владивосток» Наталья Сакун рассказывает, что по ОКВЭД они «общественная организация» (94.99) и по обозначенным правилам не могут претендовать на статус социально ориентированного НКО. Хотя на этой организации лежит обязанность предоставлять отчётность не только как НКО, но и как социально ориентированной НКО для Минюста.

«Полагаю, что некая загвоздка в признании нас социально ориентированной организацией заключается в нашем сотрудничестве с французским правительством. Хотя юридически «Альянс Франсез» российская организация. Все думают, что Франция нам выделяет огромные деньги. На деле все свои расходы «Альянс Франсез» во Владивостоке покрывает за счёт образовательных курсов французского языка. Такие проекты, как Джазовый фестиваль в Приморье или Неделя французского кино, действительно имеют большие бюджеты, но эти деньги мы не видим. Французский институт их оплачивает напрямую, компенсируя затраты подрядных организаций. В то же время только в прошлом году «Альянс Франсез-Владивосток» провёл своими силами 22 культурных мероприятия, имея штат всего 7 человек, и ни у кого не просил средства. Поэтому, какие НКО достойны помощи, а какие - нет, вопрос остаётся открытым», - считает Наталья Сакун.

«Наш частный сад в связи с самоизоляцией не может оказывать услуги по уходу за детьми, в результате чего не имеем возможность оплачивать аренду, - рассказывает директор детсада «Забава» Татьяна Ермакова. - И здесь мы с нашим арендодателем находимся в обоюдной ситуации: он теряет средства, а мы на грани потери образовательной лицензии, поскольку, теряя место осуществления деятельности, перестаём быть социально ориентированным бизнесом. А значит, лишим людей рабочих мест. Замкнутый круг.

На сегодня мы ещё получаем субсидии для выплаты заработной платы сотрудникам, чей штат сад сохранил полностью. Обращались в микрофинансовую организацию Приморского края, но там нам отказали в кредите. Понять их можно, финансирование идёт из регионального бюджета, и они логично размышляют, как может компания выплачивать кредит, если не имеет понимания, когда выйдет из кризиса, пусть произошедшего не по её вине. Отсрочка по налогам тоже имеет двойное дно: у любого банка возникнет вопрос, как вы сможете оплачивать кредит, если налоги платить не в состоянии».

Студия АРТ-ЭТАЖ «Территория Творчества» - социальный проект, который волею судеб появился в Дальнереченске. Приморский художник и дизайнер Наталья Самусь, став инициатором выставок, решила продолжить деятельность в сфере культурного просвещения. Теперь здесь на постоянной основе проводят экспозиции местных художников и мастер-классы для детей, специальные программы развития и арт-терапии для ребят с ограниченными возможностями и тех, кто пережил инсульт.

По её словам, благодаря длительному диалогу с местными властями удалось выкупить здание. Сегодня оно находится в собственности студии. Во многом это обстоятельство помогает выстоять в кризис.

«Основной ОКВЭД позволил моему ИП войти в самый первый список льготников от малого бизнеса. Однако ИП является плательщиком налога по патенту, его стоимость не изменили, хотя мы надеемся на подвижки. Но этот год и вовсе начался аномально. После выхода с зимних каникул дети стали повально болеть. В школах начался карантин. В январе нас посещали только 40% детей, в феврале – лишь 25%, в марте многие родители перестали водить детей, и остались лишь 10%. То есть доходы мы начали терять задолго до объявленной самоизоляции. Поэтому сегодня основная проблема для нас – оплата ЖКХ», - делится сложившейся ситуацией Наталья Самусь.

Яна Мальцева


Загружаем комментарии...

Полная версия сайта