Новости Владивосток

«Денег нет» — замглавы Владивостока Леонид Вильчинский о ремонте дорог в условиях жесткой экономии (ИНТЕРВЬЮ)

Дорожников во Владивостоке принято ругать: за ухабы, обвалы, забитые ливневки, долгий ремонт. Многие горожане задаются вопросом: почему нельзя прилично починить все и сразу. Вопросы о контроле качества, укладке асфальта в дождь, ямах на Золотом мосту и последствиях тайфуна VL.ru задал заместителю главы города, начальнику управления дорог и благоустройства Леониду Вильчинскому.

— Леонид Платонович, Владивосток впервые стал участником федеральной программы «Безопасные и качественные дороги». Но ремонт на Народном проспекте и Светланской затянулся из-за задержки финансирования. Как вышло, что город не договорился с краевыми властями о соблюдении сроков? Не скажется ли эта задержка негативно на дальнейшем участии Владивостока в программах софинансирования?

— Прежде всего, надо сказать, что генерального подрядчика мы выбираем не по любви: в рамках 44-го Федерального закона проходят аукционы. Организация-победитель торгов и работает на объекте. Если они не укладываются в свои сроки, предусмотрены санкции. Все, что мы можем, – их подгонять, следить за сроками и качеством. Даже выбрать подрядчика сами мы не можем. Многие организации, которые сейчас работают на объектах в городе, мне не нравятся – но я ничего поменять не могу. Крупные организации к нам идти не хотят. Я предлагал одним, вторым. Вот «Трансстроймеханизация» – мощная организация, которая строила аэродромы, сейчас строит дорогу на Находку, говорит: «А зачем мы в город пойдем? Город – это сложности в производстве работ, куча коммуникаций, стесненные условия, движения транспорта». Работать здесь очень сложно. Или в поле, или на Светланской и Фадеева – разница есть? Так что какие есть организации, с такими мы и работаем. Лучше нет никого.

Негативно на нашем дальнейшем участии может сказаться лишь невыполнение планов. Мы до подрядчиков довели, что от них зависит, будет Владивосток в программе или нет. Соответственно, если они сработают сейчас хорошо, то в дальнейшем сами же будут принимать участие в аукционах на ремонт дорог по этой программе, получать заказы.

С учетом того, что программа реализуется впервые, что она материалоемкая, мы заложили в контракты аванс. До этого мы авансы подрядчикам не давали: были сравнительно меньшие объемы, 5-10 миллионов рублей, и организации обходились своими силами. Устный разговор с Департаментом дорожного хозяйства края был, были совещания, мы все согласовали. Но край – более громоздкий механизм, там система сложнее. Пока они выделят этот аванс, время пройдет... Но сейчас деньги пришли. Когда я уже поднял шум, вызвал огонь на себя, сказал, что не дают нам деньги. А иначе как? Так бы, может, процесс шел еще дольше.

Работы почти везде идут по графику – единственное, срыв произошел на Светланской, там подрядчик не смог закупить брусчатку на тротуары. Но сегодня брусчатка пошла, мы им аванс дали, край аванс тоже дал. Думаю, сейчас подрядчик, как обещает, увеличит количество рабочих на объекте и войдет в график. По Фадеева, Верхнепортовой и Народному проспекту таких опасений нет. Там работы по большей части механизированы, а на Светланской ремонт тротуаров требует большого объема ручных работ.

— Ряд объектов в городе (в частности, дорога на Тунгусской) требовал ремонта еще весной. Но пока проводился аукцион и создавался проект, провал разросся, первоначальных планов по затратам оказалось мало, проект нужно переделывать. Есть ли возможность ускорить процесс с торгами?

— Я всегда говорил и еще раз вам скажу: процедуру аукционов придумали, видимо, люди далекие от производства. Вот сегодня есть деньги – я принял решение выполнить работы. А до того, как мы приступим к работам, проходит минимум 40-50 дней! Если какие-либо жалобы поступают в УФАС, сроки еще затягиваются. Раньше мы тратили 20-30 дней. Система торгов – надуманная! Все, кто работает на производстве, жалуются, что она не способствует эффективному использованию средств. По Тунгусской – мы провели аукцион, должны были проводить работы. Но с июльским тайфуном провал на месте еще увеличился. Если бы быстрее могли определить подрядчика, может, и провала бы не было.

— Во Владивостоке беда и с ливневками. На той же Тунгусской, где из-за сложности рельефа идут постоянные стоки, в 2016 году восстанавливали подпорную стену и асфальт, ливневую канализацию не сделали, в этом году снова все размыло...

— Ее там просто не было никогда. В городе много мест, где нет ливневой канализации. На всю ливневку не хватает денег. Мы стараемся восстанавливать существующую. В городе около 300 километров ливневой канализации. А мы обслуживаем порядка 150 километров. Мы должны провести паспортизацию, очистить ее, промыть, сделать дефектовку. И принять на ремонт, если необходимо. Много бесхозной ливневки просто городу кинули. А есть еще куча улиц, где вообще нет ливневки! Только в этом году начинаем делать на улице Воровского. Там тоже уклоны, постоянно бежит вода, куча жалоб с нижних домов: постоянно заливает. В этом году мы изыскали средства. Проблем много. Очень много нужно делать, а бюджет города этого не позволяет. Если бы не было федеральных денег, которые нам в ремонте дорог очень помогают, мы бы сегодня и этих дорог не ремонтировали. Ливневая канализация нужна, мы понимаем. Но не всегда хватает возможностей.

 Кто и как выполняет контроль качества работ? Неужели не видно, что некоторые работы выполнены откровенно плохо? К примеру, участок на Фадеева в 2015 году разрыли и обнаружили асфальт поверх ливневки. Или ремонт на Русском в Подножье  сделали асфальт в прошлом году в поселке, а в этом году он уже весь волнами пошел... На Кутузова ямочный ремонт (проезд с Бородинской на Русскую, в район Нептуна)  года не продержался.

— Ямочный ремонт – это латание дыр, у него срок гарантии до года. На Кутузова была яма на яме — ремонтники пришли, обработали, асфальт положили. А рядом остались маленькие ямки – в них вода попадает, покрытие разрушается.

Полноценный ремонт – это совсем другие затраты. Мы экономим. Если у человека дома рваное одеяло, а на новое денег нет. Вот он латает старое. Там заштопал – тут порвалось... Так же и у нас. Там, где мы делаем полноценный ремонт, совсем другая история. Мы берем вырубки с асфальта, контролируем, направляем в лаборатории, проверяем на водостойкость. Целый список параметров, по которым ведется контроль. Срок гарантии на такой ремонт – до пяти лет. Ту же Суханова в 2015 году отремонтировали – ни одной ямки. Партизанский проспект и новая дорога от Варяга до Зари – ни одной ямки.

 Тем не менее, нормы-то нарушаются. Асфальт в дождь и снег кладут, мы то и дело об этом пишем (и пишем, и пишем, и пишем...).

— Кладут. А что делать? Вы нашу погоду видели? Сейчас солнце, а через пять минут пошел дождь, хотя никто не ожидал. Заказали люди асфальт с Артема, привезли. Пришло 40 тонн. И куда его? На обочину выкидывать? Завод уже обратно не примет, и асфальт до утра ждать не будет – остынет. С завода он выходит с температурой 160-180 градусов. Дойти доложен с температурой не меньше 130 градусов. Мы что, 40 тонн асфальта на обочину вывалим, потому что заморосило? А потом эти кучи отбойником выбивать и увозить? Если пошла морось, то горячий материал высушит основание, и будет нормальное сцепление.

Все писали: «Вот, на Шефнера в дождь укладывают асфальт». После этого дождя 30% смыло, 70% осталось. Подрядчик пришел – за свой счет восстановил этот асфальт. А если бы он асфальт не клал, понес бы убытки и даже 70% был не осталось! Это проблема нашей погоды. Если метеослужба передает, что будет дождь, подрядчик не заказывает асфальт. А бывает, что на небе ни облачка, по прогнозам – ясно. И тут дождь ливанул!

Поэтому пусть любители писать пишут, что мы работаем в дождь. В дождь мы не работаем. Но бывают критические ситуации, когда подрядчик идет на вынужденные меры.

— В завершение темы про асфальт. Корреспонденты VL.ru зимой заделали яму под окнами редакции холодным асфальтом. И до сих пор все держится, по бывшей яме активно ездят машины. А на той же Луговой или на Кутузова асфальт размывает после каждого дождя.

— Все зависит от качества работ, от интенсивности движения, наличия грузового транспорта. Или легковушка проедет или самосвал! У ямочного ремонта гарантия – до года. У холодного асфальта – еще меньше. Это – временная мера на зиму, чтобы не было ям. Понимаем, что через 4-5 месяцев он разрушится, а летом мы уже выполним полноценные работы. Так что у вас получилось очень качественно. Приглашаем ваших специалистов в нашу бригаду!

— На проспекте 100-летия Владивостока проводят ремонт, часть бордюров переустанавливают, часть ремонтируют. Почему именно там? Как вы выбираете объекты для ремонта, их согласовывает Общественный совет?

— Бордюры на Столетия стояли высоко. Перед саммитом АТЭС-2012 планировалось, что этот участок дороги от Постышева до стадиона «Строитель» полностью попадет под реконструкцию, там уложат два слоя асфальтобетона, выровняют. Потому подрядчик, приступив до этого к реконструкции, в первую очередь установил бордюры с учетом будущего покрытия. Но потом, как всегда, денег не оказалось. Решили одно убрать, другое не делать. А бордюры-то уже поставили. А в этом году опять пройдет Восточный экономический форум. Некрасиво. Тем более, их постоянно подмывала вода. И принято решение вывести их на отметку существующего покрытия. Плюс мы сняли часть старого асфальта, заменим его новым. Максимально использовали старый бордюр. Частично забрали их на Светланской – там 90% старого бордюра и только 10% нового – там, где он был поломан и где делали примыкание.

А по выбору объектов: мы проводим мониторинг, проверяем дороги, изучаем состояние, наличие ям, повреждений и так далее. И идем: или ямочным ремонтом, или комплексным. Все крупные объекты – Светланская, Всеволода Сибирцева и так далее – обсуждаем с Общественным советом, в который входят депутаты, представители общественности, почетные граждане. Раньше возглавлял совет глава города Игорь Пушкарев. В этом году мы совет уже проводили, давали наметки на 2018 год, но вернемся к этому в сентябре-октябре, программа на следующий год еще не сформирована. Раньше мы сами, кулуарно, определяли список объектов, а сейчас привлекаем общественность.

— Спорят, наверное?

— В принципе, соглашаются. Но каждый свое предложение вносит. Я на это всегда так отвечаю: вот приходишь в магазин, в кармане 5000 рублей. А в магазине все есть, и все тебе надо! А у тебя только 5000 рублей... Вот так и у нас: нам надо все. В реестре подпорных стен, которые надо ремонтировать, числится 200 объектов. А мы каждый год ремонтируем 8-10 стен. Куча улиц, особенно в Советском районе, где ливневку нужно делать. Дороги надо ремонтировать. Многие жалуются: косят траву редко. Гостевой маршрут мы обязаны косить по два раза в месяц, а в некоторых спальных районах только в зиму скашиваем. Почему? Потому что не можем такой большой объем средств в бюджет заложить. Цветники надо везде высаживать. Да все надо! Многие деревья уже склонились над дорогой. А мы сегодня уже выполнили все объемы на этот год, которые были заложены в бюджет. Обрезаем уже только аварийные деревья, которые или падают, или уже упали. К сожалению, приходится расставлять приоритеты.

— Понятно, что вопрос не по адресу, потому что Золотой мост обслуживает не город, а край. Но интересно ваше мнение как эксперта: что происходит с дорожным покрытием – почему на этом новом мосту как ни дождик, так ямы глубиной в колесо? Что бы вы посоветовали тем, кто обслуживает Золотой мост?

— Видимо, в свое время, когда укладывали асфальтобетонное покрытие, работы выполнили некачественно. Или состав асфальтобетона был не тот, или уплотнение, или водонасыщение – там много параметров. А сейчас приходится ямочный ремонт делать. Учитывая интенсивное движение, постоянное торможение – дорога все больше разбивается. По идее, сейчас надо не латать дорогу, а либо делать маршрутный ремонт, либо снять все покрытие. Выбрать один участок и поменять весь слой асфальтобетона, дойти до гидроизоляции. Выполнить ремонт, а не латать. Золотой мост – это лицо города. Тем более, его в 2012 году ввели, сейчас 2017-й, пять лет прошло. Асфальт надо менять.

— ДГК, ВПЭС и Водоканал ремонтируют трубы под дорогами, потом сами закатывают асфальт. Делают это очень плохо, нарушают технологию. Город как-то контролирует этот процесс?

— Городское управление архитекутры выдает ордер на производство работ. Коммунальщики предоставляют свой график – когда приступают, когда трубы меняют, когда обратную засыпку делают и так далее. И на стадии завершения они должны сдавать работы, а мы – закрывать ордер. Но не всегда так получается. У нас на весь город четыре специалиста, которые работают по инженерным коммуникациям. А город большой, разрытий много. Может быть, местами специалисты не успевают. Нас ведь часто не вызывают даже: быстренько засыпали траншею и поставили перед фактом. А должны ее засыпать послойно, недренирующим грунтом, скальным или щебнем. Это и их проблема, и наша. Ведь нам приходится заставлять их переделывать. Пример был на Шкотовской улице, в районе Спутника. Водоканал там долго ремонтировал трубы, потом засыпал дорогу. Пошли ямы, просадки. Мы подавали на них жалобы в прокуратуру, кое-как заставили восстановить асфальтобетон. А сейчас там опять проблемы – началась стройка, пошли бетоновозы, тяжелые машины, дорога не выдерживает возросшие нагрузки. Вот, например, мы делали Днепровскую, Вострецова по новой технологии. Положили скальный слой, подушку, 18-сантиметровое бетонное основание, потом два слоя асфальта, как за рубежом делается. С 2014 года Днепровская стоит – а там движение интенсивное, весь грузовой парк там. А вот Шкотовская не выдерживает. Ее надо на будущее закрывать на реконструкцию и тоже переводить под современную нагрузку.

 Уже подведены предварительные итоги разрушений после тайфуна?

— Примерные объемы определили. Восстанавливать придется много. У нас подпорные стены рухнули, откосы посмывало, дороги. Я выезжал на катере в Береговое. Там смыло два моста, подмыло часть грунтовой дороги. Но все упирается в деньги. Денег в бюджете нет. Мы готовим заявку, направим в край. Пока точную сумму не буду озвучивать.

Проблемы на Тигровой – надо восстанавливать подпорную стену. На Океанском проспекте – то же самое. На Тунгусской, поворот на Ковальчука. На Пограничной вышла из строя ливневая канализация, ее постоянно заливает. То же Береговое. На целом ряде объектов надо проводить восстановительные работы.

Валерия Федоренко

Полная версия сайта