Новости Владивосток

Доля Горя: осуждённого за педофилию мичмана ТОФ могли оговорить сожительница и тёща из-за служебной квартиры

Два года назад во Владивостоке мичмана ТОФ Владимира Горя приговорили к 16 годам колонии строгого режима за педофилию по отношению к собственной дочери. В 2020-м делом заинтересовались общественники, которые допускают, что мужчину оговорили несостоявшаяся тёща и бывшая сожительница. Сейчас у Владимира появился адвокат, ведущий дело безвозмездно. По словам защитника, мотив к оговору и многочисленные процессуальные нарушения дают надежду на полный пересмотр дела.

Примечательно, что в 2019 году похожая история происходила в Фокино со снайпером ТОФ Денисом Краскиным. Его также приговорили к 16 годам колонии за педофилию. Свои сроки вместе с Владимиром Горя они отбывают в одной колонии № 27 в Волчанце.

История снайпера


15 июня 2020 года Фокинский гарнизонный военный суд признал сержанта-контрактника бригады морской пехоты Тихоокеанского флота Дениса Краскина виновным в насильственных действиях сексуального характера, совершённых в отношении лица, не достигшего 14-летнего возраста (п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ). Судья Сергей Костенко приговорил сержанта Краскина к 16 годам колонии строгого режима (гособвинение запрашивало 18 лет).

Инцидент с участием сержанта Краскина произошёл в июле 2019 года. По мнению свидетелей обвинения и гособвинения, на дне рождения знакомых Денис заснул на втором этаже загородного дома, где в отдельной комнате спал шестилетний мальчик. Вскоре на этаж поднялась тётя мальчика, которая потребовала убрать Краскина от своего племянника. Следствие инкриминировало морпеху насильственные действия сексуального характера в отношении ребёнка. В частности, как утверждается в материалах дела, он лизал мальчику уши и водил по его телу своим членом.

Жена Краскина утверждает, что, когда поднялась наверх, увидела мужа спящим, он был в комнате один, и уверяет, что Денис Краскин невиновен. По словам адвоката Романа Ушакова, обвинения построены на показаниях самого мальчика и его тети. При этом судебно-медицинская экспертиза не показала на теле ребёнка ни одного повреждения.

Одним из возможных мотивов обвинений в адрес подзащитного адвокат Ушаков назвал конфликт на вечеринке сержанта Краскина с мужем тёти мальчика, когда дело едва не дошло до драки.

Примечательно, что в материалах дела Дениса Краскина есть прошение «заявившей и потерпевшей стороны» прекратить уголовное преследование обвиняемого. Однако суд это заявление во внимание не принял.


История Владимира Горя рассказана самим осуждённым. VL.ru её пересказала адвокат. Часть сведений также отражена в приговоре суда.

Квартирный вопрос

Владимир Горя родился в 1983 году. В 2000-м проходил срочную службу на флоте, а с 2003-го устроился по контракту на разведывательный корабль в звании мичмана.

Первый брак закончился разводом, в 2012-м Владимир начал встречаться с Татьяной О. Жила пара в однокомнатной служебной квартире Горя, своего жилья у женщины не было, только доля в двухкомнатной квартире матери.

В 2013-м у пары родилась дочь, но отношения не складывались – у сожителей были слишком разные взгляды на семью, работу, воспитание детей. Одним из самых существенных факторов Горя назвал разгульный образ жизни Татьяны. Через несколько месяцев по инициативе Владимира пара рассталась, а женщина с ребёнком переехали в квартиру её матери. Там же на тот момент проживал сын Татьяны от прежних отношений. Детьми в основном занималась бабушка, через некоторое время в квартире начались конфликты. В итоге в 2014-м было решено продать двушку – бабушка получила гостинку, а дочь Татьяна – около 1 млн рублей. Попутно Татьяна пыталась примириться с Владимиром и зарегистрировать брак, но всё испортила измена женщины.

В 2015-м Татьяна с дочкой жили в съёмной квартире на деньги от продажи двушки матери, а когда средства закончились, женщина снова пошла на примирение к Владимиру. В 2016-м он впустил её к себе (дочь была прописана в его квартире) до поиска своего жилья.

Заниматься ребёнком у Горя времени было мало из-за характера работы – постоянные походы в море, вахты на корабле, командировки. Татьяна ездила работать в Корею. Ребёнок в это время жил у бабушки в гостинке.

Вернувшись из Кореи в квартиру Горя в мае 2016 года, мать девочки уже не собиралась оттуда уходить и искать своё жильё. Конфликт разрастался, осенью была создана группа в WhatsApp, где женщина распространяла о Владимире порочащие сведения (это есть в показаниях свидетеля защиты). Собрание женсовета части решило, что Горя даст Татьяне возможность пожить месяц, пока она не найдёт другое жильё, однако ключи Владимиру женщина вернула только в июле 2017 года. Сам мичман появлялся в квартире эпизодически, в перерывах между командировками.

«Голые игры», которых никто не видел

В августе 2017 года несостоявшаяся тёща Владимира Нина Михайловна подала заявление в военный следственный отдел. В нём она написала, что с 1 июня по 27 ноября 2016-го Горя совершал развратные действия с её внучкой, то есть с собственной дочерью. В материалах дела уточняется, якобы Владимир устраивал с дочерью «голые игры», а та по просьбе отца трогала и целовала его половой член.

Адвокат осуждённого Полина Сидельникова предполагает, что Владимира хотели припугнуть: вероятно, расчёт был на то, что Горя освободит квартиру либо согласится на совместную жизнь, а Татьяна останется в его служебной квартире, где прописана дочь.

«Событие преступления никто и никогда не видел. В этом легко убедиться, прочитав приговор. Всё основано на допросе четырёхлетней девочки, с сознательного возраста живущей с бабушкой, которая, в свою очередь, имела личную неприязнь к несостоявшемуся зятю и причины для оговора. Остальные якобы доказательства вины – многочисленные допросы сожительницы, её матери и их подружек. Проведённые экспертизы, во-первых, виновности не подтверждают, педофилию исключают, во-вторых, обоснованно раскритикованы и рецензированы», – отмечает Полина Сидельникова.

Адвокат указывает и на то, что экспертиз семейных отношений, психологической диагностики и детектора лжи обличительницы не проходили. Изучив все 22 тома уголовного дела, Полина Сидельникова нашла и другие нестыковки.

«Этот процесс обыденно примечателен только тем, что все свидетели обвинения путались в показаниях, всё важное «забыли, ведь столько времени прошло», а все свидетели защиты проигнорированы, – отмечает адвокат. – В проведении очной ставки между дочерью и отцом на следствии было отказано, в допросе девочки в суде – тоже. Возможности опровергнуть эти показания у подсудимого не было».

Презумпция виновности

По словам Сидельниковой, в ходе суда эксперт-психолог указал, что ребёнок давал показания под давлением авторитета – бабушки: «О порочности показаний 4-летнего ребёнка против родного отца, относящихся к событиям годичной давности, утверждал специалист, указавший на внушение, давление, нереальность самостоятельного рассказа ребёнка о прошлых событиях. Такая оценка наряду с нарушениями в проведении психологической экспертизы ребёнка должна была явиться основанием для назначения судебной экспертизы, однако суд отказал и в этом».

Единственное удовлетворённое судом ходатайство Горя – запрос геолокации телефонов, соединений абонентов, совершения банковских операций и выполненных заявок такси. «На основании всех этих данных можно утверждать о наличии алиби у осуждённого Горя по всему периоду времени и месту предполагаемого преступления, то есть о его ненахождении с дочерью в квартире наедине, – говорит Сидельникова. – Однако суд без тщательной проверки показаний Горя и объективных данных, в нарушение презумпции невиновности, исключил из обвинения только даты отсутствия Горя в городе (военные походы, вахты), что должно было сделать ещё следствие. Однако следственной группе из пяти человек было, видимо, не до этого. Поэтому суд убавил 1 год из запрошенных прокурором 17 лет».

Владимир Горя был осуждён на 16 лет 26 февраля 2019 года. С учётом содержания под стражей в неволе он находится уже 3,5 года.

Путь к пересмотру

Полина Сидельникова заинтересовалась делом Владимира Горя в 2020 году после посещения ИК-27 Общественной наблюдательной комиссией. В интервью VL.ru об этом рассказывал заместитель председателя ОНК в Приморском крае Денис Дженжера:

«У меня была такая история. ИК-27 в Волчанце. Осуждённый на дисциплинарной комиссии направлен в ШИЗО на семь суток за то, что передавал чай в другой отряд прямо под видеокамерой (передавать что-либо перед камерами запрещено. – Прим. VL.ru). Где они висят, все знают. Зачем он это сделал? Разве не хочет выйти по УДО? Отвечает, что по его статье это невозможно. И что-то в нём такое чёрное, асоциальное, человек на грани отчаяния, ему всё равно, в какой камере сидеть. Это мичман Владимир Горя. Осудили его за педофилию на 16 лет. Я прочитал приговор и подробности той истории: высока вероятность, что его оговорили».

Сидельникова отметила, что защитники по назначению на следствии сами не заявили ни одного ходатайства, включая экспертизы, не занимались поиском доказательств, только формально участвовали во всех следственных действиях. Дело Горя она взяла pro bono, то есть без оплаты.

«Все ходатайства Владимир Горя писал сам, боролся за себя как мог. Возможно, именно погружение в юриспруденцию его и спасало эти годы. Сейчас мною подана кассационная жалоба в Верховный суд России. Благо он сам как мог почву подготовил, и туда есть с чем идти. Если Верховный суд откажет, обратимся в Комитет по правам человека ООН, потому что судебное разбирательство не было справедливым. Учитывая очевидный мотив к оговору у главных свидетелей обвинения, серьёзные доводы в пользу алиби осуждённого, а также процессуальные нарушения, представляется необходимым пересмотр этого дела», – резюмировала адвокат.


Загружаем комментарии...

Полная версия сайта