Новости Владивосток

«Недостаток информации рождает ложные выводы»: ограничения Совбеза ООН для северокорейцев в Приморье не критичны

Приморский край – ближайший к КНДР субъект России. Традиционно именно у нас очень много граждан из Северной Кореи находят работу, чтобы прокормить семьи на родине. Немало приморских бизнесменов годами выстраивали отношения с этими специфичными, но довольно постоянными партнерами. VL.ru разобрался, как новые санкции ООН влияют на взаимоотношения и бизнес жителей двух государств.

Совет безопасности ООН единогласно ввел новые санкции в отношении КНДР, которые значительно ограничат экспортные и импортные возможности Пхеньяна. Согласно документу, вводятся ограничения на поставки в КНДР нефтепродуктов, сырой нефти, конденсаты и газоконденсатные жидкости, кроме того страна не сможет продавать текстильную продукцию.

Не критическая масса

Судя по неофициальной статистике, ориентировочное количество северокорейских граждан в Приморье (включая рабочих, представителей различных компаний и т. д.) порядка 7-10 тысяч человек. В России число северокорейских рабочих – мигрантов достигает 30 тысяч. Цифра далеко не критичная, и представлять, что рынок рабочей силы в крае после ухода северных корейцев из края рухнет, причины нет. Так полагают приморские эксперты.

В неофициальных беседах сотрудники пограничной службы признаются, что точную численность граждан КНДР в Приморье отследить сложно, так как большая часть трудятся в крае нелегально, хотя прибывают сюда на самолете рейсом Пхеньян – Владивостоке и на поезде через Хасан вполне законно.

Каждую неделю воздушным путем прилетают в краевую столицу 150 человек. И, по неофициальным данным, еженедельно вывозят в валюте до 1 млн долларов (выходит, что в год до 50 млн), причем часто легально, заполняя таможенную декларацию, проходя «красный» коридор. Провоз денег без объяснения их происхождения якобы разрешает новый таможенный кодекс стран ЕврАзЭС. Разумеется, определенные суммы денег обратно в КНДР везут контрабандой, их периодически конфискуют соответствующие органы.

Северокорейский бизнес

В беседах с представителями бизнеса Северной Кореи выяснилось, что они еще плохо информированы о возможных последствиях ограничительных мер, которые предположительно может принять Россия. Они сами задавали нам вопрос: «Вы хотите нам помочь?» Да и сами эти меры с российской стороны, судя по внимательному прочтению Резолюции Совбеза, не затронут те компании, которые обосновались в Приморском крае и во Владивостоке в частности.

В кратком комментарии VL.ru директор ООО «ПА-строй» господин Пак признал, что сворачивать свою строительную деятельность он не планирует, есть новые контракты с российскими заказчиками из Москвы и Санкт-Петербурга. Об этом стало известно и из других источников: контракты с рядом северокорейских строительных компаний уже заключены, они приступят к их реализации с нового года.

Строительное «чучхе»

Иллюзия о том, что сегодня северокорейский рабочий трудится в положении раба, далека от истины. Цены на их услуги ремонта в квартире порой в 1,5-2 раза выше, чем у российских мастеров. Те работы, которые корейские монтажники буквально два года назад оценивали в 10-15 тысяч рублей, сегодня подорожали до 28-30 тысяч. При этом по объявлениям в сети часто приходят северокорейские мастера, утверждающие, что трудятся во Владивостоке уже 10-17 лет. Многие из них в своих объявлениях указывают, что имеют разрешение на работу в России. Они неплохо знают русский язык, некоторые за время нахождения в России научились писать – таким навыками они овладевают самостоятельно в течении года-двух лет. Несмотря на то, что существует ротация корейских рабочих (заработки в России – основная статья бюджета глав семейств), по словам некоторых из них, погостив у родных на новогодних праздниках, они возвращаются обратно в Россию.

Светлана, одна из русских посредников таких рабочих, рассказала нам, что рабочие из КНДР, которые хорошо научились русскому языку, в целом демонстрируют высокий уровень строительных услуг и впоследствии получают лучшие заказы. Таких мастеров, конечно, можно пересчитать по пальцам, но они есть. В свое время среди северокорейских рабочих был очень высокий процент специалистов с высшим образованием, например, стоматологов. Сегодня многие из них уехали обратно в Корею, они востребованы по специальности. Для ряда из них Владивосток только отправная точка: через год они поедут дальше в Россию. Говорить о том, что КНДР в полной изоляции не приходится. Некоторые рабочие до Владивостока трудились в Кувейте и даже во Франции. Но это все же «белая кость» северокорейских мастеров во Владивостоке и Приморье.

Большая часть корейцев занята на строительстве крупных инфраструктурных объектов в Приморье, в том числе жилых домов, но на этих стройках много не заработаешь. Пользуясь подневольным положением своих работников, российские компании нередко оставляют их без зарплаты. Жаловаться на неправомерные действия русских некуда, и северокорейские соседи отправляются восвояси.

На положение рабочих повлиял в большей степени и общероссийский кризис. Они перестали снимать большое здание, использовавшееся как общежитие на Днепровской, многие уехали еще в 2015 году, а оставшиеся переехали в район Снеговой.

Тем не менее, труд северокорейских гастарбайтеров в России сложно назвать убыточным. Благодаря заработанным средствам некоторые семьи впоследствии открывают небольшие лавки в Пхеньяне, чем содержат своих домочадцев. Не случайно они вновь и вновь возвращаются в Приморье на заработки, да еще и через «откаты» своим «командирам».

Деньги, которые зарабатывают отцы семейства на стройках Приморья, они направляют на образование детей. Уровень вузов в КНДР, по словам экспертов, достаточно высок и получение знаний – дело престижное, это пропуск к хорошей работе, выгодному замужеству и продвижению по службе. Все те критерии, которые так ценят соседи в Южной Корее.

КНДР кормит

Общественное питание на достаточно высоком уровне сервиса стало фишкой северокорейского ресторанного бизнеса во Владивостоке. Рестораны «Пхеньян», «Корё» и «Кым Ган Сан» представляют аутентичную корейскую кухню. Там работают исключительно граждане Северной Кореи от шеф-повара до официанток, владельцы ресторанов – тоже граждане КНДР. Подобная практика появилась в последние несколько лет. Девушки приезжают сюда на контрактной основе, чаще всего на год, вечером часто поют для гостей русские и корейские песни, играют на инструментах, танцуют. Они тоже самостоятельно учат язык, могут поговорить по телефону и принять заказ у русских посетителей.

Завсегдатаи таких кафе – истеблишмент консульства КНДР, заглядывают сюда и южные братья. Как рассказала одна из официанток, они рады обслужить граждан Южной Кореи, но стараются с ними не общаться. Во Владивостоке им очень нравится и не хотелось бы уезжать. А русские любители корейской кухни сожалеют, что в приморскую столицу не поставляют пиво «Кым Ган», производства того самого завода, который Ким Чен Ир построил по подобию «Балтики» в Санкт-Петербурге. Говорят, что корейцы держат марку и качество не снижают.

Научный взгляд

Кандидат политических наук Ольга Мальцева, автор книги «Вальс с Ким Чен Иром» считает, что в обывательской среде ходит ошибочное мнение, что количество рабочих из Кореи на фоне санкций уменьшится.

«Специально анализировала постановления российских министерств и ведомств, в том числе и нормативные документы Приморского края за последний месяц – каких-либо ограничений в сторону КНДР там не содержится. Те квоты, которые были выделены на рабочую силу из Северной Кореи, до конца года явно не уменьшат. Подобных законодательных актов нет даже в проектах. Это значит, что оформление санкций в конкретные документы, направленные против трудовых мигрантов из КНДР, является вопросом вялотекущим и неактуальным. Он связан больше с журналистской и обывательской озабоченностью. В канун президентских выборов на авансцену в России выйдут вопросы внутренней политики. И если вдруг наши власти прибегнут к уменьшению количество корейских мигрантов, то оно окажется несущественным или незримым только потому, что их изначально в нашей стране и крае было не так много, около 7-10 тысяч человек», – полагает Ольга Мальцева.

Сегодня КНДР далеко не та страна, где царит голод и жесткая плановая экономика. «Судя по Пхеньяну, который удалось посетить в недавнее время, я вижу, с какой скоростью наши соседи из Северной Кореи входят в рынок, вовлекаются в процессы коммерции, как они быстро достигают заметного результата. Они схватывают самые прогрессивные методы в торговле и продвижении товара. Это видно как минимум по тому, что в столице КНДР стало ощутимо больше кафе вполне достойного уровня. А буквально пять лет трудно было представить, что в Пхеньяне будет активно развиваться уличная торговля и обещпит. Появление такого микробизнеса уже вошло в столичную культуру», – делится впечатлениями Ольга.

Рассказывают, что в Пхеньяне стали появляться решетки на первых этажах домов – это одно из свидетельств расслоения общества по имущественному признаку. Хотя для восточных народов заповедь «не свое не бери» считается определяющей и в массовом порядке отсутствуют кражи, но то, что люди стали оберегать частную собственность – это факт. Недостаток информации рождает ложные выводы, уверена Ольга Мальцева.

Один из известных российских востоковедов-корееведов Андрей Ланьков, проживающий в Сеуле, которого трудно заподозрить в любви к Северной Корее и династии Кимов, доказывает, что голода в Северной Корее не уж как 10 лет. Более того, в одной из своих сетевых лекций задается риторическим вопросом: «Что мы знаем о тех источниках, из которых мы черпаем информацию о КНДР, о мифах, связанных с массовыми расстрелами, побегами?»

Ряд экспертов полагают, что, например, в качестве беженцев достаточно часто оказываются китайцы корейского происхождения, которые за деньги представляются жертвами режима и никакого отношения к КНДР не имеют. Информация о побеге группы из десяти северокорейских официанток – вообще нонсенс для женщин, воспитывавшихся в конфуцианской традиции. Они вряд ли пойдут на такой шаг самостоятельно, это не европейки, более свободные в поведенческом плане и в плане самостоятельного принятия решений.

С точки зрения Виктора Бурлакова, кандидата политических наук, автора диссертации «Теоретические и методологические аспекты процесса формирования геополитических интересов стран Северо-Восточной Азии на юге Приморского края: на примере проекта "Туманган"», под влиянием санкций может произойти определенный, но не массовый, исход мигрантов из России. Даже в рамках санкций большая часть из них может продолжать работу, а о том, чтобы депортировать людей одномоментно речи не идет. Хотя строго следуя языку санкций можно говорить, например, чуть ли не о разрешении на работу для каждого мигранта из КНДР. Но с этим вряд ли кто-то будет связываться в ближайший год. Как часто бывает с санкциями, произойдет некое приспособление законодательства под требования ООН, оно внешне будет выглядеть формально как «нет», но если очень хочется, то «да». Вполне возможно определенная часть нынешних мигрантов уедет, а через какое-то время их место займут другие рабочие из Северной Кореи. Расшифровка каждой санкции также будет происходить в контексте «до какой степени можно, до какой степени нельзя». 

На что все-таки повлияют санкции

Ограничения в соответствии с Резолюциями Совбеза ООН касаются лишь новых контрактов, запрета на увеличение численности иностранной рабочей силы из КНДР и создания совместно с Пхеньяном новых совместных предприятий, а также инвестиций в ранее созданные. Складывается впечатление, что серьезно такие санкции коснутся лишь экспорта текстиля из Северной Кореи. Из существенного – входящим в ООН странам запрещается импортировать из КНДР уголь, железо, железную руду, свинец и морепродукты. Предполагается, что новые санкции на треть сократят годовую прибыль КНДР от экспорта, которая, по некоторым оценкам, достигает 3 млрд долларов. Под санкции попал и Банк внешней торговли КНДР. Более суровые санкции не поддержали бы Китай и Россия.

К слову, импорт из Северной Кореи в Приморье с 1 января 2017 года до настоящего момента находится на нулевом уровне, тогда как Южная Корея занимает второе место по объему экспорта и импорта в край.

Слушая представителя Китая при Совбезе ООН можно сделать вывод, что КНР заняла более жесткую позицию как раз к США. В вольной трактовке – ядерные испытания прекратятся и диалог с Северной Кореей будет налажен, если Соединенные Штаты перестанут играть мускулами на границе между югом и севером и откажутся от свержения режима в КНДР.

Россия при всей солидарности с Совбезом ООН также имеет собственное мнение. Экономические связи между странами по-прежнему крепки. И если окинуть взглядом активность соседей из Северной Кореи в Приморье, видно, что бизнес из КНДР гармонично влился в предпринимательскую среду края. Не менее 30 компаний с 50-100%  участием средств граждан КНДР зарегистрированы в налоговых инспекциях нашего края. Это научно-производственные объединения, фирмы совместного предпринимательства, технической торговли и представительства торговых компаний.
Любопытно, что в качестве вида деятельности ряд из них указывает маркетинговые и информационные услуги, связанные с изучением общественного мнения. Большая часть, конечно, касается строительства. Кстати, ряд представительств северокорейских компаний открыты не только на Дальнем Востоке, но в Москве и даже в Сочи.

Полная версия сайта