Новости Владивосток

Когда отдыхать и жить в заповеднике нельзя, но можно: директор «храма природы» отвечает на обвинения в коррупции

Сотрудники Морского государственного заповедника в открытом письме пожаловались на неоднократное нарушение режима охранной зоны и обвинили в этом своего руководителя Сергея Долганова. В беседе с корреспондентом VL.ru директор рассказал, кто и как «совершенно законно» может жить, отдыхать и работать на заповедных побережьях и акваториях.

В конце октября бывшие и действующие сотрудники единственного в России Морского государственного заповедника выступили с открытым письмом, в котором сообщили о неблагополучной ситуации, которая, по их сведениям, складывается на особо охраняемой природной территории. Инициатор письма, государственный инспектор Игорь Бондарчук, кроме множества эмоциональных высказываний в обращении, привел ряд известных ему фактов нарушения особого режима как на акватории, так и в охранной зоне заповедника.

В частности, Игорь Бондарчук сообщил, что на территории заповедника имеются незаконные постройки и процветает браконьерство, а сомнительные компании возят в заповедные уголки туристов, взимая за это необоснованную плату. Все это, по словам автора обращения, происходит с попустительства или под покровительством директора.

За комментариями корреспонденты VL.ru обратились к директору Морского государственного заповедника Сергею Долганову. Он дал пояснения по каждому из обвинений. С позиции объективности VL.ru приводит доводы, опубликованные авторами письма, и контраргументы руководителя Морского заповедника. 

Жилой дом в охранной зоне заповедника

Первым фактом, приведенным в открытом письме, значится строительство жилого дома в охранной зоне заповедника на побережье бухты Спасения.

«Возле головного кордона Восточного участка заповедника в ста метрах от воды прямо в водоохранной зоне "вырос" жилой дом. Удивительно, но директор заповедника Долганов бездействует. Вмешивается пресса, телевидение, в том числе центральные каналы. Только после этого Долганов вынужденно пишет заявление в прокуратуру. И в то же время предоставляет кордон бухты Спасения для проживания хозяина вышеуказанного дома и его семьи», — говорится в письме.

В беседе с корреспондентом VL.ru Сергей Долганов подтвердил, что в бухте Спасения действительно находится жилой дом, в котором живет некий гражданин Валерий Гончаров.

«В лихие 90-е годы, когда людям не платили зарплату, директор института биологии моря Владимир Леонидович Касьянов лично ходатайствовал о выделении десяти участков — каждый по гектару — работникам заповедника для ведения подсобного хозяйства, чтобы люди посадили огороды и как-то питались. Эти участки были выделены в районе бухты Спасения. В 2000-х годах один из сотрудников продал свой участок некой Гончаровой Татьяне Павловне. Она его купила и начала строить дом. Строила дом она по всем правилам — получила разрешение на строительство на территории 500-метровой охранной зоны заповедника. Я обращался в прокуратуру, прокуратура обратилась в суд, но суд их не поддержал. Апелляция в краевом суде также не поддержала иск прокурора в связи с тем, что изначально эти участки были выделены в собственность сотрудникам», — разъяснил Долганов.

Он заверил, что этот случай — исключение. Также он отметил, что хозяин этого дома — «человек грамотный», установил современные очистные сооружения и солнечные батареи.

«Да, сумел человек в нарушение всех правил этот дом построить, но ведет он себя прилично», — заключил директор заповедника.

«Постройки браконьеров» в бухте Калевала

Сотрудники заповедника также сообщили о браконьерстве, процветающем в бухте Калевала, где недавно произошла перестрелка.

«Бухта Калевала невероятно богата биоресурсами, поэтому браконьеры оттуда "не вылазят". Прямо на берегу в водоохранной зоне ведется бурная хозяйственная деятельность, уже стоят строения. Реакция заповедника на очередную "пощечину" - положительная, более того, директор Долганов содействует нарушителям, выписывает им разрешительный билет на право посетить на катере заповедник», - говорится в письме.

На это обвинение у Сергея Долганова также нашлись аргументы. Он сообщил, что строения на побережье – не браконьеров, а добропорядочных оленеводов.

«За последние два года я все незанятые собственниками земли охранной зоны вернул заповеднику. Но с тем наследством, что мне досталось, я ничего поделать не смогу. Участок на мысе Суслова в бухте Калевала на законных основаниях принадлежит господину Федюшкину Николаю Михайловичу. И он здесь занялся разведением оленей — разрешенной сельскохозяйственной деятельностью. А эти строения на берегу — это пункт работников, которые обслуживают это хозяйство. Этой осенью мы выпускали туда десять оленей. Катера находятся там тоже по моему разрешению, потому что приехать на мыс Суслова по земле невозможно. У меня есть право разрешать людям нахождение на территории заповедника, если я сочту это обоснованным», — разъяснил директор.

Он также отметил, что перестрелки на охраняемых акваториях, в том числе и в бухте Калевала, — не редкость, а браконьерство там «было, есть и будет», если заповедник не получит необходимые средства охраны. Долганов сообщил, что браконьеры оснащены гораздо лучше инспекторов — у них на вооружении мощные лодки, радиолокационная аппаратура, приборы ночного видения и оружие.

«У нас на море действуют хорошо организованные преступные группировки. Стрельба по нашим лодкам — обычное явление. Браконьеры таранят, обстреливают их. О каждом таком событии мы сообщаем в полицию Хасанского района. Но часто от правоохранителей приходят отказы, потому что им недостаточно улик, сведений или не удалось обнаружить нарушителя. Вообще Хасанский район — один из самых коррумпированных. Те жители, которые летом не заработали на туристах, зимой зарабатывают на лесе и море», — добавил Долганов.

Отдыхающие в заповедной бухте Астафьева

Еще один факт, описанный в письме, — пропуск отдыхающих в охранную зону заповедной бухты Астафьева. В сообщении говорится о договоре между заповедником и «криминального вида молодчиками», которые «собирают с граждан деньги за возможность искупаться в заповедной бухте».

«С 2015 года Долганов заключает с ними договор, согласно которому они продают путевки заповедника, осуществляя посредническую деятельность, причем 50% от суммы продаж заповедник им возвращает. Более того, заезд в водоохранную зону заповедной бухты Астафьева на транспорте стоит 500 рублей, установка палатки — 1000 рублей в день, жгут костры. У нас собрано по этому поводу достаточно фото- и видеоматериала. Многие инспекторы заповедника видели и даже под страхом потерять работу готовы засвидетельствовать, как Долганов лично получает деньги наличными у этих собственников земли», — сообщил Игорь Бондарчук.

Сергей Долганов подтвердил наличие договора и получение заповедником 50% с продажи экскурсионных путевок на побережье бухты. При этом директор заповедника утверждает, что пропуск транспорта и установка палаток на территории запрещены.

«Собственником этой земли было Гамовское оленеводческое хозяйство. В 90-е все государственное рухнуло, и его земли растащили, они попали в частную собственность. ООО "Наследие" и ООО "Поместье" — владельцы земли в бухте Астафьева. Они организовали ИП Винников, которому передали в аренду эти два участка и с которым мы после долгой войны заключили этот договор — все в рамках закона. Специально разработали форму путевки, организовали платный пропуск людей к морю. Винников отвечает за вывоз мусора, я нанимаю человека, который этот мусор убирает. За 2016 год не было ни одной жалобы от отдыхающих. У меня там постоянно дежурит госинспектор. Деятельность совершенно законна, она приносит прибыль заповеднику. Мы сняли огромное социальное напряжение, в бухте нет ни машин, ни палаток — люди туда приходят только на один день. Путевка стоит 150 рублей. Заповеднику — 75 рублей. 12 тысяч туристов посетили бухту Астафьева в 2016 году. Прибыль больше 1 миллиона. Это проходит через нашу кассу», — сообщил Долганов.

Он отметил, что речь идет об уставной функции заповедника — просвещение. Весь сезон в бухте дежурил экскурсовод, который рассказывал всем желающим про природный мир Астафьева. А слушать экскурсию или нет — личное дело каждого отдыхающего.

Экскурсионные катера на острова Фуругельма и Большой Пелис

Возмущенные авторы открытого письма выразили недовольство и по поводу популярности среди туристов островов заповедника:

«Единовременно на остров Фуругельма прибывают по 10 туристических катеров с отдыхающими, которые по 8 часов просто отдыхают и купаются в заповеднике! Все, кто действительно понимает смысл заповедника, возмущены, но большинство молчат — боятся потерять работу и зарплату».

Аналогично описана ситуация и в резервате – на острове Большой Пелис: «Высадка туристов здесь категорически запрещена. После того как по личному распоряжению Долганова с острова убрали госинспектора Катина Игоря Олеговича, Б. Пелис и акватория фактически разграблены браконьерами».

Сергей Долганов признался, что в этой ситуации не видит ничего преступного – заповедник продает экскурсионные путевки на Фуругельма и также имеет с этой деятельности дополнительный доход.

«Большой популярностью у туристов пользуются экскурсии на остров Фуругельма. Там расположена батарея береговой артиллерии № 250. Это единственное фортификационное сооружение у нас, которое принимало участие в военных действиях. Благодаря тому, что она в заповеднике, она хорошо сохранилась. Это пользуется популярностью. Но мы стараемся не загружать заповедник людьми. На остров люди попадают на лодках компаний, с которыми у нас заключены договоры на проведение наших экскурсий. Любое посещение заповедника только по разрешению администрации. Все лето на Фуругельма жил экскурсовод. Режим заповедника разрешает купание людей. Это известно, что все едут в заповедник, чтобы искупаться», — прокомментировал Долганов.

Он отметил, что всего заповедник разработал 16 таких экскурсионных маршрутов, но не все пользуются популярностью у отдыхающих.

В целом, оценивая обращение своих бывших и настоящих подчиненных, Сергей Долганов сказал, что в этой информации «нет ни слова правды, все факты вывернуты наизнанку и искажены».

Полная версия сайта