Новости Владивосток

Полный ноль: за три года 1000 жителей Приморья стали банкротами

Невозвратные долги перед банками и микрофинансовыми организациями заставляют приморцев все чаще подавать на личное банкротство. Сколько стоит эта процедура и может ли реструктуризация долга стать альтернативой, разбирался VL.ru.

Право на банкротство

За три года действия поправок Федерального закона № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» 69 000 россиян признаны банкротами. Но потенциально под страхом долговой ямы находится большее количество человек. По данным Национального бюро кредитных историй, к 1 июля миллион россиян накопили долгов свыше 500 000 рублей и просрочили их более чем на три месяца. А это дает должнику право на банкротство по закону.

По неофициальной информации ряда кредитных организаций, ежегодно семь-восемь клиентов подают на собственное банкротство − это меньше 1% от количества заемщиков в целом.

Объемы кредитования частных лиц в крае растут, и возможное банкротство приморцев не пугает. По информации Дальневосточного ГУ Банка России, общий объем предоставленных жителям Приморья кредитов за восемь месяцев составил 102,4 млрд рублей. Тогда как приморцы уже имеют просроченную задолженность в размере 10,2 млрд рублей, из них 947 млн рублей приходится на долги перед приморскими региональными банками.

Большинство приморцев идут на личное банкротство самостоятельно. Чаще всего их долги связаны с потребительскими кредитами и кредитными картами. За три года действия поправок в закон банкротами стали около 1000 жителей края. По данным Арбитражного суда Приморского края, с января по сентябрь поступило 502 заявления на личное банкротство, и уже 315 человек признаны банкротами. За весь прошлый год 391 приморец был признан банкротом.

При этом банкротство − дело не дешевое. В среднем приморские эксперты называют сумму 50 000 рублей. Первые шаги потенциального банкрота – подать заявление в Арбитражный суд, открыть специальный счет, где будут содержаться средства для единовременной оплаты услуг финансового управляющего в сумме 25 000 рублей, публикации в «Коммерсанте» 7000-9000 рублей, госпошлины 300 рублей, а также деньги на кадастровую оценку имущества и проведение торгов. Кроме того, 7% от суммы реализованного скарба должника по закону получит финансовый управляющий.

Сложная ситуация или мошенничество

Некоторые финансовые управляющие полагают, что приморцы становятся банкротами не по злому умыслу. Часто это − учителя и охранники. Очевидное падение уровня жизни, потеря работы, болезнь и отсутствие понимания, чем может обернуться чрезмерная закредитованность, становятся причинами выхода на личный дефолт.

По мнению управляющего офисом банка «Открытие» во Владивостоке Сергея Михайлюкова, в зоне риска находятся клиенты среднего возраста (35-45 лет), имеющие семь-девять беззалоговых потребительских кредитов, без какого-либо имущества, состоящие в разводе и выплачивающие алименты.

Дивизиональный директор по розничному бизнесу региона «Восточная Сибирь и Дальний Восток» Алла Солдатова выделяет два наиболее ярких типажа потенциальных должников. В первом случае клиент слишком оптимистично настроен на ожидаемый уровень дохода либо в силу жизненной ситуации берет непосильно большой кредит в нескольких банках. В итоге появляются серьезные просрочки и мирно выйти из ситуации при всем желании невозможно. Второй сценарий − мошенничество − он связан с целенаправленным невозвратом кредитов, и здесь уже поле для работы банков и правоохранительных органов.

Эксперты признают, что 10% должников – явные мошенники. В ряде случаев, имея долг перед банком в 4-5 млн рублей, заемщик соглашается в ходе личного банкротства в Арбитражном суде потратить 200 000 рублей на адвоката. Как правило, такие клиенты изначально не пользуются услугами финансовых управляющих, несмотря на значительное отличие их услуг по цене, так как предпочитают не предоставлять полную опись своего имущества и скрывают дополнительный доход.

«Среди тех, кто стремится к личному банкротству, большинство − мошенники, − считает арбитражный управляющий Геннадий Моисеенко. − Они изначально не собирались отдавать долги и считают банкротство более дешевой схемой, чем возврат денег банку. Парадокс, если предприниматель как физическое лицо говорит о неуспешности бизнеса, при этом приглашает в суд на свою защиту четырех адвокатов. И это человек, у которого нет копейки за душой?» 

Моисеенко уверен, что всем заемщикам должно быть понятно: банки им одалживают деньги таких же физических лиц, как они сами, средства компаний, которые хранят свои деньги на счете и рассчитывают на проценты. Он полагает, что закон о банкротстве физических лиц должен еще пережить значительную трансформацию вплоть до появления статьи об уголовной ответственности злостных неплательщиков.

Арбитражный управляющий Дмитрий Наумец считает, что скатывание в долговую яму происходит в большинстве случаев по схожему сценарию. Человек берет кредит, затем, понимая, что не может осилить ежемесячный платеж, оформляет кредитную карту. Часто и сами банки подсказывают ему такую формулу, достаточно навязчиво предлагая дополнительные услуги. А затем и кредитная карта становится обузой, заемщик направляется в микрофинансовую организацию, где, как известно, проценты достигают 500-700% годовых. Кредитные учреждения, по словам Дмитрия Наумца, крайне редко обращаются в Арбитражный суд, чаще всего подают на личное банкротство тех клиентов, что имеют ликвидное имущество в залоге или в обеспечении.

Представитель НП «Дальневосточная межрегиональная саморегулируемая организация профессиональных арбитражных управляющих» Сергей Доскал полагает, что простые граждане, запутавшиеся в долгах, особенно уязвимы. Они порой не могут накопить даже небольшие суммы на вознаграждение финансового управляющего. Собеседник предполагает, что большая часть задолженностей тянется с 2008-2013 года, когда процедуры банкротства еще не было.

Пенсионерам и малообеспеченным, кстати, выгодно, чтобы банк самостоятельно подавал на их банкротство − тогда все расходы на процессуальные услуги и оплату финансового управляющего будет нести кредитная организация.

Елена Эйсмонт, представитель НП «Тихоокеанская саморегулируемая организация арбитражных управляющих», говорит, что принципиально не берется за банкротство гражданина, если подозревает его в уклонении от выплат. «Ко мне обращаются люди, у которых действительно сложилась трудная жизненная ситуация: взяли кредит и потеряли работу, не выдержали конкуренцию в бизнесе. Часто должники не могут осилить пени и штрафы банков, которые превышают сумму долга. Некоторые банки начинают понимать, что дела, связанные с выплатой завышенных процентов, пеней и штрафов, к производству не принимаются. Сложности существуют и в самой процессуальной процедуре. Трудно определить, какая доля совместно нажитого имущества супругов может поступить в счет оплаты долга одного из них. Надеюсь, что вскоре будет приняты изменения в XX главу закона № 127-ФЗ, которая предоставит толкование таким трудноразрешимым вопросам», − делится своими ожиданиями Елена Эйсмонт.

Реструктуризация долга и реализация имущества

Окончание личного банкротства в суде всегда связано с выбором процедуры − реструктуризация долга, реализация имущества или мировое соглашение.

По информации Арбитражного суда Приморского края, в этом году только по одному делу было завершено производство в связи с реструктуризацией долгов. Дмитрий Наумец отмечает, что банки неохотно одобряют такую процедуру (в досудебном и в судебном порядке) либо делают это на кабальных условиях. Реструктуризация банковского долга предусматривает освобождение заемщика на несколько лет от основных платежей, он должен платить только проценты. Но, как правило, в дальнейшем все возвращается на круги своя, если у человека за это время не выросли доходы.

Средняя зарплата тех, кто выходит на личное банкротство, по мнению Сергея Доскала, как правило, не превышает 25 000-30 000 рублей, «Как они могут с таким доходом реструктуризировать долг в 1-2 млн рублей, ведь они должны жить, выплачивать проценты? Кроме того, по закону прожиточный минимум для одного приморца равен 13 000 рублей, в итоге на семью из трех человек в месяц должно приходиться почти 40 000 рублей. Поэтому чаще всего к банкроту применяется реализация имущества, но, откровенно говоря, это лишь название процедуры. Как правило, у того человека ничего нет, даже автомобиля, который может пойти в счет оплаты долга. Единственного жилья нельзя лишать по закону», − объясняет Доскал.

По словам Дмитрия Наумца, в среднем лишь 20-30% приморцев имеют хоть какие-то средства для погашения части долга. Остальных от выплаты освобождают по суду.

Как замечает Елена Эйсмонт, в случае выхода по банкротному делу на реализацию имущества должники могут исключить из производственной массы не более 10 000 рублей на аренду жилья, лечение. Остальные средства должника (зарплата) накапливаются на специальном счете и направляются на погашение долга перед кредиторами пропорционально включению их требований в реестр. Кстати, если процедура личного банкротства гражданина завершена, а один из банков, не принявший участие в процессе, подал заявление на погашение долга, его требование отклоняют.

Геннадий Моисеенко говорит, что есть и честные банковские заемщики, которые готовы отдать все имущество в ходе личного банкротства, чтобы расплатиться с долгами, живут буквально на копейки и едят лапшу. Эти люди испытывают большие сложности с устройством на работу. Им отказывают по надуманным причинам, поскольку компаниям необходимо открывать для таких сотрудников специальный счет, откуда будут списывать средства для погашения долга. Управлять этим счетом должен финансовый управляющий, назначенный Арбитражным судом.

Елена Эйсмонт указывает на неправомерные требования банков перед арбитражным управляющим вести счета клиентов даже после вступления в силу решения о личном банкротстве конкретного гражданина.

По закону банкрот не имеет права три года быть учредителем компаний и занимать руководящие должности, а также пять лет подряд должен уведомлять банки о наличии завершенного дела в Арбитражном суде. Прямого запрета на кредитование в банках и открытие счетов такой человек не получает. Все его обязательства считаются погашенными. Но, по словам некоторых арбитражных управляющих, заемщики стараются после неудач обходить кредитные учреждения стороной. Хотя случается, что при наличии стабильной работы и высокого заработка, который перечисляют на карту по зарплатному проекту, банкроту уже через полгода могут оформить новый кредит.


Загружаем комментарии...

Полная версия сайта