Новости Владивосток

Юная актриса Анфиса Черных: «Когда я смотрю в глаза Хабенскому, у меня в душе играет музыка» (ФОТО)

Кинофестиваль Pacific Meridian посетила 17-летняя российская актриса Анфиса Черных. Владивостокским  зрителям она представила фильм «Географ глобус пропил», который одержал победу в этом году на «Кинотавре». В интервью корреспонденту VL.ru юная артистка рассказала о своей работе с Константином Хабенским, о том, как съемки изменили ее жизнь и характер, и как нужно правильно читать Ницше.

Анфиса, это не первый кинофестиваль, который ты посещаешь?

С фильмом «Географ глобус пропил» первый фестиваль  был, конечно, «Кинотавр». Там мы были основным составом съемочной группы. И нас страшно колотило. По правилам «Кинотавра» за один фильм можно получить не больше двух наград. А нам дали четыре. В том числе гран-при. И помню и не помню свои ощущения - у меня каблуки подворачивались, коленки тряслись, зубы не сходились. Это было безумно.

Как вчера прошло представление фильма владивостокскому зрителю?

Я не профессиональная актриса, но для артистов не важно, выходишь ты перед большой публикой или перед двумя людьми. Их состояние напрямую связано с реакцией публики. И я перед представлением фильма на «Меридианах...» волновалась. Но мне вчера было очень приятно — входишь в зал и люди на такой легкой ноте - сидят, ждут. Это всегда чувствуется — в каком настроении зал.

Можешь как-то презентовать себя? С чего началась твоя карьера? 

Мне 17 лет, я учусь в профессиональной школе при «Щепке». Все началось с того, что когда мне было 11 лет я попала в полнометражный проект Бориса Грачевского «Крыша». Дело в том, что Грачевский со своей бывшей женой жил прямо рядом с моей школой и часто снимал «Ералаш» именно у нас. Когда приезжала съемочная группа, дети на это спокойно реагировали. И как-то во время такой съемки, Грачевский прошел по классам и пригласил на пробы фильма «Крыша» всех желающих. У меня тогда не было опыта выхода на сцену кроме выступлений в музыкальной школе — я виолончелистка. Но в кино я ничего не умела. Но так получилось, что я прошла все 12 туров. И меня выбрали из пяти тысяч девочек.

Как думаешь, почему тебя выбрали?

Я не могу думать об этом, это на уровне ощущений. Наверно, фактура, внутренняя энергетика привлекла. Хотя я с детства была очень живая, говорливая, "мочила корки", пародировала Гурченко. Это был прекрасный опыт. В фильме у меня были очень звездные родители — Мария Шукшина и Валерий Гаркалин. Мне было 11 лет, все было неосознанно. Никакой внутренней работы на площадке, конечно, не было. Это была такая  веселуха для меня. Потом я на кино "подзадвинула". Потому что я всегда была отличницей и решила, что буду поступать на экономический или ин.яз, на что-то стабильное. Но после «Географа» все изменилось.

Как попала в «Географа»?

Тоже через кастинг. Тогда режиссером был еще Валерий Тодоровский, потом он стал продюсером. Мне сказали: «Мы вам позвоним». Но когда три месяца тебе не звонят, то все понятно. Когда же вернулась, поменялся режиссер, Александр Велединский меня пригласил и мы с ним очень долго беседовали, он меня изучал как человека. Я нашла в нем друга. Я очень его люблю, это великая душа. Вообще, по идее, моя героиня из «Географа» Маша Большакова должна быть блондинкой с голубыми глазами. Совсем не как я. Типаж есть типаж и  против него идти не надо, я это понимала. Но меня выбрали. И до сих пор я не могу поверить, что со мной все это произошло. Это был потрясающий период моей жизни, к которому я периодически возвращаюсь. Прошу даже совета внутри себя, возвращаясь к картине.


Нельзя не спросить о работе с Хабенским. Что почерпнула для себя — как от профессионала  и человека?

У меня нет слов в лексиконе, чтобы описать, насколько это было важно и трепетно для меня. Я обожаю Константина Юрьевича. Он очень многому меня научил. Когда я смотрю в глаза Хабенского, у меня играет музыка в душе, я обретаю гармонию. Этот человек, глядя на которого мне становится хорошо. Я помню, когда у были меня пробы, я заходила в комнату, зная, что мне сейчас предстоит играть с ним любовь, меня колотило. Но когда я зашла в комнату, я увидела не артиста Хабенского в блестках, стразах и на пафосе, а душевного, открытого с проницательными глазами человека. Весь страх ушел и мы сделали очень хорошие пробы. Как партнер он великолепен — он тебя, направляет, вытягивает, подсказывает, он даже глазами координирует твои эмоции и действия. Он работает на площадке, импровизирует, предлагает решения, думает над ролью, чувствует, через себя все пропускает. Артист, который имеет звания, заслуги, славу и в то же время сохраняет в себе то, ради чего мы собственно пришли на эту землю — внутренний огонь и доброту. Я надеюсь, что у меня тоже так получится.

Переживания взрослого  мужчины в кризисе среднего возраста, его проблемы с женой и возникшие  чувства к молодой девушке  — научила ли тебя чему-то эта  история, когда ты стала ее частью на съемках?

Наверно, на подсознательном уровне какие-то моменты осели и если со мной что-то подобное будет происходить, я, возможно, вновь внутренне вернусь к картине. Но то, что я в принципе поняла за свои 17 лет и картина этому очень способствовала — нужно всегда оставаться человеком. Мы часто об этом забываем и перестаем в это верить. Потому что когда ты становишься человечным, добрым и открытым, становишься уязвимым и обжигаешься. У человека появляется блокировка, цинизм, холод и он закрывается, становится сволочью и всю жизнь живет в коконе. Я поняла, что если ты обжегся, нужно очистить себя, простить и пойти дальше, потому что душа всегда притянет душу.

Взаимоотношения взрослого женатого мужчины и школьницы  — это «неправильно» по понятиям общества. Для тебя понятия правильно  и неправильно существуют?

Для меня не существует таких понятий. Мне очень не нравится, когда мне говорят: это правильно, а это — нет. Я не понимаю, что это значит? Что хорошо для одного, то может быть губительно для второго. Я просто знаю, когда по жизни есть ощущение — я делаю то, что надо. При этом может это совсем не то, я ведь не зарекаюсь. Особенно когда мне кто-то говорит: ты поступила настолько неправильно... Я говорю, ну как так — мы все в мире равны, как вы мне можете говорить, что это неправильно. Так что я не буду говорить, что взаимоотношения школьницы и географа — это неправильно. Я не знаю. Это так как есть.


Смогла ты лучше себя понять на съемках, найти себя?

Мне первый раз задают такой вопрос. Но это на самом деле важно. Да. Ведь я не знаю, кто я есть, я не знаю ничего про себя. Я могу себя в каких-то моментах попытаться прочувствовать, понять. В разных ситуациях я - разная, с разными людьми — тоже. Даже когда одна нахожусь, я могу себя ненавидеть, могу хвалить. Раньше я была очень говорливая, общительная. А моя героиня — Маша — молчаливая, сдержанная, вечно в себе. Она сама не понимает свое чувство, и борется с ним, и хочет ему отдаться. И эта вся гамма — внутри. Это самое сложное — играть спокойных персонажей, у которых внутри вулканы. И я помню, что на площадке мне было очень тяжело — набрал состояние, и тут начинаешь смеяться, шутить, хохмить и сразу все теряешь. Конечно, такие артисты как Хабенский могут себе это позволить, я — не могу. Причем атмосфера такая на площадке — все такие юмореллы, такая отличная группа, все позитивно и прекрасно. А ты в кадре — другая. И меня очень долго шпиговали: «Анфиса, не смеяться!», «Анфиса, соберись, спокойно, перестань». И я думала: «Господи, какой кошмар, у меня нет ничего общего с моей героиней». Постоянно ты в каких-то ежовых рукавицах, каких-то оковах.

А под конец проекта мне настолько  понравилась ее чувственность. И  поначалу я сопротивлялась, потому что у меня амплуа разбитной дебоширки, а тут такая молчаливость, томность, вся как из воздуха. И под конец это как-то вытащили из меня. И я поняла: господи, какая я дура — это все во мне есть, просто оно такое сокровенное, за маской. И у меня был период, когда мне показалось, что она — это я, а я — она. И я вернулась в Москву после съемок и еще долго выходила из этого состояния. На меня все друзья и родственники смотрели: «Анфиса, это ты? Очнись!».

Скучаешь по Маше?

Да. Честно — очень иногда скучаю и часто возвращаюсь к ней. Понятно, что это кино хорошее  и все, что сейчас происходит с  нами - здорово. Мы безумно рады, что дотронулись до зрителей — это самое ценное. Но и для себя я очень рада, что это случилось со мной, потому что у меня внутри остался огромный отпечаток, который для меня важен.

Повзрослела после съемок?

Да, однозначно. Я помню наш последний съемочный день. Мы стояли втроем — Хабенский, Велединский и я. Они так переглянулись, кивая на меня - «ну, посмотри, посмотри на нее». И не только они это заметили.

В одном из интервью говорила, что в 11 лет после съемок «Крыши»  словила звездную болезнь? Как тогда с этим справилась и как сейчас не заразилась?

У меня была детская неустойчивая психика. За мной каждый день приезжал водитель, меня везли до площадки, там  — грим, костюм, «Анфисочка, чаю-кофе?», все вокруг меня прыгали. И, в определенный момент, я подумала: «Господи, да я звезда!». Но потом проект кончился, начались будни, школа, трудности. И я поняла, что никакая я и не звезда. Было больновато ощущать, что ты совсем не то, что тебе показалось. А после «Географа» мне, наоборот, говорят, что я стала скромнее и сдержаннее. Это для меня странно, но это приятнее, чем если бы мне сказали, что я словила звезду.

А амбиции сейчас есть?

Есть, но мне кажется, что они очень здоровые. У меня нет убеждения, что я должна многого добиться, пройти по головам, все должны падать мне в ноги и я все могу. Я очень хочу постигать профессию, постигать ремесло. Безумно мечтаю поступить в театральный вуз, я уже начала готовить программу. Я нахожусь в стадии азарта — раскрыть себя как артистку. И, конечно, донести это до людей, дотронуться до сердец. Я не знаю, получится у меня или нет. Но я очень в это верю. У меня даже язык не может выговорить работу артиста как «работу», потому что для меня работа - это что-то механическое, официальное, грубое, холодное. А актерское мастерство - это чувства, душа, твой порыв, полет.

 У тебя хорошая поставленная речь, ты много читаешь? Что можешь выделить?

Сейчас у меня очень насыщенная жизнь, я еще снимаюсь, плюс последний год в школе, подготовка к ЕГЭ — это тоже очень важно. Но я люблю читать и как только появляется время, всегда читаю. Я люблю разную литературу. Из русских классиков точно могу сказать, что Чехов — мой фаворит. Я обожаю его язык, его ход мыслей. Посоветую всем почитать Фридриха Ницше. Он очень отвлекает тебя, уносит в какую-то другую галактику, другое измерение. И считаю, что самое главное при прочтении его слов — не думать. Когда начинаешь думать, сразу все стирается и забывается. Его нужно впускать в одно ухо, выпускать в другое. И у тебя остается легкий осадок, шлейф. И это что-то потрясающее, это мне безумно нравится. Ницше нужно просто плавно впускать в себя.

Решив стать актрисой, стала больше смотреть кино, ходить в театр?

Больше не стала. Я обожаю ходить в театр, раза три в неделю посещаю. Но не потому, что надо, а потому, что мне это безумно нравится. Не проходит у меня этот трепет — когда выключается свет и ты ждешь, что же сейчас будет. И не важно, провальная будет постановка или нет.
У меня нет ощущения, что ты будешь тем лучше, чем больше будешь читать, смотреть. Эта подпитка, безусловно, нужна. Но я всегда выберу подумать и почувствовать внутри себя, чем ходить и каждый день смотреть с толпой, то, что все смотрели, чтобы, не дай бог, в разговоре не попасть впросак.
А про кино — я обожаю советские комедии. Конечно, это так глупо  и нелепо звучит. Но у меня вызывают колоссальные эмоции «Иван Васильевич меняет профессию», «С легким паром», «Служебный роман». Эти картины, я считаю, просто мировые — их смотришь и глаз радуется.
А так — очень люблю Ларса Фон Триера. И «Антихрист» - один из последних фильмов, который меня буквально до трясучки довел. Причем там нет убийств, пистолетов, взрывов. Я имею ввиду внутреннее переживание.

Тебе есть о чем  поговорить с одноклассниками, сверстниками?

Да, есть. Я очень открытый человек. Я очень люблю своих одноклассников. Вообще я люблю людей. Люди — прекрасны  по своей сути. Конечно у меня есть друзья сверстники, мы спокойно общаемся, любим друга. Хотя, конечно, подавляющее большинство моего окружения — это люди старше меня, мне интересен их опыт, мне с ними интересно. Но возраст — это вообще условно.

 — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru
 — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru
Полная версия сайта